Шмират а-Лашон — Об охране уст по порядку недельных глав — Ваешев

Дата: | Автор материала: Хафец Хаим

1387
ваешев

Об охране уст — по порядку недельных глав

Глава 11. Ваешев

В трактате Авот (1:13) находим от имени Илеля такие слова: «Если не я себе – кто мне и т. д.», – и в них заключено чрезвычайно много. Согласно простому смыслу – намек на расторопность в служении Всевышнему. Смысл их таков: если человек сам не проявляет расторопности, пока он жив и у него есть силы, – кто сможет сделать что-то для него? И подобное сказано в Писании (Коэлет, 9:10): «Всё, что найдёшь посильным для себя, – силой своей делай», – именно силой своей; и мы уже писали подробно в другом месте, что человек не может полагаться на своих сыновей, но лишь в малом из малого, и главное – приготовить себе припас в дом свой вечный. И об этом говорит Илель простыми словами: если не сделает человек сам себе благо, – кто может сделать ему?

И еще есть в словах Илеля намек на нечто повергающее в трепет: если человек сам не сделает себе зла, – кто сможет сделать ему зло?

Ибо в действительности все дела, постигающие его в мире, к добру для него или во зло ему, – он сам создал для всех них причины. И в деле, о котором мы говорим, в спуске в Египет, первопричиной было то, что сказал наш отец Авраам, мир ему (Берешит, 15:8): «Из чего я узнаю, что унаследую ее [обещанную ему Всевышним землю]?» Ответил ему Всевышний (там, 15:13): «Знай, что пришельцем будет потомство твое в земле этой». И сказали наши мудрецы (Шаббат, 89б): «Полагалось Яакову, отцу нашему, в цепях железных быть приведенным в Египет, – но благодаря его заслугам дано ему было с почетом приехать к сыну, царствовавшему в Египте».

[Примечание редактора. Хафец Хаим разъясняет, приводя здесь эти слова наших мудрецов, следующее. Из-за тонкого, трудноразличимого недостатка полноты веры нашего праотца Авраама его потомки обязаны были претерпеть изгнание в Египет].

А причину того, что Йосеф воцарится, а остальные сыновья попадут под власть его, Яаков тоже создал сам – когда возгорелся его гнев на Рахель, которая сказала (Берешит, 30:1): «Дай мне сыновей, а если нет, – я умираю», и Яаков ответил ей (там, 30:2): «Разве на месте Б-га я, лишившего тебя плода чрева?» И, как говорит мидраш, сказал Всевышний: «Разве так отвечают тому, кто удручен духом? Жизнью твоей клянусь, что сыновья твои будут стоять перед ее сыном!»

Общее правило таково: человек должен быть чрезвычайно осторожен в своих речах, ибо речами своими он определяет, будут ли на Небесах к нему милосердны – или же, не дай Б-г, наоборот.

«И доводил Йосеф худые речи о них до отца их» (Берешит, 37:2). Он говорил, что они называют своих братьев [сыновей Зилпы и Билъи] рабами, и подозреваемы в запретных отношениях с женщинами, и в том, что едят части от живого животного (Раши там). Но при этом, сообщает нам Тора, Йосеф не рассказывал об этом никому, кроме их отца, чтобы тот порицал их, – и все же он поступал неправильно, поскольку должен был сначала порицать их сам. Ведь даже ученик обязан порицать своего учителя, – и он не должен был рассказывать отцу! И возможно, тогда братья Йосефа согласились бы с ним, что нельзя называть своих братьев рабами, поскольку Яаков действительно освободил их матерей прежде, чем взять себе в жены, как сказано (Берешит, 37:2): «…с сыновьями Билы и с сыновьями Зилпы, жен отца его». Или показали бы Йосефу, что сами по себе подозрения его ошибочны. Что касается его подозрений в запретных связях с женщинами, – в действительности с помощью книги «Сефер Йецира» они лишь творили голем – образ женщины.

И вот что сказали об этом наши мудрецы («Берешит Раба», 44): «”Весы и чаши весов [суда] – у Г-спода” (Мишлей, 16:11), – и это означает, что за все постигает наказание по принципу “мера за меру”. За то, что рассказывал, что они называют своих братьев рабами [примечание автора: и потому им самим положено по принципу “мера за меру” быть проданными в рабство, см. Кидушин, 70б], – “в рабство был продан Йосеф” (Теилим, 105:17). За то, что подозревал их в запретных связях, – подозревал его весь Египет в связи с женой Потифара. А за то, что подозревал, будто они едят часть от живого животного, так как не видел, как они делают шхиту [режут кошерным образом скот], и это было его ошибкой, – наказан тем, что, как сказано в Торе (Берешит, 37:31): “Взяли они одежду Йосефа, и сделали шхиту козленку, и обмакнули одежду в кровь”» – при продаже Йосефа. И не ели они части от живого.

