Глава Балак — Пути, которые мы выбираем

Дата: | Автор материала: Рав Рафаэль Ойербах

515

«И увидел Балак, сын Ципора, все, что сделал Израиль Эмореям» (Бемидбар 22:2).

Написано в книге «Зоар» (197б), что не все дети Итро согласились пройти гиюр. Один из них вернулся к идолам своих отцов — Балак, царь Моава. Рассказывают, что Балак был большим колдуном и чародеем, куда большим чем Билам. Также рассказывают, что звался он Балак сын Ципора, потому что для колдовства он использовал особую птицу (ципор). Но есть мнение, что Ципор было одним из имен Итро, и что Балак был сыном Итро и братом Ципоры, жены Моше (Хида, «Хомат а-Нах»).

«И поцеловала Орпа свекровь свою (на прощанье), а Рут осталась с нею» (Рут, 1:14). Сказано в Талмуде (Сота, 42б): «Сказал Всевышний, что наступит день, когда падут (Голиат с братьями) сыновья той, которую поцеловали (Орпы) от рук (Давида и его воинов) сыновей прилепившейся (Рут)».

Странное явление встречается в жизни. Представители одной семьи, решившие отойти от избранного пути, не просто расходятся в противоположных направлениях, а превращаются в непримиримых врагов.

Но почему нужно разжигать вражду? Почему нельзя просто мирно расстаться и больше никогда не видеться? Почему им обязательно нужно объявлять войну на уничтожение тому близкому, который нашел в себе силы дойти до конца изначально выбранного пути?

Говорят, что соблазн отказаться от следования к намеченной цели особенно силен за миг до победы. И нередко в жизни случается так, что человек, уже прикоснувшийся к святости и увидевший истину, вдруг останавливается. Обычно отказ от борьбы не связан с сомнениями в вере или идеологическими противоречиями. Чаще это связано с жизненными преградами, встающими на пути. Так почему же те, кто еще совсем недавно находился на правильном пути, отказавшись от борьбы, не выбирают спокойную жизнь, а становятся на путь новой борьбы — уже с тем, к чему недавно стремились?

Что происходит с таким человеком после потери духовных позиций? Возвращается ли такой человек к прежнему положению вещей, или в его душе происходят новые, неведомые ему прежде изменения? К сожалению, у такого человека не происходит «откат» к прежним позициям. После духовного подъема он стремительно начинает падать в пропасть.

Наши мудрецы учат нас одному духовному, или, правильнее сказать – анти-духовному понятию: шана у-пиреш – «учил Тору и оставил ее соблюдение».

Это понятие можно проиллюстрировать на разных людях, разного происхождения. Это может быть человек, рожденный в религиозной семье, который изучал Тору с детства, но в какой-то момент решил оставить этот путь. Это может быть и светский человек, удостоившийся чести приблизиться к Всевышнему, но на каком-то этапе также оставивший соблюдение заповедей.

Такой человек не просто возвращается к своему начальному состоянию. Он становится ярым противником оставленных духовных ценностей и тех, кто является носителем этих ценностей. Человек не может не понимать, что, пойдя на поводу своих животных позывов, он утратил что-то великие и возвышенное, что не может не причинять ему душевной боли. И теперь, чтобы заглушить в себе угрызения совести, он вынужден искать оправдание своим поступкам. И верный путь для подавления внутреннего голоса – это принятие позиции ярых противников той идеологии, которую ты оставил.

Такой человек, подпадающий под определение шана у-пиреш — учил Тору и оставил ее соблюдение, — после духовного падения становится гораздо более опасным человеком. Ведь теперь в своем противостоянии всему, что связано со святостью, он может использовать во зло все те знания, которые были приобретены во время духовного подъема.

Нам не известно, по какой причине Балак отказался становиться частью народа Израиля, в отличие от всей его семьи.

Возможно, он испугался того, что после захвата земля будет делиться лишь между потомками вышедших из Египта. А где будет жить он и его потомки? И действительно, в историях, приведенных в Танахе, словно скитальцы, потомки Итро встречаются в разных частях земли Израиля. В начале они получили не делившуюся между коленами территорию уничтоженного города Йерихо. После они встречаются у южных границ Израиля, по соседству с Амалеком. А позже Яэль, жена Кени, сына Итро, поражает Сисру на севере страны, возле ручья Кишон. Скорее всего, эти передвижения были результатом вынужденного скитания в поисках пристанища. И это непростая доля. Но разве духовный удел, а не земельный надел, которого удостоились потомки Итро, не был лучше судьбы Балака?

Орпа на каком-то этапе своей жизни прикоснулась к свету истины, но отступила, не найдя в себе сил продолжить путь к святости. Скорее всего, она планировала вернуться к прежней жизни, которая была у нее в степях Моава до замужества с Кильйоном. Однако она даже не подозревала о том, какие процессы она пробудила в глубине себя. Ей уже не дано было вернуться к исходной точке, чтобы продолжить жить спокойной и размеренной жизнью. Из ее души все время прорывался внутренний голос: «Как же так? Ведь моя сестра Рут смогла удержаться за место под крыльями Шехины, смогла приобщиться к святости, а я — нет? Почему сегодня я здесь, а не там, где моя сестра Рут»?

Чтобы заглушить и подавить голоса истины, человек вынужденно бросается в противоположную крайность вместо того, чтобы просто признать ошибку.

И совсем не случайно именно от Орпы произошли Голиат с братьями, которые противостояли Израилю и святости Всевышнего, и которые пали от рук Давида и его воинов.

Перевод: рав Нахум Шатхин


https://www.beerot.ru/?p=52510