Слезы матери — Памяти рава Ицхака Шайнера

Дата: | Автор материала: Рав Игаль Полищук

791
слезы матери

Недавно произошли трагические события – от нас ушли два великих мудреца Торы, рав Мешулам Давид Соловейчик, глава ешивы Бриск, последний из сыновей рава из Бриска (рава Ицхака Зеэва Соловейчика), и рав Ицхак Шайнер, глава ешивы Каменец.

Уход этих праведников, в особенности рава Шайнера — повод задуматься об одной чрезвычайно важной теме. Ведь это был человек очень необычной биографии…

Рав Авраам Бендер несколько лет отвечал за функционирование слонимской ешивы в Польше. Но потом он переехал в Америку. В Нью-Йорке ему очень повезло: ему удалось вновь найти себе работу, связанную с преподаванием Торы. Он стал «мишелоахом» — человеком, который искал спонсоров для Нью-Йоркской ешивы «Рабейну Ицхак Эльханан».

В одну из поездок Святое Проведение натолкнуло его на неожиданную мысль: посетить один из дальних и не слишком фешенебельных районов города Питтсбурга (штат Пенсильвания).

Он навел справки и узнал, что в шестидесятитысячной питтсбургской общине есть всего лишь три семьи, на кашрут которых он сможет положиться. Он решил остановиться в доме семьи Шайнер.

Шайнеры были хорошими евреями из Галиции, которых голод и нищета вынудили переехать в Америку. Будучи преданным хасидом, его отец попросил разрешение на переезд у ребе из Чорткова. Ребе взял с него обязательство ни в коем случае, даже в самой отчаянной ситуации, не нарушать Шаббат. Так как в то время Суббота не была выходным днем, для людей, нуждающихся в работе, это было тяжелейшим испытанием. Его выдержали буквально единицы.

И вот, после Первой мировой войны, Шайнеры переехали в Питтсбург. В те времена там было много евреев, большинство из них — религиозных. Но основать в Питтсбурге настоящую еврейскую общину им не удалось, и еврейская жизнь в городе пребывала в состоянии упадка.

Для того, чтобы выполнить данное ребе обещание, отец семейства не стал устраиваться на работу. Вместо этого он открыл собственную пекарню и стал обеспечивать евреев кашерным хлебом. Понятное дело, в Шаббат пекарня не работала. 15 Ияра 5682 г. (11 мая 1922 г.) в семье Шайнеров родился мальчик, Исидор (Ицик) Шайнер. В городе не было ни одной еврейской школы, и когда мальчик немного подрос, его пришлось устроить в обыкновенную американскую «паблик скул» — общеобразовательную школу. Будучи способным и усердным ребенком, мальчик хорошо учился. Как настоящий американец, он очень увлекался бейсболом. Во второй половине дня он ездил на трамвае в Талмуд Тора. Позже рав Шайнер рассказывал, что все его учителя там были «просвещенцами», которые злобно высмеивали всё, что было связано с Торой и с иудаизмом.

В 5698 (1938) году, в возрасте 16 лет Исидор окончил «Пибади Хай Скул» и поступил в питтсбургский университет. Карьера профессора математики очень привлекала его…

И тут в дом Шайнеров приехал рав Авраам Бендер. Познакомившись с приятным и вдумчивым юношей, рав Авраам сделал ему совершенно неожиданное предложение: поехать учиться в ешиву! Разве его родителям приходило в голову, что есть такая возможность — послать мальчика в ешиву? Ешивы были в старом мире, в довоенной Европе. Кто в то время вообще говорил о том, что в Нью Йорке некоторые самоотверженные личности организовали несколько ешив? И тем не менее, предложение было сразу же принято. Рав Бендер забрал мальчика с собой.

«В Америке было пять миллионов евреев», рассказывал р. Шайнер, «и их в скором времени ожидало вымирание, как американских индейцев. Моя мама видела, как её соседи в результате смешанных браков теряли детей. Нет никаких сомнений, что меня спасли те слёзы, что она проливала, зажигая субботние свечи».

Ицхак начал учиться в ешиве «Рабейну Ицхак Эльханан» и очень преуспел там. Но тут вновь вмешалось Проведение. Мальчик страдал от астмы, и ему было необходимо отдохнуть от сырого нью-йоркского климата. На лето он поехал в горы, в лагерь «Кэмп Месивта» — лагерь ешивы «Тора во-Даас». Там он познакомился с учащимися этой ешивы и решил, что ему следует учиться именно там. В «Тора во-Даас» его первым преподавателем был рав Давид Бендер — сын того самого рава Бендера, который привёз Ицхака в Нью Йорк!

«На уроке у рава Бендера произошло что-то странное. Все спортивные фанаты вдруг почувствовали, что они любят Тору больше, чем бейсбол! Раби Давид учил нас, что нет ничего важнее Торы», — рассказывал рав Шайнер. Вскоре Ицхак перешел на урок главы ешивы — рава Шломо Хаймана.