«А Израиль любил Йосефа более всех сыновей своих, ибо тот был сыном мудрости его [“мудрости” – так переводит Онкелос]» (там, 37:3), – Тора сообщает нам здесь, что Яаков, наш отец, не принимал злословие Йосефа о братьях и любил его только потому, что тот был «сыном мудрости его».

«И приснился Йосефу сон, и рассказал братьям своим… Мы вяжем снопы среди поля; и вот, поднялся мой сноп и стал прямо; и вот, кругом стали ваши снопы и поклонились моему снопу. И сказали ему братья его: неужели ты будешь царствовать над нами?… И еще более возненавидели его за сны его и за слова его» (там, 37:5 – 8). Тора подробно рассказывает о снах, чтобы оправдать в какой-то мере братьев, показав, в чем была у них причина столь великой ненависти к нему – такой, что они вознамерились свести его со света. Она была в том, что он, как они полагали, желает воцариться над ними, – и потому передает отцу о них дурное, чтобы он удалил их от себя.

[Примечание автора. Как объясняет Раши (там, 37:8): «”За сны его и за слова его” – за порочащие слова о них, которые он доводил до отца их», – из-за того, что отец сделал Йосефу полосатую рубаху, они полагали, что он принимал от Йосефа те слова.]

И они думали, что, быть может, отец согласится, не дай Б-г, чтобы Йосеф стал над ними господином, – подобно тому, как сказал Ицхак Яакову (там, 27:29): «Будь господином над братьями твоими, и да поклонятся тебе сыны матери твоей»; или же, не дай Б-г, Яаков удалит их от себя совершенно, – подобно тому, как сказал Ноах (там, 9:25): «Проклят Кнаан; рабом рабов будет он у братьев своих». И потому стали искать способ избавиться от Йосефа.

Сказано: «И послал его [Яаков – Йосефа проведать братьев] из эмек [долины] Хевронской» (Берешит, 37:14). [Объясняет там Раши]: «”Из долины [букв. глубины] Хеврона”, – но ведь Хеврон на горе, как сказано: “И поднялись на юге, и дошел до Хеврона” (Бемидбар, 13:22). Однако [здесь означает: исходя] из глубокого замысла, относящегося к праведнику, погребенному в Хевроне, – Аврааму, во исполнение сказанного ему: “Ибо пришельцем будет потомство твое в земле чужой” [Берешит, 15:13]». И, по моему скромному мнению, поскольку Египет был эрват а-арец [букв. «срамным местом земли»], местом великой нечистоты, – сделано было так, что сначала придет туда один из сыновей Яакова, чтобы провозгласить там веру в Б-жественное управление миром, как сказано (там, 41:28): «Что Б-г делает, то Он показал фараону [во сне его]». И с той же целью Йосеф приказал египтянам сделать обрезание; и все это – чтобы ослабить мощь нечистоты, чтобы это место стало в дальнейшем пригодным для проживания в нем сынов Израиля.

«И нашел его какой-то человек, когда заблудился он [Йосеф] в поле» (Берешит, 37:15). Тора подробно описывает все происходящее, чтобы не казалось удивительным: каким образом обернулось для Йосефа таким большим несчастьем то, что он был посланником для исполнения заповеди – исполнителем воли отца? И как такое могло произойти через Яакова? И сообщает нам Тора, что миссия завершилась [с приходом Йосефа] в Шхем [как сказал ему отец (там, 37:13): «Ведь братья твои пасут в Шхеме; пойди же, я пошлю тебя к ним»], а оттуда Йосеф пошел дальше уже по своей воле.

«И сказал тот человек: они [твои братья] ушли отсюда, ибо слышал я, как они говорят: “Пойдемте в Дотан”» (Берешит, 37:17). Объясняет Раши: «”Пойдемте в Дотан” – искать законных предлогов [с точки зрения Торы, см. “Кли Якар” на Берешит, 42:22], чтобы лишить тебя жизни». Дело здесь в том, что они решили, что Йосеф привычен к злословию и провоцирует ненависть отца к ним, и кто знает, сколько раздоров он внесет между ними. И потому старались найти какой-нибудь способ избавиться от него, не становясь убийцами по букве закона. Они не боялись того, что он будет умерщвлен по созданной ими причине [а не прямо их руками]. И потому, говорит мидраш, они натравили на него собак (а когда они сказали (Берешит, 37:20): «Пойдем и убьем его», – имелось в виду не настоящее убийство, а посредством созданной ими причины). И известно сказанное в Гемаре (Макот, 23а): «Каждый занимающийся злословием… заслуживает, чтобы его бросили собакам, как сказано (Шмот, 22:3): “Собакам бросайте его”, а сразу после этого говорится: “Ло тиса – не внимай – пустому слуху” [трактуется также: “не разноси пустой слух”]». И сказано в Гемаре (Бава Кама, 24б): «Натравил на него собаку – свободен» [от смертной казни за убийство], – хотя, конечно же, по законам Небесного суда виновен и в умерщвлении путем создания причины для смерти.

