Как правильно настроиться на молитву?

Дата: | Автор материала: Рав Игаль Полищук

3408

В этой статье мы поговорим о важной основе нашего служения Творцу: как правильно настроиться на молитву.

Сказали наши мудрецы, что единую основу для всех заповедей Торы определил пророк Хаввакук: праведник верой своей будет жить. Все заповеди основаны на вере. Ведь нет понятия заповеди, если нет Того, Кто заповедует. Полноценное исполнение заповеди – это знание о Том, Кто заповедал, и трепет перед Ним. Любовь к Творцу – залог соблюдения закона во всех его деталях. Однако основа всего этого – вера. В исполнении любой заповеди аспект веры играет основополагающую роль. Наш настрой при исполнении любой заповеди – в том, что мы исполняем волю Творца в максимальной полноте, а осознание внутреннего смысла и значения каждой конкретной заповеди, ее логическое обоснование отходят на второй план. Это верно для большинства заповедей, но не когда речь идет о молитве.

Когда мы говорим о молитве, приоритеты распределяются с точностью до наоборот. Сказано в мишне так: тот, кто делает свою молитву постоянной (рутинной), его молитва – это не прошение перед Творцом. Передавая общий смысл сказанного мудрецами, объясним, что тот, кто молится «постоянную молитву», превращает молитву в исполнение очередной обязанности, а не в прошение сердца. В такой молитве есть большой недостаток. Заповедано молиться три раза в день – значит, такой человек будет заниматься своими делами, в ходе которых он исполнит свои религиозные обязанности – помолиться Шахарит, Минху и Маарив. Т. е. само намерение исполнить обязанность по отношению к молитве (хотя в других заповедях это намерение основное) – это недостаток, если молитва строится только на этом.

С одной стороны, постоянство в исполнении заповеди – это большое достоинство. Никто не спорит с тем, что молиться надо три раза в день, исполняя все законы молитвы, и у каждого свой «темп» – кто-то молится быстрее, «на одном дыхании», а кто-то медленнее, тщательно проговаривая каждое слово, не отрывая глаза от сидура. Однако говорит нам «Мишна Брура», что у наших мудрецов было даже сомнение: те, кто молятся ради исполнения обязанности, «без души», не вкладывая сердце в молитву – исполняют ли они заповедь о молитве вообще? В русском языке есть понятие «прочитать молитву». Это словосочетание я очень не люблю. Молитву не читают, а молятся. Это не чтение, а обращение к Творцу. Можно читать Тору, но молитва должна исходить из души. (Стоит оговориться, что постфактум, бедиэвед, даже такая молитва засчитывается как исполнение заповеди, хоть и считается ущербной).

Рассказывают, что как-то в Йом Кипур рав Шах пришел в ешиву Поневеж помолиться и почувствовал, что ему не хватает нужного настроя. Что он сделал? Рав Шах стал вспоминать, как Всевышний создал этот мир и все в нем, как Он управляет этим миром каждое мгновение с абсолютной мудростью, и так, погруженный в эти мысли о величии Творца, он смог настроиться на молитву в День Искупления.

Все мы в то или иной мере верим, вопрос только – насколько эта вера в нас «свежа». Если нас спросить: «верите ли вы в Б-га?», каждый, не задумываясь, ответит, что, конечно, верит! Однако эта вера – на уровне сознания, а в сердце это не всегда живет. Даже рав Шах при всем его высоком уровне (а, точнее, именно в силу этого духовного уровня) осознал, что ему не хватает яркости веры, и напомнил себе основы веры, освежил ее в сердце, – и только после этого начал молиться в Йом Кипур.

Помню, когда тяжело болела моя мама, я посоветовался со своим учителем равом Хаимом Камилем, стоит ли попросить моих детей помолиться особо о здоровье бабушки, поможет ли ей эта дополнительная детская молитва? Рав Камиль сказал так: если дети помолятся о здоровье бабушки от души – это, конечно, будет иметь большую силу. Если же это будет простое прочтение текста молитвы с упоминанием имени – толку от этого, прямо говоря, будет немного.

Приведем еще немного общих положений о молитве. Одна из основ веры – в том, что молиться можно только Всевышнему. Мы должны понимать, перед Кем стоим и у Кого просим. Только Он может удовлетворить наши просьбы, и только Ему подобает молиться.

