Глава Шмини — Не притворяться лучше, чем ты есть

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

762
притворяться

«Свинья для вас нечиста: у нее копыта раздвоены и расщеплены, но она не отрыгивает жвачку» (Ваикра, 11:7).

Сказано в главе Толдот: «Когда Эйсаву исполнилось сорок лет, он взял себе в жены Йеудит, дочь Беэри, и Босмат». Раши комментирует так: «Эйсав подобен свинье. Когда она лежит – протягивает свои копыта, мол, смотрите – я кошерная. Так и эти: воруют и грабят, а представляют себя порядочными людьми. Эйсав сорок лет похищал женщин у мужей и насиловал их, а когда ему исполнилось сорок лет, сказал: «Отцу было сорок лет, когда он женился, вот и я тоже…»

Сказано в Мишлей (27:19): «Как в воде – лицо к лицу, так сердце человека к человеку». Объясняется, что как вода отражает смотрящего в нее, так и человек чувствует по отношению к другому то, что тот чувствует по отношению к нему.

Известна история: великий рав Йосеф Хаим Зонненфельд самоотверженно боролся с влиянием антирелигиозно настроенных евреев, которые желали расширить и укрепить свое место в Святой Земле в целом и в Святом городе Иерусалиме в частности. Однажды к нему в дом ворвалась группа хулиганов, которые желали убить его (представителя рава Зонненфельда, Яакова Исраэля Де Хана, действительно убили). Рав встретил их невозмутимо и спокойно, объяснил им главные моменты своего подхода, и они вышли из его дома, не тронув его.

Остальные присутствующие не могли успокоиться: как это сердца этих злодеев перевернулись в одну минуту?

Сказал рав Зонненфельд:

— Я расскажу вам что-то, и вы все поймете. Я слышал от рава Нахума из Шадика, что в его городе назначили нового городского раввина, и тот пожелал познакомиться с членами общины. В том числе он спросил габая: «А кто человек, который сидит рядом со мной у восточной стены, на одном из самых почетных мест?»

Габай ответил: «Этот?! Да это же известный доносчик. Все трепещут перед ним и боятся смертным страхом. Из-за него многие потеряли свое имущество и даже свободу! А он, наглец, потребовал, чтобы его посадили у восточной стены и вызывали к Торе шестым (во многих общинах это считается самым почетным выходом к Торе)!»

Рав услышал это, стал расспрашивать и выяснять, и оказалось, что это правда. И тогда сказал габаю: «В ближайший Шаббат не вызывай его к Торе вообще!»

Когда подошла очередь «шестого», доносчик по привычке встал со своего места, и вдруг – другого человека вызвали к Торе.

Он не понял: «Что такое, это моя очередь!»

«Твоя очередь?! – ответил рав. —  Что тебе до святой Торы! Как отвратительный рот, который доносит на своих собратьев, может благословлять на чтение Торы? Уходи отсюда, нечистый! И не приходи больше в синагогу!»

Тот был ошеломлен, лицо его то краснело, то бледнело. В итоге он закричал: «Подождите-подождите, я вас научу уму-разуму!» – и вышел в гневе.

Все очень испугались. Сказали раввину, что он подвергает себя большому риску, тот негодяй еще может его убить! Рав успокоил их, и жизнь потекла по обычному руслу.

Через какое-то время рава пригласили на брит милу в одну из окрестных деревень – быть сандаком. Он поехал с двумя своими учениками. Неожиданно они увидели доносчика, который едет на лошади им навстречу. Ученики сказали об этом раву в большом страхе, но рав остался спокоен. Доносчик тоже увидел их и подстегнул лошадь. Рав приказал извозчику остановить коляску. Доносчик подъехал, спешился, подошел к раву и… попросил прощения за свою вспышку. Потом снова сел на лошадь и уехал.

Ученики были в полном шоке. А рав объяснил: «Когда я увидел его, я знал, что он вполне способен меня убить. Я стал думать, что делать, как спастись. И тогда вспомнил слова царя Шломо: “Как в воде – лицо к лицу, так сердце человека – к человеку”. Как я отношусь к другому, так и он – ко мне. И я сразу же стал стараться оправдать этого человека. Кто знает, какое воспитание он получил? Кто знает, сколько его обижали и унижали в прошлом, чем вызвали его злобу и ненависть к своим собратьям? Как жаль его несчастную душу, его пустую изувеченную жизнь! В тот же момент и в его сердце начались подобные размышления: “Ведь рав выполнил свой долг, он действовал ради Небес, защищал общину…” Сердце его смягчилось, и он попросил прощения!»

— Я повел себя точно так же, — подытожил рав Зонненфельд, — Они пришли, полные злобы и ненависти, с жаждой убийства. А я посмотрел на них с великой жалостью. Несчастные еврейские души, ошибающиеся и запутавшиеся, разожженные чуждым огнем, настроенные на ненависть и отторжение – как жаль их, бедных! И тогда – «как в воде лицо к лицу» – их сердца тоже перевернулись. Они не согласились со мной, так же, как я не согласен с ними, но их ненависть погасла и злоба утихла…

Еще рав Зонненфельд добавил, что абсолютно все идеи Мишлей имеют источник в Пятикнижие. Когда Яаков увидел Эйсава, который шел во главе четырехсот воинов, чтобы убить его, он поклонился ему семь раз, чтобы обуздать себя и свои чувства, «пока не подошел к брату» (Берешит, 37:3), пока не пробудил в его душе братские чувства, и тем самым привел к тому, что «Эйсав побежал к нему навстречу и обнял его». Пишет Раши, что известно правило: Эйсав ненавидит Яакова. Однако в тот момент он расчувствовался — в нем пробудилось милосердие к Яакову — и поцеловал его от всего сердца.

