Глава Пинхас — Зажги свечу, и посвети себе сам!

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

665
зажги свечу и свети

«Пусть страна будет разделена для этих (колен) на уделы…» (Бемидбар, 26:53).

Как-то раз я летел в Швейцарию, собирать деньги на учреждения Торы. Стою с чемоданами в аэропорту, в очереди на проверку багажа, а рядом со мной – пожилой еврей из Бней-Брака. Я его узнал. Еврей прежних времен, из колеля работающих людей. Что ему делать в Швейцарии? Кроме одной цели… Так что я спросил с опаской: «Что, проблемы со здоровьем, не дай Б-г?» «Нет, слава Б-гу, все в порядке».

Если так – зачем еврею оставлять Святую Землю, в которой есть все, что пожелаешь, и ехать на чужбину?

Я не удержался, спросил его.

«Я слышал, — ответил он, — что рав Шимшон Рафаэль Гирш, главный раввин Франкфурта, так тяжело трудился, что дошел до изнеможения, и ему пришлось поехать на отдых в Швейцарию, в Альпийские горы. Когда он вернулся, сказал: “Когда человек после ста двадцати лет попадет на Небеса, Всевышний спросит его: “Сынок, а в Моей Швейцарии ты бывал?””

Ведь ради кого были созданы эти высокие заснеженные горы, эти чудесные сосновые леса, этот свежий и прозрачный воздух? Ради того, чтобы люди получали от них удовольствие, и благодарили и прославляли их Создателя».

«Вы видите, — подытожил мой знакомый, — у меня уже вся борода поседела. Скоро нужно собираться в последний путь… Так я решил – пусть у меня будет ответ на этот вопрос!»

Я не хотел портить ему отпуск, так что не стал напоминать слова Гемары (Кидушин, 40б), что первым делом человека спрашивают о том, сколько Торы он успел выучить. И что среди первых шести вопросов, которые ему задают (см. Шаббат, 31а), Швейцария не появляется. И среди четырех вопросов, которые его спрашивает ангел смерти перед тем, как забрать его душу [трактат «Хибут а-Кевер» (т. е. удар, наказание могилой), гл. 4] – тоже.

Все же я спросил его: «Смотри, даже на заповедь Торы человек не обязан тратить более пятой части своего имущества. А тут – сколько ты тратишь!»

«Ничего страшного, — говорит он, — это за счет детей!»

Я удивился: взрослые женатые дети с трудом справляются с расходами на свои большие семьи. Откуда у них деньги оплатить отпуск отца? Все ведь знают поговорку: «Один отец может прокормить десять детей, а десять детей не могут прокормить одного отца…»

Кстати, один их великих мудрецов сказал, что на любую истинную поговорку есть намек в Торе (см. Бава Кама, 92а). Вот и на эту есть намек.

Когда Биньямина обвинили в краже серебряного кубка и хотели взять в рабство, Йеуда стал защищать его: даже если ему и полагается наказание, но «у нас есть старый отец… если он увидит, что нет с нами юноши, — умрет с горя. (И получится), что мы, рабы твои, свели нашего престарелого отца скорбящим в могилу… как я возвращусь к отцу, если юноши не будет со мною? Да не увижу я страданий, которые обрушатся на отца!»

Непонятно, почему Йеуда упомянул здесь престарелого отца, у которого может случиться инфаркт от горя. Ведь у Биньямина на тот момент было десять детей (Берешит, 46:21), если они увидят, что отец не вернулся, – они не умрут с горя?

Это и есть доказательство, что отец может умереть, если что-то случилось с сыном, а сыновья не умрут, если что-то случилось с отцом…

Так сказать, что дети оплатили ему отпуск? Очень странно…

«А, — сказал он, — я имел в виду, что из-за того, что я потратил на отпуск, им меньше достанется в наследство…»

Я восхищенно сказал: «Точно, как сказал Хафец Хаим!»

Как он обрадовался, услышав, что Хафец Хаим имел в виду то же самое!

Мне это напоминает историю, как великий гаон рав Айзик Хариф рассказал одному человеку очень глубокий комментарий на какое-то место в Торе.

Я не очень уверен, что тот понял всю глубину идеи, но обрадовался: «Вот и я то же самое сказал! У нас с равом одна и та же голова!»

Рав согласился: «Верно. И эта голова – у меня».

Так и здесь… Все же, он попросил узнать, что именно говорил Хафец Хаим. Я рассказал ему, что один богач как-то пришел к Хафец Хаиму. Рассказал, что у него шестеро детей, и в своем завещании он разделил наследство на семь частей. Каждому ребенку, и еще одну часть – ешиве в Радине, которую основал Хафец Хаим. Так что он просит, чтобы, когда придет время, Хафец Хаим поучил бы Мишну за возвышение его (богача) души.

Богач был уверен, что Хафец Хаим будет рад такому решению и осыплет его благословениями (кстати, сам Хафец Хаим рекомендовал поступать именно так – см. «Хомат а-Дат», гл. 19, «Шем Олам», гл. 1, врата «а-Хафец», 87 и др.). К его удивлению, Хафец Хаим выразил свое недовольство. «По поводу пожертвования на ешиву – зачем ждать, пока придет твое время? Дай сейчас. А поводу учебы мишны – зачем тебе полагаться на мою учебу? Учи сам, пока есть время!»

Так что вы видите, Хафец Хаим тоже считал, что можно дать детям наследство поменьше. Он, правда, говорил не об отпуске в Швейцарии, а о цдаке и поддержке Торы.