В чем смысл того, что мы можем просить у Всевышнего? Первая основа, о которой мы знаем – у нас есть Творец, который не просто нас сотворил, но и продолжает наблюдать и править нашим миром. Более того, правление этим миром может быть изменено нашими молитвами. Молитвы поднимаются к Всевышнему, и, будучи услышанными, меняют заранее предопределенные вещи. Если бы это было не так – в чем смысл наших молитв?

Как-то я слышал от рава Моше Шапира объяснение того, почему мы в молитве Шмоне Эсре обращаемся в сторону Храма и Святая Святых. Это место, где сходятся высший и низший миры, в силу этого место их стыковки неподвластно ограничениям природы, о чем свидетельствуют чудеса, которые происходили в Храме. Когда мы обращаем наши лица в сторону Хама и Святая Святых, мы подразумеваем просьбу, чтобы Всевышний Своим правлением, которое выше этого мира, изменил правление в этом мире.

Это обращение к Всевышнему требует от нас нескольких «знаний». Первое: Всевышний не ограничен ни в чем. Он может сделать то, что считает нужным. Второе: Всевышний любит нас и хочет нам добра, и поэтому наши молитвы, наши обращения имеют перед Ним вес. В двух словах это – основы молитв. А то, что я прошу – само по себе причина того что Всевышний услышит и примет мои просьбы.

Сказано в Талмуде: если человек, который молится хорошо и в силу своей молитвы уверен, что его молитва будет принята, – молиться так опасно для жизни. Раши объясняет, что такая молитва называется июн тфила, когда человек уверен, что все будет хорошо, потому что он так славно помолился. Такого человека «проверяют» Свыше – достоин ли он этого, действительно ли «полагается» такому человеку – и может оказаться, что его удел – как раз совсем другой, и проверки эти могут быть опасны для жизни. Молитва – это еще не гарантия успеха; молитва – сама по себе, а поступки человека – сами по себе, и, даже если по части молитвы все отлично, всегда найдутся поступки, за которые можно человека осудить. Поэтому молиться надо с желанием, с надеждой, с обращением к Творцу, чтобы Он действительно услышал наши молитвы, и они были приняты. Но без того, чтобы считать и претендовать на то, что Всевышний нам чем-то обязан, и все, о чем мы просили, нам полагается по праву.

В сборнике респонсов Рашбо есть отрывок, в котором он отвечает на вопрос какого-то большого мудреца (судя по тексту). Отрывок этот касается молитвы каждого еврея, и было бы интересно немного разобраться в том, что в нем написано. Рашбо говорит о нескольких уровнях молитвы. Вначале он говорит о самом низком уровне. Первый уровень настроя, который подобает для достижения всему Израилю в молитве – что все осознают и признают, что есть Всевышний, и это реальность, которая абсолютна. Это объясняет Рамхаль в книге «Даат Твунот» (также в «Дерех Ашем», про это же говорит Рамбам в начале книги «Яд а-Хазака»): в нашем сознании есть четкое понимание того, что невозможно представить себе, что в мире нет Творца. Часто люди думают: если есть сомнения – лучше я буду исполнять, чтобы не остаться ни с чем. Это лучше, чем атеизм, и возможно – начало тшувы, но ни в коем случае не вера Израиля. Вера Израиля – когда человек знает, что нет в мире ничего без того, чтобы была на это воля Творца. Реальность Творца абсолютна – весь мир, включая нас с вами, может исчезнуть, и лишь Всевышний – Он Сущий и Превечный, Он выше времени и пространства. При этом не имеется в виду философское заключение о том, что невозможно представить мир без Творца – эта вера заповедана каждому еврею. Это относится ко всем юношам с 13 лет и ко всем девушкам с 12 лет. Более того, имеются в виду и дети – от них-то точно никто не требует философского доказательства того, что невозможно представить мир без Создателя!

В английском языке есть понятие «common sense» – здравый смысл. Именно исходя из здравого смысла человека невозможно представить, чтобы у мира не было Творца. Особенно нам важно, когда мы молимся, ощущать, что этот мир невозможен без Творца, Который создал его по Своей воле, – ведь так же, как Он создал его по Своей воле, Он может по Своей воле его изменить. На языке Торы эта основа веры определяется как «Я – Г-сподь, Б-г твой, Который вывел тебя из Египта» – Всевышний правит миром по Своей воле, и никакие законы природы Его не ограничивают.

Рашбо добавляет еще одну вещь, которую надо знать во время молитвы: это наш Творец, Который не просто нас сотворил, но также дал нам на горе Синай Тору. Мы Ему принадлежим, и мы должны Ему служить. И Он нам заповедал отдать свои души Ему, и Ему мы будем благодарны, и перед Ним будем молиться, потому что от Него исходит все.