Когда это знают, сама собой поднимается молитва: «Спаси меня, пожалуйста, от моего брата, от Эйсава» (Берешит, 32:12) В наших святых книгах («Дегель Маханэ Эфраим», «Кдушат Леви» и др.) объясняется, что наш праотец Яаков просил спасения, чтобы ни крошки Эйсава не прилепилось к нему, не дай Б-г, ведь это даст Эйсаву власть над ним.

А что из Эйсава может прилепиться к нам? Что мы протянем копыта, говоря «мы чисты», в то время, как нечистота – внутри. Что будем притворяться большими праведниками, чем мы на самом деле.

Как сказано в «Берешит Раба» (65:16): «Сказал рабан Шимон бен Гамлиэль: всю свою жизнь я заботился и почитал своего отца…» – мы и представления не имеем, что заключено в эту фразу! Какое уважение к отцу, какая преданность! В Иерусалимском Талмуде заповедь почитания родителей определяется как «самая серьезная из заповедей». О раби Тарфоне, который так отличался в ней, сказали мудрецы, что он не выполнил и половины ее. А рабан Шимон бен Гамлиэль свидетельствует о себе, что выполнял ее всю жизнь! И вместе с тем, он продолжает: «…но не почитал его и на сотую по сравнению с тем, как Эйсав почитал своего отца»! Чем рабан Шимон бен Гамлиэль хуже Эйсава? Ничем, кроме одной детали: «Когда я обслуживал своего отца» – готовил ему еду, варил, жарил, пек и подавал ему – я делал это в грязной одежде, а когда отправлялся в путь, выходил в чистой одежде. А Эйсав, когда обслуживал своего отца, делал это только в царской одежде. Он говорил: “Почет моего отца – прислуживать ему лишь в царской одежде”».

И это все?! Только из-за этой детали он считает себя настолько ниже уровня Эйсава в почитании отца? В чем проблема – пусть тоже наденет роскошные одежды и поклонится отцу!

А ответ в том, что, если он так сделает – это будет лишь копирование, чисто внешнее действие. Это будет «протянуть копыта» и стать похожим на Эйсава, не дай Б-г!

Лучше во всем, что, конечно, не относится к однозначно вынесенному закону, быть на своем уровне, чтобы внешнее соответствовало внутреннему, как сказано о мудреце Торы (Йома, 72б)!

И еще на эту тему. Сказано в трактате Хулин (105а): «Сказал Мар Уква: Я в этом вопросе по сравнению с моим отцом, как уксус по сравнению с вином. Когда он ел мясо, он потом не ел сыра в течение суток. А я жду лишь от трапезы до трапезы». Это и есть источник закона, что нужно ждать шесть часов после мясного, чтобы поесть молочного – от трапезы до трапезы.

Нужно понять: по всем мнениям, его отец очень сильно устрожал. А что, тот, кто не сильно устрожает, уже подобен уксусу, он уже испорчен? Если это верно, пусть бы сам Мар Уква тоже ждал сутки. Что, так уж ему хотелось сыра, что не мог удержаться?

Однако Мар Уква знал себя и свой уровень.

Иначе будет как в той истории: жил-был один нищий. Много было нищих, все обивали пороги, вымаливая копейки, и еле-еле удавалось набрать на кусок хлеба. А наш нищий жил себе неплохо: ему хватало и на хлеб, и на масло. Конечно, от богатства он был далек, но жаловаться не на что. Даже откладывал пару копеек на черный день.

Однажды жена спросила его, в чем секрет его успеха, и он рассказал ей: невозможно ведь обойти все дома в городе. Его друзья идут из дома в дом, стучат в каждую дверь, просят, им дают. Копейка тут, копейка там. А он – не так. Он ходит только по домам состоятельных и богатых людей!

«Откуда тебе знать, кто богат?» – удивилась жена.

Он ответил: «У меня есть отличная примета: у бедных мезуза покрыта домиком из ржавой жести, явно стоит не больше копейки. У состоятельных – домик из меди, начищен, сияет, как золото. Там можно получить полтинник. Ну, а когда домик для мезузы из чистого серебра – это явно богатый дом! Там дают порой и целый рубль!»

Выслушала его жена и все поняла. На следующий день она опустошила их копилку, пошла и купила роскошный серебряный домик для мезузы. Прикрепила его и радуется: теперь в их дом заглянет богатство! Они сами будут подавать нищим подаяние!

Вернулся муж домой, протянул руку, поцеловать мезузу… и рука осталась висеть в воздухе: какой красивейший домик для мезузы! Как у самого большого богача города!

«Это откуда?» – спросил он жену.

«Я купила. Ты же сам сказал: серебряный домик для мезузы – это сгула (средство, добрая примета – прим. пер.) разбогатеть!»

Ах, как же она ничего не поняла! Домик для мезузы – это доказательство богатства, а не его причина!

Когда человек богат – его дом просторен, мебель роскошная, еда разнообразная, одежда красивая, карманы полны. Ну и конечно домик для мезузы – тоже из чистого серебра.

Ждать сутки между мясным и молочным – это устрожение. Как домик из чистого золота. Но оно указывает на богатство во всем, на великий капитал Торы, заповедей и добрых дел во всем их совершенстве и величии. А Мар Уква видел себя настолько далеким от этого совершенства, как далек уксус от вина. Скажете – ну, так пусть устрожит только в этом, будет ждать между мясным и молочным сутки. Нет, так поступать он не будет.

Почему? Потому, что если дом – это дом бедняков, мебель старая и одежда потрепанная, еды в обрез и в карманах пусто, то роскошный домик для мезузы – это как золотое кольцо в носу сами знаете кого…

Это и есть Эйсав.

Перевод: г-жа Лея Шухман


https://www.beerot.ru/?p=64350