И братья полагали, что по законам Небесного суда они виновны не будут, поскольку Йосеф привычен к злословию и разжиганию раздоров.

«И сказал им Реувен: “Не проливайте крови; бросьте его в эту яму, которая в пустыне…”, – чтобы избавить его от рук их, чтобы возвратить его к отцу его» (Берешит, 37:22). Получается, совет его был ради блага Йосефа, который таким образом был спасен от рук братьев. И, тем не менее, само по себе бросание в яму было опасным из-за змей и скорпионов, которые в ней. [Примеч. автора. Но Реувен не знал об этом – ведь в противном случае он сознательно предлагал бы настоящее убийство, согласно словам наших мудрецов в конце трактата Йевамот (121б): «Упал в яму, полную змей и скорпионов, – свидетельствуют о нем как об умершем»]. И далее мы поясним, каким образом реализуется здесь принцип «мера за меру».

«И сели есть хлеб и т. д.» (Берешит, 37:25), – Тора рассказывает, что поступили плохо: даже когда судят за более тяжелый грех, за который положена смертная казнь, задерживают вынесение приговора, пока не пройдет ночь, в течение которой судьи обязаны тщательно обдумывать суть рассматриваемого дела и не отвлекаться на еду; и далее мы поясним, какие страдания навлекли тем самым на себя братья по принципу «мера за меру».

«…И вот, караван ишмаэлитян приходит из Гилада, и верблюды их несут пряности… чтобы свезти в Египет» (там, 37:25). Тора показывает здесь, что, когда человек пытается причинить зло ближнему, – само по себе это действие Всевышний превращает в источник блага для того ближнего. После того, как Йосефа продали ишмаэлим, те привозят его в Египет в дом Потифара; там он прошел испытание, устоял в нем – и в заслугу этого достиг величия.

«И сказал Йеуда своим братьям: что пользы, если мы убьем брата нашего и скроем его кровь? Пойдем, продадим его ишмаэлим, а рука наша да не будет на нем» (там, 37:26–27). И из этого совета произросло для Йосефа, с одной стороны, великое благо – спасение от смерти; но также было в нем, с другой стороны, великое зло – то, что братья согласились продать его в рабы.

«И продали Йосефа ишмаэлим за двадцать сребреников; а те отвели Йосефа в Египет» (там, 37:28). «И надорвал Яаков свои одежды… и скорбел по сыну своему многие дни» (там, 37:34).

С этого момента и далее Тора начинает рассказывать о наказаниях и унижениях, которые пришлось терпеть за это, и все – по принципу «мера за меру».

Первым был наказан Йеуда, который был причиной продажи: он скорбел по двум своим сыновьям (см. Берешит, 38:7–10), – и, несомненно, надорвал свои одежды, как полагается по закону. И также братья его не были освобождены от этого наказания, и надорвали одежды свои в великом горе, как описывается в конце главы Микец [когда у Биньямина был найден кубок]. И из-за того, что Яаков «скорбел по сыну своему многие дни», происходит то, о чем сказано (там, 38:12): «И прошло много дней, и умерла дочь Шуи, жена Йеуды». А из-за того, что обманут был отец посредством козленка, в кровь которого обмакнули рубаху Йосефа, – обманут был сам [Йеуда] посредством козленка [в истории с Тамар, которой он обещал козленка в уплату (там, 38:20–23)], как говорит об этом мидраш («Берешит Раба», 85:9). А за то, что сказали [братья Яакову]: «Узнай, не сына ли твоего эта рубаха» (Берешит, 37:32), – также был наказан [Йеуда] через Тамар, когда она сказала ему (там, 38:32): «Узнай же, чьи эта печать, и шнурок, и посох». И может ли кто-нибудь представить себе стыд и позор, которые он испытал тогда?

Тем не менее, мы можем видеть здесь, сколь велика милость Всевышнего. Как только сказал Йеуда: «Права она (там, 38:26) и принял на себя Небесный суд, – провозгласил голос с Небес: «Права она; от Меня исходило это». И главное здесь в том, что причина всех этих событий была с Небес (см. комментарий Раши). И говорит мидраш, что ангел, ответственный за вожделение, повстречал тогда Йеуду [и лишил этого праведника свободы выбора в том эпизоде с Тамар], – и из того самого стыда, который назначено было ему испытать, произросло для него великое благо – что зачала Тамар двух праведных сыновей. И так зародилось царство дома Давида.