Ну, небольшая разница, чего уж там…

Расскажу вам историю об одном еврее, который вырастил замечательную семью. Удостоился женить всех детей достойно, и радоваться внукам. Когда почувствовал, что силы иссякают, позвал старшего сына и спросил: «Пока я еще был в силах, я очень много трудился ради тебя. Вскоре меня призовут в лучший мир, что ты тогда сделаешь ради меня?»

Сын взволнованно ответил: «Не переживай, дорогой отец! Каждый день буду учить ради тебя главу Мишны!»

Позвал второго сына, спросил, что тот будет готов сделать ради него. Тот ответил: «Я открою кассу беспроцентных ссуд (гмах), названный твоим именем. Все ссуды, все добрые деяния будут заслугой тебе».

Третий сын пообещал учить каждый день лист Талмуда. Остальные дети пообещали ежедневно учить алахот — законы злословия, и страницу «Мишна Брура», и книгу «Ховот а-Левавот», еженедельно заканчивать книгу Теилим, читать «Перек Шира», «Парашат а-Ман» и т. п. В общем, большое имущество набралось.

Позвал он младшего сына, и тот сказал: «Идем, отец, я покажу тебе, что я приготовил для тебя». Старику стало любопытно. Он взял трость и пошел вслед за сыном. Сын же пришел ко входу в темный подвал. Интересно, что он там спрятал.

Сын зажег свечу и предложил отцу: «Пожалуйста, спускайся первый». В знак уважения.

Отец стал спускаться, а сын – за ним, со свечой.

Однако темнота стала сгущаться, и тело отца заслонило свет свечи, которую держал сын сзади.

Старик проворчал: «Я ничего не вижу, иди сюда и посвети мне спереди!»

Ответил сын: «Дорогой отец, я же в знак почета иду сзади тебя».

«Чем мне поможет почет, если я ничего не вижу и могу споткнуться!»

«Что ж, тогда давай вернемся на свет», — сказал сын.

«Но ведь ты хотел мне что-то показать?» – удивился отец.

«Я уже показал тебе», — ответил сын. Они вышли на воздух, и сын объяснил: «Понимаешь, отец, конечно же, после ста двадцати, мы все окажем тебе великий почет заповедями и учебой Торы, как сказано: “заповедь – свеча, а Тора – свет”. Но почему ты ждешь, пока мы будем светить тебе сзади? Зажги свечу, и посвети себе сам! Ведь ты еще в силах сам учить Мишну, и лист Гемары. И у тебя есть достаточно денег, чтобы заниматься благотворительностью – давать цдаку, поддерживать изучающих Тору и открыть гмах

О чем тут речь идет?

В нашей недельной главе говорится о разделении наследства. Меня как-то спросили, почему по закону Торы дочь получает наследство только в случае, когда у нее нет братьев. И почему первенец получает вдвое больше, чем остальные братья – кроме как в случае, если отец оставил при жизни завещание, в котором разделил свое имущество по своему желанию, и стоит посоветоваться с раввином, который разбирается в этих делах.

Я ответил так: нужно вообще разобраться, что собой представляет понятие «наследство». Нам это кажется простым и ясным, поскольку мы привыкли к этому. Однако, в соответствии со здравым смыслом – почему, собственно, потомки человека должны пользоваться имуществом, над которым они не трудились и не зарабатывали? Почему бы не отдать его всему обществу – например, властям или нищим? К примеру, царь прокладывает дороги, строит мосты, содержит армию. Вместо того, чтобы залезать в карманы поданным и брать с них налоги, пусть берет наследства, над которыми люди не трудились. Разве это не было бы правильно?

Вопрос, а?

Ответ же заключается в том, что каждый человек послан в этот мир для определенной миссии, и получает средства для ее выполнения. Как сказано в Гемаре (Нида, 16б), что прежде, чем человек приходит в этот мир, ему определяется, будет ли он умным или глупым, богатым или бедным, сильным или слабым. И с помощью этих средств-способностей он должен увеличивать Славу Небес, ради которой мы и созданы (Авот, в конце): «Благословен Б-г наш, Который создал нас ради Славы Своей». Если же человек не выполнил свое предназначение до конца, оно передается его сыновьям.

Например, мы находим в книге пророка Йермияу (комм. Абарбанеля), что первосвященник Хилкияу обнаружил в Храме, что свиток Торы в Святая Святых был открыт на описании изгнания, чтобы предупредить царя Йошаяу об этой угрозе (см. Мелахим 2, 22). И его сын, Йермияу, завершил его миссию, постоянно предупреждая о грядущем разрушении Храма. Поэтому и царская власть передается по наследству, как сказано (Дварим, 17:20): «Чтобы продлились его царство и царство его потомков над Израилем». И должность первосвященника передается по наследству, и любая другая власть, и общественные должности (если потомки достойны их; Шофтим, 162, Тосафот в Сота, 41б).

Точно так же и богатство – его предназначение увеличивать Славу Небес посредством благотворительности, милосердия и поддержания Торы.

Оно дается человеку, чтобы он пользовался им (для этих целей) при жизни. Поэтому и сказано в трактате Гитин (47а), что Рейш Лакиш оставил после себя меру куркумы, и сказал о себе: «Оставят другим достояние свое» (Теилим, 49:11). Ведь если оно дано ему – дано для пользования. А если он не использовал по предназначению все до конца – его сыновья выбраны продолжить его путь. И в особенности – первенец. А дочь помогает своему мужу в выполнении его предназначения, и не связана с предназначением отца, кроме случая, если у нее нет братьев.

Это очень просто.

Но все это лишь в случае, если покойный не использовал все свои инструменты на лучшее, и наверняка с него спросят об этом на Высшем Суде – почему он не сделал этого, пока еще мог, почему не занимался сам реализацией своего предназначения и возвышением своей души!

Перевод: г-жа Лея Шухман


https://www.beerot.ru/?p=71853