Шесть дней Творения и шесть тысячелетий истории — Комментарии Рамбана к недельной главе Берешит

Дата: | Автор материала: Рамбан

2033

«И благословил Б-г седьмой день, и освятил его, ибо в тот [день] Он прекратил всю Свою работу, которую творил Б-г, чтобы делать» (Берешит, 2:3).

Мне видится, что объяснение этого стиха таково: Он прекратил всю Свою работу, в процессе которой Он творил нечто из ничего (йеш ми-эйн), чтобы сделать из сотворенной первоматерии все то, что упоминается в шесть дней создания Вселенной. И поэтому сказано, что Он прекратил и «творить», и «делать»: «творить» – это совершенное Им в первый день, и «делать» – совершенное в остальные дни.

И знай, что слова «чтобы делать» служат намеком еще и на то, что шесть дней Творения заключают в себе, как в зародыше, всю историю Вселенной, ведь время существования Вселенной будет шесть тысяч лет (Рош а-Шана, 31а). [Сказано: «Творил Б-г, чтобы делать» – т. е. Он «сотворил» Вселенную из ничего, «чтобы делать», изо дня в день преобразуя существующее в ней в иные формы («Кли Якар» Берешит, 2:3). А р. Элияу Деслер отмечает: «Вся Вселенная была сотворена при условии, что человек довершит ее до полного совершенства, как сказано: «…Сотворил Б-г, чтобы делать» («Михтав ми-Элияу» 1, с. 271). И это преобразование существующего в существующее (йеш ми-йеш) продолжалось как в те дни творения, так и в дальнейшем, во все тысячелетия истории («Перушей Тора ле-Рамбан»).] И в связи с этим мудрецы сказали: «День Святого, благословен Он, – тысяча лет» («Берешит Раба», 19:8). [В Талмуде отмечается, что на это намекает стих псалма (Теилим, 90:4): «Тысяча лет в Твоих глазах – как день…» (Санедрин, 97а). И хотя Святой, благословен Он, находится «вне времени», тем не менее, «Писание говорит на языке людей» – а на языке человеческих понятий, связанных с ограничениями пространства и времени, скорость протекания времени в нижнем мире и в высших мирах различна, и тысяча лет земной истории соответствуют «одному дню» высшего, духовного, мира («Эц Йосеф» на Санедрин, 97а).]

И вот, в два первых дня Творения вся Вселенная была заполнена водой, и ничего еще не было завершено – это намек (ремез) на два первых тысячелетия истории человечества, когда не было взывающего к Имени Б-га. И так сказали мудрецы: «Два тысячелетия – пустота (תהו)» (Авода Зара, 9а).

Но в первый день был создан свет – и это соответствует тысячелетию жизни Адама, который был светочем Вселенной и знал своего Творца. И вероятно, Энош [внук Адама; согласно преданию, именно Энош первым начал обращаться к Творцу через посредников – ангелов и т. п.] не служил идолам до смерти первого человека. А во второй день было сказано: «Да будет свод посреди воды, и да будет он разделять между водами» (Берешит, 1:6) – и в это тысячелетие Ноах и его праведные сыновья были отделены от нечестивцев, приговоренных к гибели от вод потопа.

В третий день Творения появилась суша, и она покрылась растениями, которые дали плоды. И это соответствует третьему тысячелетию, которое началось, когда Аврааму было сорок восемь лет, – и тогда он «стал взывать к Имени Г-спода» (Берешит, 4:26). И он «произрастил праведный росток» (Ирмияу, 23:5), обратив многих к познанию Б-га, в соответствии с тем, как толкуют стих: «Души, созданные ими в Харане» (Берешит, 12:5). [В мидраше поясняется, что имеются в виду люди, которых Авраам и его жена Сара приобщили к служению Б-гу – как бы заново «создали» их души («Берешит Раба», 39:14; Раши к Берешит, 12:5). По свидетельству, которое приводит Рамбам, вокруг Авраама «собрались тысячи и десятки тысяч учеников» («Илхот аводат кохавим», 1:3) – и с этого началась «эпоха Торы» (Авода Зара, 9а; Раши).] И он «повелел своей семье и своим детям, чтобы и после него они следовали путем Б-га и вершили милосердие и справедливость» (там же, 18:19). И это привело к тому, что его потомки получили Тору на горе Синай, и в определенный день был возведен переносной Храм в пустыне, и тогда они смогли выполнять все заповеди – и это соответствует «плодам», которые появились в мире на третий день Творения.

И знай, что время сумерек считается уже следующим днем, и поэтому сущность каждого дня начинает проявляться незадолго до его наступления – так, Авраам родился еще в конце второго тысячелетия. И подобное этому ты увидишь в отношении каждого дня.

