Глава Беар — Сельдерей на всю Европу

сельдерей

«В шестой год Я пошлю вам Мое благословение» (Ваикра, 25:21).

В 5740 (1980) г. рав Шломо Залман Гроссман, главный раввин г. Эльад, был раввином Иорданской долины. Один из своих уроков он давал по поводу седьмого года и стал подробно объяснять, что такое битахон – уверенность во Всевышнем, упование на Него.

Один из участников урока по имени Эфи, человек, обладавший большими способностями, почувствовал, что слова просто проникают ему в душу. В какой-то момент он не выдержал, встал и объявил: «Уважаемый рав, если Вы пообещаете мне, что обещание Всевышнего о седьмом годе исполнится, я буду соблюдать эти законы!»

Чтобы понять, на каком фоне прозвучало это заявление, нужно знать, что вся жизнь в Иорданской долине была основана на сельском хозяйстве. Поэтому рав спросил его: «А чем ты будешь заниматься в седьмой год?». Эфи немного поразмыслил и сказал, что он собирается немного учить Тору и работать в качестве координатора хозяйства – волонтерская работа, за которую не получали зарплату.

Однако он повторил заново, что согласится на это, только если рав однозначно пообещает ему, что Всевышний на самом деле позаботится о нем.

«Я кроме Вас, рав, ни одного человека Торы не знаю. Так что если Вы обязуетесь, что я не понесу убытков, и Свыше меня будут обеспечивать, – тогда я буду соблюдать шмиту!»

Рав Гроссман опасался брать на себя ответственность. Он знал, что по мнениям некоторых законоучителей, законы седьмого года в наше время исполняются лишь по постановлению мудрецов (дерабанан), так что это обещание Всевышнего – возможно не очень релевантно в наше время. Поэтому он решил посоветоваться с равом Эльяшивом. Ответ рава был таков: «Обещать ты не можешь! Ведь есть те, кто считают, что это обещание предназначено всему народу Израиля в целом, а не единицам. Тем не менее ты можешь уверенно сказать ему, что он увидит большую помощь Свыше, и что Всевышний наверняка поддержит его».

Рав Гроссман передал Эфи эти слова. Ответ удовлетворил его, и он решил провести этот седьмой год в полном соответствии с алахой.

Это громогласное заявление было принято в Иорданской долине с огромным удивлением, а в дальнейшем Эфи осыпали насмешками и издевками. Кроме того, приятели стали просить у Эфи его инструменты (трактор, комбайн и другой инвентарь): «Если сам бездельничаешь, одолжи хоть нам…». Эфи спросил рава и получил ответ, что запрещается помогать совершающим грех. Когда он сказал это своим друзьям, те высказали все, что они о нем думают, причем слово «скряга» было самым приличным.

Тем не менее Эфи стойко продержался весь год. На исходе поста Гедалии рав и Эфи сделали «Лехаим»: великое испытание закончилось успешно!

Что ж, пришло время подготовить поля на следующий год. Обычно было принято, что Сохнут давал земледельцам семена в долг, а платили за них в конце года. Однако время сева было ограниченным, и количество семян – тоже. Когда Эфи пришел четвертого Тишрея с просьбой получить семена, ему сухо ответили, что время сева закончилось, и больше нет возможности получить.

Эфи был в шоке. Он попытался задействовать свои связи, но прошедший год был, мягко говоря, не очень благоприятным для поддержания связей, и Эфи начал с ужасом понимать, что, кажется, зерен он не получит. Наконец один из его друзей, работавший в Сохнуте, пришел и сказал ему: «Послушай, Эфи, я скажу тебе честно: у нас вообще не осталось больше семян, кроме большой партии семян сельдерея. Они плохого качества, я не даю им особых шансов прорасти. Но если хочешь – вместо того, чтобы выбрасывать в мусор, могу дать тебе, бесплатно».

У Эфи не было выбора. Он взял семена и засеял ими все свои поля, хотя и понимал, что даже если что-то и вырастет — столько ему ни за что не продать.

Всем на удивление сельдерей вырос, да еще как! Якобы испорченные зерна дали тройной урожай. Все поля были полны сельдерея!

Рав Гроссман, который видел эти огромные поля сельдерея, тоже был озабочен этим. Количество было таким огромным, что весь Израиль можно было бы обеспечить сельдереем на много месяцев!

«Что ты будешь делать с таким количеством сельдерея?» – спрашивали все. А Эфи уверенно отвечал: «Я сделал все, что от меня зависит. А Всевышний сделает то, что от Него зависит».

В один прекрасный день в доме рава Гроссмана раздался звонок Эфи: «Рав, пожалуйста, приезжайте ко мне! Вы просто не поверите, что я вам расскажу!»

И вот, что он рассказал. Только что ему позвонил этот друг из Сохнута и спросил: «Эфи, помнишь, я дал тебе семена сельдерея? Скажи, ты что-нибудь сделал с ними?»

«Ты еще спрашиваешь! – ответил Эфи, — Да я питаюсь сельдереем, дышу сельдереем, вижу сны о сельдерее… Меня тут все называют “господин Сельдерей!”»

«Так что, у тебя его много?»

«Сколько хочешь!»

«Прекрасно! – сказал друг, — рыночная цена сельдерея – полдоллара за пучок. Ты сможешь продать каждый пучок минимум за три, а то и за четыре-пять!»

«Что случилось?» – поразился Эфи.

«В последние недели по Европе прошла волна холода. Все хотят горячего супа, а суп без сельдерея – это не то, сам знаешь. В Европе нет сельдерея, весь урожай замерз. Есть огромный спрос. Хозяева супермаркетов в Европе умоляют о поставке сельдерея. Так что, Эфи, быстро нанимай рабочих, сколько сможешь, а я обеспечу тебе поставки – в Англию, Голландию, Бельгию, Францию, куда только получится…»

В течение считанных дней сотни рабочих трудились днем и ночью. Грузовики ждали собранный урожай и перевозили его в порт, а оттуда – во все уголки Европы.

В районе Пурима закончилось все это мероприятие, и когда рав Гроссман попросил сельдерея на Песах, у Эфи не осталось ни одного листочка…

Эфи разбогател и купил себе роскошную машину. Он назвал ее «кадиллаком седьмого года» и объяснил, что сделал это ради освящения Имени Небес – чтобы все те, кто так насмехались над ним в начале седьмого года, увидели, как Всевышний платит тем, кто соблюдает Его заповеди. Через некоторое время он купил прекрасного арабского скакуна, и его тоже назвал «конем седьмого года».

Как велико было освящение Имени Всевышнего! Где бы Эфи ни оказался, он рассказывал эту историю: «Посмотрите, как хорошо соблюдать шмиту!»

Со временем эта история приблизила самого Эфи к его Небесному Отцу. Сегодня он – знаток Торы, дающий уроки множеству евреев.

Перевод: г-жа Лея Шухман


https://www.beerot.ru/?p=50883