Глава Цав — Природа человека

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

631
подарка

«Сказал Всевышний Моше: “Повели Аарону и его сыновьям: вот закон о жертве всесожжения”» (Ваикра, 6:1-2).

Пишет Раши: слово «Цав» — «Повели» – означает «поторопи», сейчас и на все поколения. Сказал раби Шимон: больше всего Тора должна поторапливать там, где есть финансовый убыток. Пишет «Сифтей Хахамим», что в жертве всесожжения нет убытка, а просто нет дохода коэну. Ведь от всех жертв он получает какую-то часть, а жертву всесожжения сжигают на жертвеннике целиком.

И все это совершенно непонятно: разве Аарона, о котором сказано «свят для Всевышнего», нужно поторапливать, чтобы принести жертву Творцу? Что, если он ничего от нее не получит – уже будет лениться?!

С другой стороны, Тора свидетельствует, что Всевышний вывел нас из Египта «с мелким и крупным скотом, в очень большом количестве» (Шмот, 12:38). Об этом пишет Нацив («а-Эмек Давар», Шмот, 9:5): когда египтяне узнали о предстоящей казни мором скота, они продали евреям свой скот за очень низкую цену.

Более того, Тора запретила есть «мясо вожделения» в пустыне, и тот, кто хотел поесть мяса, приносил мирные жертвы и ел мясо жертвы, как объясняется в трактате Хулин (16а).

Если предположим, что в пустыне было примерно шестьсот тысяч семей, и каждая семья ела мясо раз в неделю (ведь жертву нужно было съесть за два дня), получается, что коэны приносили по сто тысяч жертв в день. [Даже если это предположение сильно завышено, ведь еда мана была полностью достаточной, и включала в себя почти все желанные человеком вкусы. И даже если семья приносила одну мирную жертву в год, то приносилось чуть меньше двух тысяч жертв в день. Для каждого коэна было, мягко говоря, достаточно мяса.] Из каждой жертвы коэн получал грудину и бедро. А сколько коэнов было на тот момент? Трое: Аарон, Эльазар и Итамар. Позднее присоединился Пинхас. Они возвращались в свои шатры с тридцатью тысячами грудинок и голеней [части коэнов в мирных жертвах]. И все это – не считая мяса самых святых жертв (кодшей кодашим), которое ели во дворе Шатра Встречи, повинных жертв, в которые приносили скот и птицу, общественных мирных жертв, хлебов благодарности и остатков менахот, да еще и мяса первенцев…

И если у него будет часть в жертве всесожжения, это будет для него стимулом принести ее, чтобы получить еще одну грудину и бедро?

И ответ – да, именно так.

Мы уже множество раз говорили, что мы и представления не имеем о святости Аарона и высочайшем духовном уровне прежних поколений. Об этом сказано в трактате Шаббат (112б), что первые поколения подобны ангелам, а мы подобны ослам. Однако Тора дана нам, чтобы учиться. Поэтому она учит нас, что человеку нельзя полагаться на свой высокий духовный уровень, на свои достижения и на духовный уровень своих воспитанников, и нужно знать, что ему следует предложить – вместе со служением Творцу – также и «грудину и бедро». Как бы они ни были второстепенны и незначительны. Ведь такова природа человека!

Приведу вам доказательство этому, и еще одно, и еще одно.

У Эйсава было огромное количество крупного и мелкого скота. Мы даже видим, что ему пришлось уйти из земли Израиля, чтобы прокормить весь свой скот (Берешит, 36:6-7). Он собирает четыреста человек, чтобы уничтожить Яакова со всеми его детьми. Если ему удастся это сделать, весь скот Яакова и так перейдет к нему. А чем Яаков «покупает» его? «Двести коз и двадцать козлов, двести овец и двадцать баранов» (Берешит, 32:15). Чем уж они важны, зачем они ему нужны, он ведь и так собирается захватить все имущество Яакова?

Но это природа человека. Его душа умиротворяется мелким подарком, даже если он ему и не нужен.

