Глава Балак — Три имени праотца Яакова

три имени праотца

«Ведь нет ворожбы в Яакове и нет волшебства в Израиле. В свое время скажут Яакову и Израилю о том, что Б-г творит» (Бемидбар, 23:23).

Почему в одном предложении Билам использует разные имена. В начале употребляет имя «Яаков». Потом переходит на имя «Израиль». И сразу же использует оба имени — «Яаков» и «Израиль». Что же происходило с Биламом? Какие мысли владели им?

Известно, что когда человек хочет молиться за здоровье или успех другого, то необходимо упомянуть его имя.

Соответственно, когда кто-то хочет навредить другому, ему также необходимо знать имя того человека. Разумеется, Билам – специалист по проклятиям – прекрасно был знаком с этим правилом. Однако воплотить эту идею было не так просто. Ведь его попросили проклясть целый народ, а откуда ему знать имена всех евреев? А если бы и знал, то технически это почти невозможно реализовать. Как решил поступить тот нечестивец? Обратился к истокам народа Израиля, к нашим праотцам. А кто из праотцов наиболее подходит, как не Яаков, от которого произошли двенадцать колен, и именем которого зовется весь народ?!

Когда строят завод, то сперва возводится здание, потом в здании устанавливается оборудование. И только после этого можно запускать завод. Когда же, вопреки всем соблюденным правилам, не удается запустить завод, то специалисты приступают к углубленному поиску проблемы. Именно углубленному, ведь если все было собрано и установлено правильно, а оборудование не удается запустить, то проблема явно не лежит на поверхности, и ее решение нужно искать.

Так и Билам, когда увидел, что заговоры не работают, приступил к исследованию проблемы неэффективности своих проклятий.

В первую очередь подозрение пало на неправильно выбранное имя. Изначально Билам пытался проклясть всех евреев, используя имя праотца Яакова. Причину же неудачи можно было объяснить тем, что имя Яаков в какой-то момент было заменено на Израиль. И, приняв это объяснение за удовлетворительное, Билам приступил к возведению новых семи жертвенников, чтобы этими приношениями «найти милость» в глазах Творца и попробовать наложить проклятие на народ, используя имя Израиль. Однако и на сей раз ожидаемой реакции не последовало. Тогда-то и произнес Билам слова: «Ведь нет ворожбы в Яакове и нет волшебства в Израиле».

Билам вновь приступил к поискам причин неудачи. Теперь он пришел к выводу, что его преследовали неудачи, потому что он использовал имена нашего праотца по отдельности. Может быть, ему повезет в третий раз, когда проклятие будет направлено при помощи имени «Яаков-Израиль»! И вновь царь Балак безропотно сооружает новые жертвенники, и вновь их преследует неудача, о которой свидетельствуют оба имени нашего праотца в стихе: «… скажут Яакову и Израилю…». И вновь нечестивец вынужден погрузиться в размышления.

И тут Билам вспомнил, что есть еще одно имя у Яакова – Э—ль. Существование этого имени наших мудрецы толкуют (Мегила, 18а) из стиха: «И поставил там жертвенник, и назвал его [Яакова] Э—ль [а кто его так назвал] Элокэй – Исраэль» (Берешит, 33:20).

Получается, что у Яакова было еще одно, вероятно, самое важное имя. Он был назван Именем Всевышнего. И Билам, после всех неудачных попыток, также приходит к этому правильному выводу. Но, как ни хотелось ему проклясть народ Израиля, однако проклинать само Имя Всевышнего он уже не осмелился. Потому и завершил стих словами: «что Б-г (Э—ль) творит…», подразумевая, что Имя Творца, запечатленное и в одном из имен нашего праотца Яакова, простирается над всем народом Израиля.

Подготовил: рав Нахум Шатхин


https://www.beerot.ru/?p=52509