Лакомства к субботнему столу — Недельная глава Пекудей

пекудей елей

Урим ве-Тумим

«Четырехугольный был он; двойным сделан был хошен (нагрудник): пядь длина его и пядь ширина его, двойной. …Камни же эти по именам сынов Израилевых: двенадцать для имен их, резьбы печатной; каждый для имени на нем, для двенадцати колен» (Шмот, 39:9-14).

В складку хошена (он был двойной) было заповедано вставить урим ве-тумим. Рамбам поясняет, что на урим ве-тумим были священные Имена Всевышнего. На двенадцати драгоценных камнях, соответствующих коленам Израилевым, были вырезаны двенадцать имен сыновей Яакова. Когда первосвященник спрашивал Всевышнего, то камни поочередно светились. Изначально первосвященник должен был выбрать лишь одну букву из имени колена, чей камень засветился. А была возможность выбрать любую букву из указанного имени. Также выбранные буквы можно было соединить в любом порядке, не обязательно в хронологическом. Так, например, когда спросили у Всевышнего, кому первому идти и захватывать свой удел в Святой земле, то урим ве-тумим высветили: «Йеуда пусть выступит…» (יהודה יעלה). Как получилось это послание? Из имени Леви (לוי) была выбрана буква йуд (י) . Букву эй (ה)  из имени Йеуда (יהודה). Букву далет (ד) из Дана (דן). И так — все остальные буквы. И чтобы получилось правильное послание, первосвященник должен был обладать духом святого постижения (руах а-кодеш). Ведь существовала возможность для различных вариантов образования слов. А первосвященнику требовалось обладать уровнем ниже, чем настоящее пророчество, но выше, чем уровень бат коль – голоса, оглашавшего волю Всевышнего с Небес.

Возможно, этот процесс облегчался после того, как произносились особые Имена Всевышнего. Имена эти Моше вложил в хошен, после чего знания о них передавались из поколения в поколение. Хошен изготовлялся из льна, как рассказывается о Давиде: «А отрок Шмуэль служил пред Г-сподом в льняном эйфоде, препоясанный» (Шмуэль 1, 2:18).

О пророчице Хане сказано: «И отвечала Хана, и сказала: нет, господин мой, я жена, скорбящая духом, вина же и спиртного не пила я, а изливаю душу мою пред Г-сподом» (Шмуэль 1, 1:15). И в комментарии Раши, и в старых изданиях было написано, что Хана ответила первосвященнику Эли: «Нет, господин мой,  כשרה, кшера» [можно также прочитать как ке-Сара — как Сара]. Есть свидетельства о старых изданиях, в которых слово кшера было напечатано в скобках. От имени Виленского Гаона приводят удивительное пояснение того, что произошло во время встречи Ханы и первосвященника Эли, объясняющее этот вариант комментария Раши.

Поясняют мудрецы в трактате Брахот (31б), что приведенный выше стих нужно понимать не как: «Нет, господин мой…», а как: «Не господин (ты), а я женщина не пьяная, а кошерная». В мидраше «Шмуэль Рабати» приводится, что Хана ответила Эли, что она подобна Саре, Ривке и Рахели. То есть «я не пьяна», а «я — женщина, страждущая от того, что бездетна, подобно Саре, Ривке и Рахели».

Однако все еще непонятно, зачем мидраш приводит именно это толкование «Бездетная, подобно Саре Ривке и Рахели»? Говорится в трактате Йома (71б), что через урим ве-тумим можно было спрашивать лишь царю и тому, кто выполняет важную миссию для общества. Но подобное ограничение налагается только на урим ве-тумим что был на груди первосвященника. Однако существовали еще льняные эйфоды, на которых не было драгоценных камней, но они были вышиты на материи. Такой эйфод имел право носить не только первосвященник, но и каждый еврей, знавший необходимые Имена Всевышнего, и достигший уровня руах а-кодеш, духа святого постижения. Через такой льняной эйфод и спрашивал первосвященник Эли. И с таким эйфодом в стан Давида убежал сын первосвященника Ахитува.

А что касается Эли, то, когда он увидел, что губы Ханы шевелятся, но слов молитвы не слышно, то был озадачен таким поведением (ведь тогда было принято молиться вслух). Ведь он знал, что она — жена пророка Эльканы и женщина праведная. Чтобы в точности разобраться с происходящим, он обратился к Всевышнему через урим ве-тумим, вышитые на его льняном эйфоде. И когда он получил четыре буквы ה, כ, ש, ר, то ошибочно объединил их в слово шикора – пьяная. А нужно было сопоставить их в другом порядке – как כשרה  (кшера) – кошерная, или ке-Сара – как Сара. Поэтому и сказано в стихе, что Эли посчитал (ваяхшевеа), что она пьяна.

На это и ответила Хана Эли, что он «не господин», то есть, что он не контролирует ситуацию. Она знает, что произошло, и что Эли ошибся в составлении ответа Всевышнего. А случилось с ним это за то, что он поспешил осудить ее, не попытавшись оправдать. Это то, на что намекает Раши, добавив слово כשרה.

Масло помазания

«И возьми масло помазания, и помажь Мишкан и все, что в нем, и освяти его и все принадлежности его, и будет он освящен» (Шмот, 40:9).

Вечность деяний Моше

Уже приводилось в главе Тецаве пояснение о том, как Всевышний обращается к Моше со слов «и ты». Также и в главе Пекудей указание Моше о создании масла помазания начинается с этих слов. Этим маслом должны были помазать Мишкан и все его сосуды, а в будущем им будут помазывать первосвященников и царей Израиля. Говорится в трактате Орайот (11б), что масло, созданное Моше, будет существовать вечно, как сказано: «А сынам Израилевым скажи так: масло священного помазания да будет это Мне на все поколения».

