Глава Беаалотха — Мы помнили ту рыбу…

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

305

«А сброд, который среди них, стал выказывать прихоти, и вновь заплакали также сыны Израиля и сказали: Кто накормил бы нас мясом! Мы помним рыбу, которую ели в Египте даром, огурцы и дыни, и зелень, и лук, и чеснок. А ныне душа наша высохла, нет ничего; один лишь ман (видят) наши глаза!» (Бемидбар, 11:4-6)

В Новардоке говорили: учащийся ешивы садится в повозку, которая отвезет его в ешиву. О чем он думает? О чем думает извозчик, и о чем думает лошадь?

Юноша думает о духовном подъеме, который ожидает его в ешиве, о том, что будет строить и прокладывать себе путь в Торе: «Велика Тора, которая дарует жизнь занимающимся ею в этом мире и в будущем» (Авот, 6:7). Он надеется все больше и больше расти в Торе.

Извозчик думает об оплате, которую получит, что сможет купить на эти деньги еду и одежду своей семье, и надеется, что сможет продолжать зарабатывать на хлеб, будучи здоровым, и чтобы, не дай Б-г, не прекратился источник его заработка.

А лошадь? Лошадь думает только об одном: вернуться вечером в конюшню и зарыться с головой в кучу овса. И молится лишь о том, чтобы извозчик стегал ее кнутом нечасто, и не очень сильно…

О чем здесь говорится? О том, что чем более велик человек, чем более духовно высок, тем более велики и высоки его понятия, тем более возвышенны его желания:

бен Тора стремится к жизни в свете Торы и желает духовно расти. Извозчик думает о достаточном заработке, а лошадь – только о мешке с овсом, и все ее желания – чтобы ее не слишком сильно били.

Хафец Хаим рассказывал, что, когда русского царя свергли с престола и арестовали, над ним издевались и морили голодом. В газетах злорадствуя писали, что он обратился к тюремщикам с просьбой добавить еще две картофелины в день. Какое крайнее противоречие с роскошной, полной физических удовольствий, жизнью царского двора! Скажи мне, о чем ты мечтаешь, и я скажу тебе, в каком положении ты находишься…

Мудрец рав Хаим Брим в свое время просил у Хазон Иша совета, как преодолеть любовь к пище. Вот, что интересовало бен Тора в то время! Сказал ему Хазон Иш: «Совета у меня нет. Но, знаешь, мне не верится, что автор “Кцот а-Хошен” получал удовольствие от запеканки!» Его Тора настолько сладка, что все остальное меркнет по сравнению с ней, теряет значение!

Известно, как автор «Хидушей а-Рим» объяснял стих: «Сказал Всевышний Моше: Вот, Я посылаю вам хлеб с неба. Пусть народ выходит и собирает, сколько нужно на день. А Я проверю, будут ли они соблюдать Мою Тору, или нет» (Шмот, 16:4).

Мы знаем, что ман мог быть любого вкуса — в зависимости от желания человека.

Как это замечательно! Весь день можно этим заниматься! Давайте посмотрим. Человек благословляет «Выводящий хлеб с Небес» (это благословляли на ман) и пробует. Ах, вкусно! «Как лепешка с медом» (см. Брахот, 57б).

А теперь давайте представим себе вкус шоколадно-ванильного мороженого. Молочного, конечно. Как вкусно! А теперь усовершенствуем: шоколадное – с грецкими орехами, а ванильное – с вишенками. Замечательно! Теперь ванильное превратим в банановое… М-м-м… не очень-то. Добавим засахаренных орешков. Ничего себе, но лучше вернемся к ванильному. Может, добавить фисташек?…

Ай-ай-ай, чем голова занята!

Автор «Кцот а-Хошен» не посвящал этому и капли мысли. Ел, насыщался, благословлял после еды и продолжал учиться, поскольку Тора была ему слаще меда и нектара!

«А Я проверю…» – посмотрю,  где их голова… «будут ли соблюдать Мою Тору…». Будет ли их голова в Торе или во всевозможных вкусах мана?

Вы знаете, каким было самое первое наставление мусара в мире?

«Где ты?» Целая речь – из двух слов! Но сколько в них заложено, целый мир….

«Воззвал Всевышний к человеку и спросил его: где ты?» (Берешит, 3:9). «Мидраш Раба» комментирует: каким же ты стал? Вчера слушался Меня, а сегодня – змея? Вчера ты был размером от одного конца мира до другого (см. Санедрин, 38б), а теперь спрятался «среди деревьев райского сада» (Берешит, 3:8)?

До греха человек дал имена всему сотворенному, он понимал суть и цель творения каждого живого существа! А теперь весь его духовный размер съежился до размера дерева, все, что его интересует – это плод дерева? Как же он так уменьшил себя!

Поколение Знания, поколение, получившее Тору, и их интересует – «кто накормит нас мясом»? Весь их плач – «мы помним ту рыбу»? Лук и чеснок? Стоит ли удивляться, что «возгорелся гнев Всевышнего чрезвычайно, и плохо было Моше»?

Ну, а мы? Что нас интересует?
К чему мы стремимся, о чем вспоминаем?

Перевод: г-жа Лея Шухман


https://www.beerot.ru/?p=71210