Заповедь обрезания – непрерывная связь со святостью

Дата: | Автор материала: Рав Шимшон Довид Пинкус

321

Духовная жизнь человека делится на пять этапов:

Первый этап в жизни человека – от рождения и до трех лет, он полностью освобожден от всех законов Торы. В этот период он не исполняет заповедей и не совершает грехов, так как он в принципе не понимает, что с ним происходит.

Следующий этап – от трех до тринадцати лет. Мудрецы называют этот возраст так: «Его Тора — это дыхание, в котором нет греха». Он не совершает никаких грехов. Вместе с тем здесь уже идет речь о воспитании. Отец обучает его Торе и воспитывает, приучая выполнять часть заповедей.

Третий этап – от тринадцати до двадцати лет. В этот период человек уже обязан выполнять заповеди, однако его еще не наказывают по законам Небес. По человеческим законам он полностью «совершеннолетний»: если он нарушит Шаббат, бейт-дин приговорит его к казни скила. Однако смерть по законам Небес к нему еще не относится.

Четвертый этап – с двадцати лет, человек уже твердо стоит на своих ногах. Если он грешит – его жизнь сокращается, не дай Б-г. Если исполняет заповеди – удостаивается долгой жизни.

Пятый этап, которого не каждый удостаивается достигнуть – это когда человек полностью исправляет себя и становится праведным, святым и благочестивым человеком.

Может показаться, что на первом этапе жизни человек абсолютно не связан с Торой и заповедями, однако, пишет Хасид Яавец (рав Йосеф Яавец, один из руководителей поколения изгнанников из Испании, прозванный за свою праведность Хасид Яавец), когда младенец рождается, лишь по той причине, что он еврей, он сразу же прилепляется к святости, и у него есть удел в будущем мире, ведь «душа, которую Ты дал мне, чиста». Если, не дай Б-г, он умрет сразу же после рождения – он удостоится жизни в Будущем мире, ведь реальность Будущего мира – это прилепленность к Творцу, а он прилеплен к Творцу по сути своего создания.

А слова наших мудрецов о том, что у малыша есть удел в Будущем мире с момента, когда он отвечает «Амен», — это более высокий уровень, когда он удостаивается Будущего мира в силу своих деяний. Но по сути он связан со святостью сам по себе.

Он прилеплен к святости не потому, что он дурачок – просто не умеет грешить, поскольку еще мал, а потому, что он непорочен. Он полностью совершенен, он – абсолютный праведник, и ему просто не нужны Тора и заповеди. Даже если он родится у абсолютных злодеев, он сам на данный момент – совершенный праведник, он невинен и непорочен благодаря святости, наполняющей его.

Однако, есть одна заповедь, которая относится и к младенцу младше трех лет: это заповедь брит-мила.

Мудрецы дают определение этой заповеди. В мидраше к Теилим они рассказывают: «Когда царь Давид зашел в баню и увидел себя обнаженным, он сказал: “Горе мне, что я гол без заповедей”. Когда он вспомнил о заповеди брит-мила на своем теле, он успокоился и произнес песнь о ней: “Руководителю (левитов) на восьмиструнном музыкальном инструменте” – о заповеди брит-мила, которая дана в восьмой день».

Как уже говорилось, младенец, едва родившись, сразу же связан со святостью по своей сути – благодаря своему еврейству. Само собой получается, что эта заповедь – единственная, которая может быть связана с этим возрастом, поскольку ее суть в том, что еврей получает такую сильную связь со святостью, что даже в бане, во время еды или сна, где бы он ни был, – печать Всевышнего всегда стоит на нем.

Подобно этому – блага Всевышнего. Их мы знаем несколько видов:

А) Богатство. Не все удостаиваются богатства, таких людей очень мало.

Б) Пропитание. Этого блага уже больше, практически всем людям хватает на пропитание. Однако все равно есть и бедняки, и даже те, кто умирают от голода.

В) Воздух. Это благо, которого удостаиваются все, как праведники, так и злодеи. Воздуха хватало и великому Хафец Хаиму, и Бен-Гуриону. Благодаря великому милосердию Творца, воздух есть у всех. Тем не менее возможна ситуация, при которой человек умрет от отсутствия воздуха.

Однако есть такое благо, которое находится на уровень выше всех остальных. Это реальность, называемая «место». Место есть для всех. Сама по себе действительность, что мы живем в мире, и что нам есть место у Всевышнего – это самое большое милосердие, которое только может быть, и оно дано всем. Даже злодеям в Геиноме есть место. Ведь если нет места, где им быть?

Подобно этому и заповеди: есть такие замечательные заповеди, с которыми просто невозможно расстаться.

Одна из этих заповедей – это заповедь обрезания, брит-мила – завет с Творцом. Еврей, который удостаивается завета с Творцом, навечно будет связан с Ним, даже если совершит самые страшные грехи, поскольку заповедь брит-мила подобна благу, называемому «место», оно связано с человеком по сути.

Перевод: г-жа Лея Шухман


https://www.beerot.ru/?p=55542