Подобное этому находим также о Наоми (Рут, 1:19): «А когда пришли в Бейт Лехем [Рут и Наоми из страны Моава – бедные, лишенные всего], то взволновался из-за них весь город, и говорили [женщины]: неужели это Наоми?» Объясняет Раши, что все вышли тогда хоронить жену Боаза, и все сказали [увидев Наоми]: «Смотрите, что с ней случилось из-за того, что она покинула Землю Израиля!» Кажется непонятным: почему же с ней так произошло? И истина в том, что это было воздаянием по принципу «мера за меру». Ведь нет сомнения, что в тот час, когда она вместе с мужем уезжала из Бейт Лехема во время голода, чтобы скрыться от бедных, приходивших к ним, все собрались, плакали и говорили: кто поможет нам выжить теперь, в час голода?

И из-за этого было решено о ней на Небесах, что при возвращении ее в Бейт Лехем будет смятение во всем городе, и будут говорить: «Смотрите, что с ней случилось!» –  пока она сама не примет на себя тот приговор и не скажет им (там, 1:20 – 21): «Не зовите меня Наоми, а зовите меня Мара [Горькая], ибо послал мне Всемогущий горесть великую. Уходила я в достатке, а возвратил меня Г-сподь с пустыми [руками]».

И вглядевшись во все это внимательнее, увидим, сколь велика доброта Всевышнего, Который изнутри самого наказания дарует величайшее благо: уже приготовлена была в тот час возможность вернуть Наоми ее потерю и дать ей пропитание в старости. Тем, что умерла у Боаза жена, устроено было с Небес, что он возьмет в жены на Рут, как сказано (Мишлей, 19:14): «Но от Г-спода разумная жена», и от этого брака у Рут родится Овед, о котором известно, что он – Махлон [один из умерших в Моаве сыновей Наоми, муж Рут, и Овед – его перевоплощение], как пишут кабалисты, и об этом сказано (Рут, 4:17): «И дали ему соседки имя, сказав: сын родился у Наоми. И назвали они его Овед». И сказали они (там, 4:15): «И да будет он тебе отрадой души и кормильцем в старости».

Общее правило таково: человек должен верить, что из уст Всевышнего не выйдет зло. И если причинено ему было какое-то горе, – он должен знать, что есть в этом благо.

А теперь поговорим о Йосефе – что было уготовано ему. Первое, что говорит нам о нем Тора: хотя и назначено было ему стать рабом за то, что рассказал, что братья его называют других братьев рабами, – явлено было ему милосердие с Небес: он преуспел там, сделавшись главным над домом Потифара.

«И был Йосеф хорош обликом и хорош видом» (Берешит, 39:6); объясняет Раши: «Когда увидел себя правителем, начал завивать волосы. Сказал Всевышний: отец твой в трауре, а ты завиваешь волосы? Вот, я спускаю на тебя зверя!» И тут же в Торе сказано (там, 39:7): «И было после этого, и подняла жена его господина глаза свои к Йосефу», – и устроено было с Небес, что посадили Йосефа в тюрьму.

Известно нам от наших мудрецов, что Йосеф был рабом в доме Потифара только один год, а в тюрьме провел двенадцать лет. [Примечание автора. При исходе из дома отца ему было семнадцать, а когда предстал перед фараоном, ему было тридцать лет]. И сказано в «Шмот Раба», 7, что десять лет тюрьмы он заслужил тем, что говорил дурное о десяти своих братьях, а за то, что сказал начальнику виночерпиев (Берешит, 40:14): «И если вспомнишь обо мне, когда тебе будет хорошо, – сделаешь тогда мне милость, и напомнишь обо мне Паро, и выведешь меня из этого дома», – приговорен был с Небес еще к двум годам. И действительно, когда это время закончилось, не оставался он там ни одного лишнего мгновения, как сказано (там, 41:14): «И вывели его поспешно из ямы», а не просто «вывели из ямы», ибо тогда он задержался бы в ней еще на несколько мгновений.

Из всего этого мы видим, сколь тяжек грех злоязычия, – из того, что было назначено Йосефу двенадцать месяцев за каждого человека, о котором он злословил, подобно сроку пребывания нечестивцев в геиноме [аду].

И когда он шел в тюрьму, все египтяне обсуждали подозрения против него, как говорится в комментарии Раши на стих (Берешит, 40:1): «Провинились виночерпий царя Египетского и пекарь»; и было это с Йосефом за то, что он подозревал своих братьев. Но когда закончилось наказание, Всевышний вспомнил о его праведных делах и поднял его высоко-высоко; и разошлась добрая слава о нем по всему Египту как о святом человеке Б-жьем, как сказано (там, 41:38): «И сказал фараон своим слугам: «Найдется ли [еще] такой – муж, в котором дух Б‑жий?»

Перевод — рав Пинхас Перлов


https://www.beerot.ru/?p=36538