В четвертый день были сотворены светила – «большое» и «малое» (там же, 1:16), а также звезды. И отражением этого дня стало четвертое тысячелетие: оно началось, когда был построен Первый Храм, через 72 года после его возведения. …И вот, в этот день «для всех сынов Израиля был свет» (Шмот, 10:23), так как «Слава Г-спода наполняла Дом Г-спода» (Мелахим 1, 8:11), и народу Израиля светил огонь жертвенника, который был подобен льву, поедающему жертвы. Но затем Всевышний уменьшьретет милость в Его глазах.ил им свет и изгнал их – и после этого, как в новолуние, засветила для них луна, и сияла им весь период Второго Храма, когда огонь на жертвеннике был подобен собаке. И закатились оба светила вечером, когда был разрушен [Второй] Храм.

[В Талмуде сказано, что «пять вещей отличали Первый Храм от Второго»: во Втором Храме не было Ковчега со скрижалями, Шехины (Б-жественного Присутствия»), духа пророчества, «урим ве-тумим» в судебном нагруднике у первосвященника, а также огня, спускавшегося на жертвенник с Небес. Именно поэтому огонь жертвенника в Первом Храме сравнивается со львом, а во Втором – с собакой (Йома, 21б, Раши).]

В пятый день «воскишела вода живыми существами, и птицы полетели над землей» – это намек на пятое тысячелетие, которое началось через 172 года после разрушения [Второго] Храма. Ведь в этом тысячелетии властвовали народы мира, а народ Израиля «уподобился морским рыбам и пресмыкающимся и не имел власти – всех ловили на удочку, тащили рыболовной сетью и собирали в невод» (Хавакук, 1:14-15). И не было искавших Г-спода.

[Согласно предсказанию Талмуда, «шесть тысячелетий будет существовать мир: два тысячелетия – пустота, два тысячелетия – Тора, и два тысячелетия – дни Машиаха, но из-за наших грехов, которые умножились, получилось то, что получилось» (Санедрин, 97а-б; Авода Зара, 9а). Раши поясняет, что «по завершению двух тысячелетий Торы, согласно предопределению, должен был завершиться галут (изгнание) и прекратиться порабощение народа Израиля, но из-за умножившихся грехов Машиах не пришел на исходе четвертого тысячелетия, и «получилось то, что получилось», ведь он до сих пор задерживается с приходом» (Раши на Санедрин, 97а-б).

Виленский Гаон отмечает, что, поскольку на исходе четвертого тысячелетия, в период составления свода Мишны, завершилась эпоха Торы, а эпоха Машиаха не наступила, образовался некий вакуум, когда «нет Торы и нет Машиаха», – и именно поэтому в «пятый день», в период расцвета талмудических исследований в Вавилоне, Испании, Франции и Германии, по высочайшим меркам Рамбана и Виленского Гаона, в мире «не было искавших Г-спода» («Алей Шур», 2, с. 129).]

В шестой день, утром, «явила земля живые существа по их видам: скот, и пресмыкающихся, и земных зверей» (Берешит, 1:24-25). И их сотворение было еще до восхода солнца, а затем был сотворен человек «по образу Б-га» (там же, 1:27), и наступило время его власти, как сказано: «Воссияет солнце – …и человек приступает к своим занятиям и к своей работе до вечера» (Теилим, 104:22-23). И это – шестое тысячелетие, ведь в его начале властвовали «земные звери», а это – царства, «которые не знали Г-спода» (Шофтим, 2:10). А по истечении десятой части дня – а десятая часть дня проходит от первых проблесков рассвета до восхода солнца – придет Избавитель, о котором сказано: «И его престол, как солнце, передо Мной» (там же, 89:37). И это – потомок Давида, созданный «по образу Б-га», и о нем сказано: «Вот, будто вместе с небесными облаками пришел человек, и дошел он до Старца, и подвели его к Нему, и дана была ему власть и почести, и царство» (Даниэль, 7:13-14). И будет это через 118 лет после окончания пятого тысячелетия, ведь было сказано слово Б-га из уст Даниэля: «Со времени упразднения ежедневной жертвы и установления немого истукана – тысяча двести девяносто лет» (там же, 12:11)