Рав Хайман был один из ближайших и самых любимых учеников великого рава Баруха Бера Лейбовича. О нём надо рассказывать отдельно, но приведем здесь лишь одну историю.

В Бруклине был один замечательный ребе. Все еврейские мамы знали, у кого должны учиться дети для того, чтобы у них возникла любовь к Торе и появилось желание вырасти мудрецами. Как-то его спросили, откуда он взял такие силы. И он рассказал, что перед началом Второй мировой войны рав Шрага Файвл Мендлович, основатель ешивы «Тора во-Даас», попросил главу европейского еврейства рава Хаима Озера Гродзенского прислать ему в Америку рава для руководства ешивой. И рав Хаим Озер послал ему большого мудреца Торы, рава Шломо Хаймана, ученика рава Баруха Бера Лейбовича из Каменеца. Он приехал в Нью-Йорк и возглавил ешиву. Однажды, в день, когда рав Хайман должен был давать урок, началась снежная буря. Сугробы и пронизывающий до костей ветер не давали людям выйти на улицу. Всего несколько учеников осмелились сквозь снежные заносы пробраться в ешиву. Глава ешивы начал урок… это было уникальное зрелище: перед несколькими учениками он говорил громко, с воодушевлением и настроем, как будто перед ним сидели несколько сотен учеников. Потом кто-то из учеников спросил его: почему рош ешива так говорил? Нас тут всего пять человек, можно было вести урок тихо и спокойно, не как перед большой аудиторией. Рош ешива ответил, что они ошибаются: перед ним не пять человек, перед ним — также все их дети и их ученики. Как он вкладывает в них Тору, так она и будет передаваться дальше.

Ицхак Шайнер стал ближайшим учеником рава Хаймана.

(Интересно, что сам рав Шломо Хайман тоже оказался в ешиве в результате удивительной истории. Однажды, проходя по улице, его будущий учитель рав Барух Бер заметил группу стоявших на углу еврейских юношей. Он заговорил с ними и заметил, что один из них обладает быстрым и хватким умом. Рав Барух Бер пригласил этого далёкого от Торы юношу к себе в ешиву, и со временем тот стал его ближайшим учеником, равом Шломо Хайманом.)

1942 год Ицхак Шайнер провёл в городе Кливленд. Он был членом группы, которая стала основой ешивы Тельз. Но вскоре Ицхак вернулся в «Тора во-Даас». Его учителем стал рав Реувен Грозовский, зять рава Баруха Бера.

«У Ицхака очень ясная голова», говорил рав Грозовский. «Я заранее проговаривал ему свои уроки. То, что он не понимал, я не использовал в ешиве».

После Второй мировой войны рав Ицхак Шайнер поехал в Землю Израиля и поступил в ешиву Хеврон. Впоследствии его учитель рав Реувен Грозовский послал письмо своему родственнику, другому зятю рава Баруха Бера, раву Моше Бернштейну. Письмо было лаконичным, но чрезвычайно содержательным: «Выдай свою дочку, Эстер Лею, замуж за этого молодого человека». Таким образом питтсбугский мальчик женился на внучке великого европейского раввина, светоча Торы, рава Баруха Бера Лейбовича.

Когда в Вильно в семье больших раввинов родилась девочка, никому в голову бы не пришло, что её будущий муж в этом время растёт в Питтсбурге в штате Пенсильвания!

Но, как сказали мудрецы, еще до зачатия ребенка на Небесах провозглашают: «Такая-то, дочь такого-то – [в жены] такому-то». И вот мы видим, как Всевышний сделал возможным этот брак.

Через несколько лет после свадьбы молодая семья уехала в Швейцарию, в город Монтре, где рав Ицхак Шайнер возглавил ешиву «Эц Хаим». Через несколько лет семья вернулась в Израиль. Рав Ицхак Шайнер стал преподавать в ешиве Каменец, которую основал его тесть. Со временем рав Ицхак возглавил её. В 5763 (2003) году он стал членом Моэцет Гдолей а-Тора — Совета величайших мудрецов Торы.

Таким образом, простой пенсильванский мальчик, абитуриент питтсбургского университета, стал наследником рава Баруха Бера Лейбовича и крупнейшим знатоком и преподавателем Торы. А началось всё, опять же, со слез матери.

Эта тема очень принципиальная: женщины, и особенно – матери играют важнейшую роль в воспитании детей: они прививают детям стремление к Торе.

В Иерусалиме была одна замечательная женщина, госпожа Минцер. Она возглавляла «Семинар а-Хадаш», высшую школу для девочек. У неё огромные заслуги. Благодаря ней в народе Израиля есть много тысяч семей бней Тора (изучающих Тору); воспитанные ею девушки приумножили Тору в народе Израиля.

У нас есть обещание Всевышнего, что Тора не забудется в народе Израиля, но насколько она не забудется – зависит от нас.