Мы видим, что Рашбо здесь включает в намерение молитвы несколько основ веры. Это истинность и вечность Творца, то, что Он дал нам Тору, то, что мы – Его народ, который исполняет Его волю и служит Ему, как Всевышний нам заповедовал. Лишь Ему подобает молиться, потому что Он правит всем, и при этом Его правление зависит от наших поступков – вознаградить нас или поступить по-другому.

Скажем еще раз: когда мы молимся, Всевышний принимает наши молитвы, воспринимает их и может на них ответить – если на то будет Его воля. Во время молитвы человек должен принять на себя не только истинность веры, но также бремя Царства Небес. Написано в Талмуде прямым текстом, что молитва – это часть принятия на себя Царства Небес. Мы уже писали в предыдущих статьях, что, когда человек обращается к Творцу, но при этом не хочет слышать то, что Он ему говорит – через Тору и наших мудрецов – то можно ли это назвать молитвой в полном смысле? Такой человек читает Тору, но не готов ее принимать. Человек не ставит Всевышнего царем, которому надо подчиниться, и нет причины для того, чтобы Всевышний воспринимал его просьбы.

Мы уже говорили о том, что молитва называется «рахамим». Буквально – милосердие, милость. Мир мог бы управляться по мере суда, но тогда невозможно было бы выжить из-за многочисленных проступков. Такова природа человека – ошибаться. В молитве мы просим Всевышнего обойтись с нами согласно мидат а-рахамим – проявить милосердие, простить что-то, дать нам возможность искупить грехи и исправиться, не применять наказание, которое полагается нам по справедливости. Этот принцип хорошо объясняет Рамхаль в «Месилат Йешарим» в первых главах, которые касаются качества осторожности. По Рамхалю, мидат а-рахамим имеет свой четкий замысел: это не поблажка и не уступка «от мягкости характера», вовсе нет. Смысл этого – дать возможность человеку исправить то дурное, что он сделал, и исправиться самому. В этом смысл всей нашей жизни – исправить себя и мир вокруг. Когда мы обращаемся к Всевышнему в молитве, прося о милосердии, мы не получаем поблажки автоматически – нам самим надо быть достойными такого милосердия.

Каждый из нас ошибается. И самый большой праведник не может сказать про себя, что прожил жизнь абсолютно прямую, исполняя свое предназначение, как ангел. Сам по себе проступок в глазах Всевышнего имеет вес, однако все зависит от отношения человека к этому проступку. Если мы на правильном пути, если мы хотим соблюдать Тору и идти путями Всевышнего, но дурное начало подстроило нам ловушку, в которую мы попались по неопытности – все можно исправить. Искреннее сожаление о содеянном и просьба к Всевышнему, чтобы Он дал нам мудрость больше так не ошибаться – сами по себе причина пробудить в Небесах качество милосердия. Человек идет прямым, правильным путем, на котором оказалась, говоря метафорой, кочка, которую он не заметил, споткнулся и упал – Всевышний поможет ему подняться и укажет верное направление, по которому стоит идти дальше. Милосердие Небес совсем не похоже на индульгенцию, когда человек грешит направо и налево, зная, что, побив себя в грудь раз в году на Йом Кипур, получит прощение, счетчик обнулится и можно будет уже на следующий день пускаться во все тяжкие. Вовсе нет! Всевышний милосерден – к тем, кто искренне хочет жить по Его воле, служить Ему, кто молится лишь о том, чтобы Всевышний помог ему и направил по Своим путям.

Подытожим сказанное Рашбо о том, как сделать так, чтобы наши молитвы были услышаны. Самое первое – это правильный настрой на молитву. Человек должен не просто знать, что есть 613 заповедей, которые следует исполнять – следует прочувствовать всю важность каждой заповеди, всю их ценность, независимо от того, большая это заповедь, сложная, или маленькая и легкая. Второе – подумать о Том, Кто дал нам Тору и заповеди. Осознать, что Творец – не просто Создатель мира и всего живого, но Он также и управляет миром каждое мгновение. Третье – осознать, что управление миром напрямую зависит от наших молитв. И точно так же, как мы принимаем на себя Царство Небес, стараемся узнать волю Всевышнего и следовать ей, так, по принципу мера за меру, Всевышний воспринимает наши молитвы и может изменить Свое управление после того, как мы Его об этом хорошо попросим. Примечание: не следует забывать о том, что просьба наша – это ни в коем случае не приказ, и мы не можем рассчитывать на то, что наши просьбы будут отвечены без промедления. Не стоит высчитывать, сколько и чего нам полагается за то, что мы исполняем ту или иную заповедь, включая заповедь о молитве. Необходимо открыть сердце перед Всевышним и помнить в молитве о том, что для нашего Небесного Отца нет ничего невозможного. Он владеет всем в этом мире и даст нам щедрой рукой то, что будет хорошо для нас.