[Согласно расчетам, выполненным Рамбаном на основе предсказаний пророка Даниэля, эпоха Машиаха должна была начаться в 5118 /1358/ году. Один из этих подсчетов заключается в следующем: окончательное «упразднение ежедневной жертвы» было в 3828 году при разрушении Второго Храма, и если прибавить к ним «тысячу двести девяносто лет», о которых говорится в пророчестве Даниэля, получается именно 5118 год. По мнению Рамбана, в этот год должен был открыться Машиах бен Йосеф, а еще через 45 лет, в 5163 /1403/ году, – Машиах бен Давид («Сефер а-Геула», 4). Рамбан также предполагал, что произойдут «два собрания изгнанников»: первое – по инициативе и при помощи правителей народов, а второе – «великое собрание», и, возможно, их будет разделять «значительный период времени», необходимого для того, чтобы «очистить нечестивцев народа Израиля, как очищают серебро в горниле огненном», – но «начало избавления» должно быть связано именно с 5118 годом (Рамбан к Шир а-Ширим, 8:13; «Пардес Йосеф», Ваишлах, 33:2). И этот же год он называет в своей знаменитой книге «Викуах» («Диспут»), отмечая: «И мы надеемся, что Избавитель придет к этому сроку, так как приведенное толкование верно и логично, и в него хочется верить». И такого же мнения придерживается в своем комментарии к Пятикнижию рабейну Бхайе бар Ашер, развивший многие идеи Рамбана.

Однако другие комментаторы оспаривают этот подсчет. Так, в святой книге «Ор а-Хаим» указывается, что, поскольку «день» начинается с ночи, как сказано: «И был вечер, и было утро…», а ночь в «дне Всевышнего» соответствует половине тысячелетия человеческой истории, то тот «восход солнца», о котором говорится в комментарии Рамбана, может наступить никак не ранее 5500 /1740/ года («Ор а-Хаим» на Ваикра, 6:2). А Хатам Софер, который дожил до «утра» шестого тысячелетия, писал, что Рамбан допустил ошибку в своих расчетах «из-за великого желания приблизить приход Машиаха», – но следует предположить, что состояние, определенное словами «его престол, как солнце, передо Мной» (Теилим, 89:37), относится к гораздо более позднему периоду шестого «дня Б-га», чем «первые солнечные лучи» (Хатам Софер, Тшувот, Ликутей, 61).

И, опираясь на слова Талмуда о том, что «дни Машиаха» должны были наступить еще в начале пятого тысячелетия истории, можно также предположить, что все даты и сроки, названные великими мудрецами, являются истинными, и все эти сроки действительно были предназначены для геулы (конечного избавления), но из-за многочисленных грехов народа Израиля «получилось то, что получилось» (Авода Зара, 9а). Да и сам Рамбан писал, что «наши предсказания конца галута имеют лишь вероятностный и предположительный характер, так как мы – не пророки, излагающие тайны Б-га. …И если приходит предсказанный конец, а Машиах, тем не менее, не открывается, не следует говорить, что теперь он вообще уже не придет, – но следует ждать его, как сказано (Хавакук, 2:3): «Если он медлит, то все равно жди его, потому что он придет обязательно» («Сефер а-Геула», 4).]

И в том, что на шестой день рептилии и птицы сменились земными зверями, мне видится намек: в начале шестого тысячелетия будет, видимо, властвовать царство, еще более грозное и агрессивное, но и более близкое к истине, чем предыдущие.

[По мнению комментаторов, в этом провидении подразумевается «царство Ишмаэля», которое будет властвовать над народом Израиля в последний период перед окончательным избавлением («Перушей Тора ле-Рамбан»). А в святой книге «Зоар» сказано, что «для народа Израиля не будет более тяжелого изгнания, чем изгнание среди потомков Ишмаэля» («Зоар», Шмот 17а). И еще указано: «Святой, благословен Он, отдалил сынов Ишмаэля от высших миров, но дал им надел в нижнем мире, на Святой Земле, – в заслугу того, что они делают обрезание. И сыны Ишмаэля будут владеть Святой Землей, когда та будет долгие годы пустовать. …И они будут препятствовать сынам Израиля возвращаться на свою землю. …В будущем сыны Ишмаэля развяжут великие войны в мире, и против них соберутся сыны Эдома, и одна из войн будет на море, одна – на суше, а одна – возле Иерусалима» (там же, Ваэра, 32а). А р. Хаим Виталь, ближайший ученик Аризаля, комментирует это так: «В конце дней Израилю предстоит быть в изгнании среди сынов Ишмаэля. …И это последнее изгнание будет тяжелее всех, …и это царство будет агрессивней, чем все другие, …и их стремлением будет стереть народ Израиля из поднебесья, …не оставив от него корня» («Эц а-Даат Тов», Теилим, 124).]

А седьмой день, Шаббат, – это намек на Грядущий мир, который весь – Шаббат и покой, и жизнь в вечности. И пусть сохранит нас Б-г во все дни, и да будет наш удел с Его искренними служителями!

Редакция «Беерот Ицхак» выражает глубокую признательность переводчику раву Александру Кацу, редактору раву Цви Патласу и издательству «Пардес» за право пользоваться их переводом комментария Рамбана на русский язык.


https://www.beerot.ru/?p=28768