И есть особые посланники, которые осуществляют это обещание; одним из них была госпожа Минцер. Ее особой заслугой было то, что она построила семинар, где девочек воспитывали так, чтобы, даже если они не вышли из семей мудрецов Торы, у них был внутренний духовный уровень бат талмид-хахам, дочь мудреца Торы. Это не вопрос того, кто ее папа, а внутренний уровень, как объясняет Раши: «Дочь мудреца Торы ценит корону Торы». Хазон Иш открыл нам, что этот уровень зависит от того, как девочка воспитывалась. В этом семинаре девочек действительно учат ценить то, что называется кетер Тора — «корона Торы».

Точно так же можно сказать о том, что великая женщина госпожа Сара Шнирер, основавшая систему школ «Бейт Яаков» – благодаря ей не забылась Тора в народе Израиля. Она совершила огромный духовный переворот среди женщин и девушек в нашем народе. Если бы не она, нас ожидала бы полная духовная катастрофа.

Хочу добавить еще одну историю: это была первая встреча рава Шломо Лоренца (возглавлявшего много лет ортодоксальную партию в парламенте) с Хазон Ишем, когда рав Лоренц был еще неженатым учащимся ешивы. Он пришел к Хазон Ишу с идеей, что нужно открыть в Израиле два типа ешив – один – для способных юношей, и один – для менее одаренных. Известно же, что для изучения Торы нужны особые способности. Хазон Иш эту идею отверг, сказав, что способности действительно нужны, но они приходят в заслугу слез мам и бабушек. То есть сегодня у него способностей к учебе нет, а через пару дней – могут появиться.

Есть еще один пример великой роли матери в воспитании детей.

Наш великий учитель рав Элазар Менахем Ман Шах всем своим величием обязан своей матери. Его мать была дочерью мудреца Торы, а ее муж — хорошим, но простым человеком. Мама с детства, еще до бар-мицвы, отправила сына в ешиву. Даже в тяжелые времена, когда началась первая мировая война, и он вернулся домой, она снова отправила его в ешиву. Именно ей обязан весь еврейский народ!

Это вещь очень глубокая, и ее невозможно сейчас полностью объяснить, но есть в Мишлей замечательные слова «Шма бни мусар авиха, ве-аль титош торат имеха»: «Внимай, сын мой, наставлению отца, и не отходи от Торы матери».

Есть особая Тора матери!

Объясняет рав Моше Шапиро удивительную вещь: у Ицхака было два сына, Эсав и Яаков. Эсав очень уважал своего отца, но ему не хватало понимания важности матери, и ее он не уважал достаточно. А Яаков принял традицию также от матери.

Из-за короновируса мы сейчас пребываем в тяжелом положении. Дело даже не в самой болезни. Последний год — это период тяжелого удара по воспитанию детей. В Эрец Исраэль – я знаю, как бьются над этим мои дети: и те из них, чьи дети просто сидят дома, и те, кто занят воспитанием и преподаванием. Возникло огромное множество проблем, и не только в Израиле, а и во всем мире.

Кроме того, от нас уходят великие мудрецы Торы, и это колоссальный урон. Каждый великий мудрец Торы — это как раскрытие Торы, той Торы, которая была дана на горе Синай. Уход такого человека — это настоящая трагедия.

Что нам необходимо сделать? Во-первых, позаботиться о воспитании детей; отправить их учиться туда, где они смогут получить Тору от Б-гобоязненных учителей. Во-вторых, необходимо, чтобы дети переняли от нас Б-гобоязненность, чтобы ощутили, прочувствовали преданность Торе Всевышнего и Его заповедям. Детям также совершенно необходимы молитвы мамы. Даже если они не будут их видеть! Пусть даже дети находятся не в местах святых, а в местах далеких. Но и тем, кто живет в хороших еврейских общинах, в Иерусалиме, в Бней-Браке, и подобных местах, тоже это нужно.

В тот же день, когда умер рав Ицхак Шайнер, умер и рав Мешулам Давид Соловейчик. В отличие от рава Шайнера, он вырос в доме величайшего мудреца, рава Ицхака Зеэва Соловейчика. Но что говорил рав Ицхак Зеэв Соловейчик? «Если бы вы знали, сколько слез я пролил о своих детях»…

Нам дан Всевышним великий дар – это наши дети. Он хочет, чтобы наши дети были теми самыми, о ком сказано в нашей недельной главе: мамлехет коаним — царство священников, и гой кадош — святой народ.

Это очень зависит от нас, от того, как мы будем самоотверженно своих детей воспитывать — не жалея ни денег, ни времени. От того, насколько будем молиться, чтобы они выросли хорошими евреями, чтобы достигли успехов в изучении Торы. Это должен делать каждый из нас.

Хочу вам пожелать, чтобы мы все удостоились праведных детей, мальчиков и девочек, которые будут нести свет Торы и веры народу Израиля дальше, следующему поколению.

Подготовил: рав Берл Набутовский


http://www.beerot.ru/?p=64390