Немного практической алахи. Те, кто молятся, знают, что по закону перед утренней и вечерней молитвой «Шмоне Эсре» мы читаем «Шма». Чтение «Шма» является отдельной заповедью из Торы и на первый взгляд не связано с другими частями молитвы. Также говорится о том, что чтение «Шма» – это даже не молитва, не обращение к Творцу, а чтение определенных отрывков из Торы, центральным из которых считается «Шма, Исраэль…», – с тем, чтобы человек вник в то, что сказано в этих главах, и принял на себя. Однако наши мудрецы включили чтение «Шма» и молитву в единый порядок, по которому «Шма» предшествует молитве. Более того, вслед за тем, как мы сказали «Шма, Исраэль» с благословениями, следует сразу же приступить к молитве «Шмоне Эсре», не прерываясь ни на что постороннее.

Еще одна особенность: не всегда есть возможность сказать «Шма» в положенное время (для этих отрывков мудрецы установили определенные промежутки времени, связанные с восходом и заходом солнца). Что делать в таких случаях? Принято, что тогда молятся и говорят отрывок со всеми благословениями, а потом, когда наступает положенное время, возвращаются к «Шма» еще раз и говорят его вновь, без благословений, – чтобы исполнить заповедь о чтении «Шма». Мы видим отсюда, что само по себе чтение «Шма» с благословениями играет большую роль в подготовке к молитве, помимо отдельной заповеди чтения «Шма».

Сказанное про «Шма, Исраэль» особенно важно для нас в связи со сказанным Рашбо о правильном настрое на молитву. Ведь именно тут мы читаем о Единстве Творца, о том, что Он нас сотворил и правит нами по принципу суда и милосердия. Само по себе принятие на себя воли Творца – это неотъемлемая часть любой молитвы. Примечательно, что Рашбо не говорит о том, что это – настрой великих мудрецов Торы, лишь их удел. Имеется в виду необходимый настрой на молитву каждого человека, нас с вами! Он так и пишет: с этим намерением пусть молится каждый молящийся в Израиле, и даже люди несведущие, и даже если он (молящийся) немного не понимает слов (молитвы), важно общее намерение, и он получает большую награду за эту молитву и т.д.

В качестве заключения стоит сказать, что человек должен относиться к молитве серьезно. Мы должны выстроить свою молитву так, чтобы у нее были максимальные шансы быть принятой. Есть огромная разница между тем, является ли молитва прошением перед Творцом, и «проходной» молитвой – когда человек лишь исполняет минимально свою обязанность и возвращается к делам. Представьте себе, что появилась возможность попасть на прием к правителю, чтобы попросить у него помиловать вас и одарить всеми благами. Конечно же, вы будете тщательно готовиться к такой аудиенции, продумаете, что вы скажете, о чем попросите. Узнаете о том, в какое время лучше прийти, чтобы правитель был в наилучшем расположении духа, о чем сказать, а о чем умолчать, как одеться соответственно моменту. Все это – метафора, но именно такое отношение должно у нас выработаться к молитве.

Великий машгиах ешивы Мир рав Йерухам Лейвович просуммировал то, о чем мы читаем в книге Берешит. Молитва первого человека о дожде, когда все созданное еще не выросло из земли, не проявило себя, и то, что мы читаем о перипетиях жизни, поступках наших праотцев и праматерей, – через все эти события проходит молитва. Если бы не молитвы наших отцов, нас бы попросту не было! Весь мир основан на молитве! Об этом пишет рав Пинкус в своей книге «Шеарим бе-Тфила»: в периоды перед приходом Машиаха молитва – это основа всего. Такой же основой это было для наших отцов, и, как сказано, «дела отцов – знак для сыновей». Произошедшее с нашими праотцами записано в Торе для того, чтобы мы знали и готовились к тому, что будет происходить дальше с нами. Это – большая причина для того, чтобы хорошо подумать о том, как поднять наш уровень в молитве.

Подготовила А. Швальб 


https://www.beerot.ru/?p=18642