Особые права царя — Афтара Симхат Тора

Дата: | Автор материала: Рав Нахум Шатхин

200
права царя

«Всякий, кто воспротивится повелению твоему и не послушает слов твоих во всем, что ты ни повелишь ему, предан будет смерти» (Йеошуа, 1:18).

Из этого стиха следует, что царь имеет право наказывать и даже казнить всякого, кто осмелится ослушаться его приказа. А какими еще неограниченными полномочиями наделяет царя Тора?

Как добиться страха перед наказанием?

Рабейну Нисим в «Драшот а-Ран» (11) обращает наше внимание на то, что, на первый взгляд, в наказаниях Торы не хватает строгости и сдерживающего эффекта. Приведем примеры.

Чтобы казнить преступника за преднамеренное убийство требуется наличие следующих условий:

1. Преступника должны предупредить о наказании, которому он будет подвергнут за убийство. То есть два свидетеля должны заведомо знать о намерении преступника убить и попытаться остановить его на полпути.

2. После предупреждения предполагаемый убийца должен ответить, что ему известно, что за преступление грозит смертная казнь, но это его не остановит.

3. И тогда — внимание! Он должен ухитриться совершить убийство не позже, чем тох кдей дибур (максимально допустимого отрезка времени, равного произношению четырех-пяти слов) от момента предупреждения.

4. Преступление должно быть совершено на глазах у как минимум двух евреев, соответствующих всем законам о кошерных свидетелях.

Как вы думаете, много ли убийц будут пойманы, разоблачены и казнены? Уверен, что очень мало. Так где же справедливость?

Еще один, менее кровавый пример. Один профессиональный вор, специализирующийся на воровстве домашних животных, наконец-то был пойман (на краже одной овцы). И какое наказание теперь ему грозит? Как сказано в Торе: «Если украдет кто быка или овцу и зарежет его или продаст его, то пять быков заплатит за быка, а четыре овцы за овцу» (Шмот, 21:37). Соответственно, за украденную овцу он должен заплатить штраф в четыре раза больше стоимости одной овцы. И после вынесения приговора наш овцекрад делает циничное заявление в суде: «За свою “трудовую карьеру” я украл тысячи овец и весьма обогатился. А вы мне сейчас присудили штраф в четыре овцы?! Воровал и воровать буду. Потому что это стоящее дело и практически не наказуемое». Согласны? И если согласны, тогда возвращается вопрос: где справедливость в наказаниях Торы? Где в законах Торы сдерживающий от преступления эффект?

Поясняет Ран, что наказания, приведенные в Торе, имеют лишь одну цель – привести человека к искуплению за содеянный грех. И если кто-то украл и продал овцу, а после был пойман и заплатил за овцу четырежды, то из его «Небесного досье» это преступление вычеркивается. Как и у убийцы, казненного при соблюдении множества вышеперечисленных нюансов. Иными словами, наказания, приведенные в Торе, носят искупительный, а не предупреждающий преступления характер. А как же справедливость, страх пред наказанием? На то есть царь и власть, которой наделяет его Тора.

Царский суд – самый справедливый суд в мире

Говорят наши мудрецы, что если бы не страх перед царской властью, то люди бы сожрали друг друга живьем. И, оказывается, царь имеет практически неограниченную власть. Когда суд или бессилен, или наказание недостаточно строгое, то в силу вступает царский суд. Царь может казнить в случае, когда убийца всем очевиден, но с ним ничего нельзя сделать, потому что тот позаботился о массе надежных алиби.

Единственная проблема может возникнуть, если царь окажется не праведным и попытается злоупотребить данными ему полномочиями.

Как можно осудить баалат ов?

В книге Шмуэля (Шмуэль 1, гл. 28) рассказывается история похода царя Шауля к гадалке, специализировавшейся на вызывании духов. Дело в том, что сеанс у баалат ов проходит следующим образом. Гадалка, вызывающая душу умершего, видит образ того человека, но ничего не слышит. Тот, для кого вызывают душу умершего, ничего не видит, но зато слышит и может с ней общаться. А те, кто присутствуют при всем этом, ничего не видят и ничего не слышат. Ну и как можно осудить эту баалат ов? Свидетели расскажут, что помещение было затемнено. На стене висела большая хамса. Горели свечи, а воздух был наполнен запахом благовоний. Чародейка делала странные движения и произносила заклятия на непонятном языке. И больше ничего. «А что делал обвиняемый?» — спросят судьи. «Он разговаривал». — «С кем?»  — «Ни с кем. С самим собой». Очевидно, что обвинение для баалат ов на основании показаний свидетелей не может быть выдвинуто в принципе. Вот в таком случае и может вмешаться царь и решить проблему, даже не имея алахического свидетельства. Потому та чародейка так сильно испугалась, когда поняла, что перед ней царь Шауль, как сказано: «И увидела женщина Шмуэля, и громко закричала, и сказала та женщина Шаулю: зачем ты обманул меня?» (Шмуэль 1, 28:12). [Царь Шауль пришел инкогнито к специалистке по вызыванию духов. А то, что перед ней был царь, чародейка поняла, когда увидела образ человека, поднимающегося головой вверх. Дело в том, что души поднимались головой вверх лишь из уважения к царям. Для простого человека душа поднималась вниз головой и ногами кверху.]


http://www.beerot.ru/?p=43284