Мудрецы толкуют о Моше, что он был прообразом и началом для всех пророков, первосвященников, царей и всех видов власти. Так говорится в трактате Недарим (38а), что особый дух лидерства Всевышнего нисходит лишь на того, кто обладает тремя качествами: силой, богатством и скромностью. И все это учится у Моше. Но имеется в виду не личный пример. Речь идет о том, что Моше стал проводником и источником этих качеств для всех, кто стоял у руля народа Израиля после него.

Говорится в мидраше, что Всевышний приказал Моше: «Если ты хочешь, чтобы масло это существовало вечно, то сделай его собственноручно, не через посланника. Потому что всякая вещь, которая будет сделана и дана через тебя, останется существовать вечно. Как солнце на небе вечно, так и Тора, данная через тебя – вечна, словно солнечный свет. Однако сила твоего ученика Йеошуа подобна не свету солнца, а свету луны. И он наследует народу Израиля Святую землю. Но подарок этот не будет вечно в руках евреев. Земля Израиля словно луна: иногда полная – находится в руках евреев, а иногда исчезает – когда евреи уходят в изгнание» («Кли Якар»).

Таким же образом («и ты») Всевышний обращался к Моше, приказывая сделать пепел красной коровы. И несмотря на то, что во времена Второго Храма были сделаны еще шесть красных коров (по другому мнению — восемь, см. трактат Пара, 1:10), тем не менее пепел от красной коровы Моше оставался всегда. Ведь после греха золотого тельца существование народа Израиля зависело от Моше, вымолившего прощение у Творца. Поэтому только он мог сделать пепел, избавляющий от нечистоты. И поэтому в пепел всех красных коров всегда подмешивали пепел первой красной коровы Моше.

В трактате Шаббат (88а) говорится, что во время дарования Торы евреи удостоились двух корон. Комментаторы объясняют, что они соответствовали короне первосвященства и короне царства. Но когда они сделали золотого тельца, то весь народ утратил те короны, а ангелы передали их Моше.

Выходит, что лишь короны Моше остались в первозданной цельности, да еще к этому добавились короны от всего народа Израиля. И благодаря этому он стал обладателем сил царской и духовной власти. В трактате Звахим (102а) приводится мнение, что все сорок лет нахождения в пустыне Моше оставался первосвященником.

Что делало масло помазания? Освящало вещи. Одаряло евреев особым духом, необходимым для царей и первосвященников. Возможность наделять людей особым духом осталась только у Моше. Поэтому Всевышний подчеркивает, чтобы Моше собственноручно сделал масло помазания, наделив его особыми духовными свойствами.

Отношение к маслу помазания

В Танахе описано немало случаев, из которых видно трепетное отношение к тем, кто было помазан маслом помазания.

Первым царем в Израиле, помазанным на престол, был Шауль. Сказано, что после того как пророк Шмуэль завершил помазание Шауля, он поцеловал его: «И взял Шмуэль сосуд с маслом помазания, и полил на голову его, и поцеловал его» (Шмуэль 1, 10:1). Поясняет автор «Незер а-Кодеш», что Шмуэль поцеловал Шауля, потому что после помазания Шауль превратился в колесницу Небесного царства (т. е. Шауль раскрывал в этом мире Царство Всевышнего), и поэтому Шмуэль хотел получить немного от нового уровня святости.

А позже описывается случай, когда Давид отказывается поднять руку на царя Шауля, потому что он — помазанник Всевышнего. Давид и его люди прятались в пещере от преследования царя Шауля. Именно в ту пещеру, где находились Давид и его люди, зашел царь Шауль, чтобы справить нужду. Когда есть кто-то, кто преследует тебя и угрожает твоей жизни, то ты имеешь право убить преследователя, спасая себя. И люди Давида говорили ему, что сами Небеса благоволят к ним, и что нужно убить Шауля. Но Давид не позволяет его людям сделать это, говоря: «…не приведи Г-сподь, чтобы сделал я такое господину моему, помазаннику Г-спода, чтобы наложил я руку мою на него; ибо он — помазанник Г-сподень» (Шмуэль 1, 24:6).

Преследования не прекратились. И вновь царь Шауль приходит в Иудейскую пустыню в поисках Давида. Ночью Давид пробирается в центр стана Шауля. И когда Авишай предлагает Давиду одним ударом убить царя и положить конец их мытарствам, Давид отвечает ему: «…не губи его, ибо кто может поднять руку на помазанника Г-сподня и остаться безнаказанным?» (Шмуэль 1, 26:9). А когда к Давиду приходит человек, рассказавший ему, что он убил царя Шауля, по его же просьбе, Давид говорит ему: «…как не побоялся ты поднять руку свою, чтобы погубить помазанника Г-сподня? …И сказал ему Давид: кровь твоя (да будет) на твою голову (ты сам виноват в смерти своей), ибо уста твои свидетельствовали против тебя, когда ты сказал: “Я убил помазанника Г_сподня”» (Шмуэль 2, 1:14,16).

Очевидно, Давид понимал, что тот, кто помазан маслом помазания, становится носителем Небесных качеств. И что значимость такого человека настолько велика, что не дано безнаказанно поднять на него руку, даже когда по закону ему полагается смерть. А всему причиной — масло, святость и нетленность которому придал Моше. И разве кто-то удивится, что не только за злоупотребление этим маслом полагается карет, но даже за изготовление.

Подготовил рав Нахум Шатхин


https://www.beerot.ru/?p=41044