Йосеф правит всем Египтом, и собирает в нем все золото и серебро мира (Псахим, 119а). Он обвиняет братьев, что они – шпионы, и арестует Шимона, чтобы они привели ему Биньямина.

Что советует им наш праотец Яаков? «Привезите дар этому человеку: немного бальзама, немного меда, благовония и ладана, фисташек и миндаля» (Берешит, 43:11).

Такими мелочами можно подкупить сердце заместителя царя?!

Но это природа человека. Его душа умиротворяется мелким подарком, даже если он ему и не нужен.

Шмуэль судит ведь народ Израиля, о нем сказано, что он равноценен Моше и Аарону, вместе взятым. Когда царь Шауль приходит, чтобы услышать из его уст слово Творца, он находит у себя зуз, четверть серебряного шекеля, чтобы дать Шмуэлю в подарок. Пишет Ральбаг (Шмуэль 1, 9:8): «Стоило бы спросить, что это за дар тому, кто был правителем всего Израиля?» Тем более, как говорят наши мудрецы, Шмуэль не соглашался получать никакой выгоды от людей! Отвечает Ральбаг: «Это был лишь дар, который помогал пробудить пророка, чтобы он сосредоточился на деле дающего и получил пророчество об этом деле».

Неужели это ответ на вопрос?

Да. Это природа человека. Его душа умиротворяется мелким подарком, даже если он ему и не нужен.

А поскольку так, то даже грудина и бедро, которые тебе не нужны, и которые в любом случае будут сожжены как не съеденные вовремя, представляют собой стимул. А если их нет – уже нужно поторапливать. Даже Аарона, святого для Творца!

А уж тем более – нас…

Пишет Рамбам (в предисловии к главе «Хелек»): «Обрати внимание, когда ребенка приводят к учителю учить Тору, для него это – великое добро, ведь так он сможет достичь совершенства. Но он, по своему малому возрасту и неразвитому разуму, еще не понимает этого добра и совершенства, которое достигнет с помощью его. Поэтому учителю непременно придется соблазнять его теми вещами, которые ему нравятся в его возрасте. И он скажет ему: “Читай, и я дам тебе орешков и немного меда”. А когда он подрастет, поумнеет, и сладости уже не будут привлекать его, учитель скажет ему: “Читай, и я куплю тебе красивую обувь и роскошную одежду”».

А потом, продолжает Рамбам, когда одежда уже тоже не будет важна ему – интересно, в каком возрасте? – пусть учитель скажет ему: «Выучи эту главу, этот отрывок, и я дам тебе динар-два».

А когда он еще подрастет, и поймет, что и деньги не представляют собой ценности – еще интереснее, когда дорастают до этого понимания? – то пусть учитель скажет ему: «Учись, чтобы стать важным раввином и судьей, и люди будут уважать тебя и вставать перед тобой, как перед тем-то и тем-то»!

Конечно, это нежелательный путь, как сказано в Пиркей Авот (1:3): «Не будьте, как слуги, прислуживающие раву, чтобы получить награду», а также: «Не делай их (слова Торы) венцом, чтобы украшаться им, или лопатой, чтобы копать ею» (4:5). А в трактате Недарим (62а) сказано: «Пусть не говорит человек: “Я буду учиться, чтобы меня называли умным. Буду учить глубоко, чтобы меня называли раби. Буду учить еще лучше, чтобы стать мудрецом и сидеть в ешиве”. Учись из любви, а почет в итоге придет».

Что тут сказано? От нас требуется учиться лишь ради самой Торы, из любви.

Зачем же тогда добавляется «а почет в итоге придет»? Потому что такова природа человека: ему нужен стимул, даже, когда он делает все из любви.

А о чем речь идет? Не о том, о чем вы подумали. Конечно же, это относится и к преподавателям, чтобы они сопровождали учебу подходящими стимулами. И к родителям, чтобы награждали свои детей. Но в первую очередь – к мужьям: чтобы ценили вклад своих жен в их жизни, по-настоящему уважали своих жен и выражали это хотя бы маленькими подарками — знаками любви и внимания!

Перевод: г-жа Лея Шухман


https://www.beerot.ru/?p=64220