Доверие в семье — как исправить эмоциональные ошибки?

Дата: | Автор материала: Рав Барух Фрухтер

506
исправить эмоциональные ошибки

Часть 1. Важность доверительных отношений в семье

Мы уже говорили ранее об эмоциональной связи между родителями и детьми. В частности, о том, что ребенок, не получивший эмоциональной поддержки от родителей, в большинстве случаев не чувствует себя в чем-либо значимым, его самооценка крайне занижена, и это зачастую приводит к тому, что он начинает искать признания в других, самых неподходящих местах. Есть в этом вопросе еще один аспект, который можно в общем определить как чувство доверия – в отличие от эмоциональной связи. Сегодня мы поговорим о доверии.

Ребенок, у которого установились доверительные отношения с родителями, не испытывает сложностей с тем, чтобы рассказать о чем-то, что его беспокоит, о том, чего бы ему хотелось, о своих интересах и страхах, и даже не боится признаться в собственных ошибках и проступках. Почему это так важно для нас? Как правило, нет детей, у которых не возникало бы проблем в школе, в отношениях с друзьями и учителями; кто-то может, не дай Б-г, обидеть ребенка и даже представлять для него серьезную опасность. Нам будет легче помочь ребенку и исправить ситуацию, если он будет с нами откровенен. А что же с замкнутыми детьми, которые не чувствуют доверия к родителям? Такие дети никогда ничего не рассказывают, держат все в себе, и даже когда часть фактов становится известна, считают это злом для себя и стараются, по возможности, утаить остальное. Часто в такой ситуации можно проследить, к сожалению, вину самих родителей: возможно, изначально ребенок и был открытым, но после того, как раз за разом родители (или учителя, или товарищи) использовали откровенность ребенка против него самого, он замкнулся и больше не желает идти на контакт. И, конечно, в дальнейших ситуациях такой ребенок относится к родителям предвзято: «Они меня не понимают, и не стоит с ними ничем делиться, так как это не только мне не поможет, но и причинит дополнительное расстройство», – думает он.

Часто родители «спохватываются», что с ребенком что-то не так, узнают о каких-то невероятных трудностях, с которыми ему пришлось столкнуться, бегут к специалисту, и только тогда узнают, что ребенок им совершенно не доверяет, и что такой ситуации можно было бы избежать (или избежать столь тяжелых последствий), если бы изначально в семье присутствовало чувство доверия. Получается замкнутый круг: несмотря на потребность ребенка получать поддержку от друзей, он всегда должен чувствовать поддержку дома и семьи; ребенок же, не испытывающий эмоционального комфорта в семье, не может полноценно реализоваться социально.

Как не потерять доверие ребенка? В первую очередь, запрещено под любым предлогом использовать то, что рассказывает нам ребенок, против него самого, иначе это может привести к самым неожиданным последствиям. Как-то раз в Шаббат к раввину пришла девушка и сообщила, что на будущий вторник у нее назначена свадьба, но она решила не выходить замуж и желает расторгнуть помолвку. Будучи человеком опытным, рав начал расспрашивать девушку обо всех обстоятельствах дела, и открылись интересные подробности. Оказывается, ее мать не только не поставлена в известность о решении дочери, но и вообще не знает практически ничего о ее внутреннем мире. Продвигаясь все глубже в прошлое, удалось найти причину таких отношений: случай, произошедший с девушкой в детстве, когда ей было примерно 13 лет. Как-то раз она пожаловалась маме на некоторые сложности в общении с подругами, дискомфорт в классе, – ситуация, в общем-то, не такая редкая среди девочек ее возраста. Не дождавшись эмоциональной поддержки от мамы, девочка своими силами как-то справилась с этим, и история практически забылась – пока не наступил канун Песаха. Мама попросила дочку помочь ей в предпасхальной уборке, и девочка согласилась – только попросила позволить ей дочитать главу в интересной книге. Видимо, книга была очень уж интересная, потому что за одной главой последовала другая, и, увлеченная сюжетом, девочка забыла о маминой просьбе. Спустя какое-то время недовольная мама вновь обратилась к дочке – но уже не просто с напоминанием, а с разрушительной критикой: «Не удивительно, что тебя отвергли подруги: никому не хочется иметь дело с человеком, который так относится к своим обязанностям!». С этого момента, призналась невеста, она навсегда решила для себя, что ничем не будет делиться с матерью. История имела, впрочем, счастливый конец – девушка вышла замуж, и сегодня у нее пять или шесть детей, но… она до сих пор не считает свою мать близким человеком, и та ничего не знает о ее чувствах.

Особенно осторожными должны быть те родители, которые изначально склонны к критике. Поскольку они и так каждый день подмечают недостатки в своих детях и указывают им на ошибки, делиться с такими родителями неудачами и проблемами – это давать им дополнительный повод к недовольству, и, соответственно, к разрушительной критике.

Еще один момент – это ложные ожидания. Зачастую мы ожидаем от детей каких-то поступков или слов, к которым они не готовы, или им это не подходит, или они вообще к этому не стремятся, и нам сложно скрыть разочарование от того, что дети не соответствуют заданным нами стандартам. Это может быть определенный результат экзамена, или выборная должность в классе – если наш ребенок не первый, то реакция «почему не ты» автоматически появляется не только на уровне эмоций, но и, к сожалению, изливается на ребенка. Иногда это может служить неплохим стимулом к росту («Учись больше, и в следующий раз ты обязательно получишь приз!»), но иногда дает обратную реакцию – ребенок начинает верить в то, что он просто не способен ничего добиться, и никогда не сможет оправдать наших надежд, какие бы старания он ни приложил. Этому отношению можно дать условное название «демонстрация разочарования»: такой родитель все время дает ребенку понять: я в тебе разочарован, ты не соответствуешь моим ожиданиям, из тебя не вышло того, на что я надеялся, и так далее. Характерно, что такое отношение свойственно как раз некритичным родителям (потому что родители, склонные к прямой критике, уже напрямую указали ребенку на ошибки): родительское разочарование, начинаясь с внутреннего ощущения, передается невербально. Как и в случае с супругами, в отношениях «родитель-ребенок» разочарование передается на уровне чувств, и какой вывод ребенок может для себя сделать? Я ничего не стою, я ничего не могу добиться, и раз родители, которые меня так хорошо знают, во мне разочарованы, то уж тем более не стоит ждать положительной оценки от посторонних людей.

Механизм возникновения и демонстрации разочарования можно проследить из нескольких источников. Во-первых, это потребность родителей в уважении: я хочу, чтобы про моего ребенка говорили только лестные слова (в мою заслугу), и если я не получаю уважения через своего ребенка – это меня расстраивает, и причина расстройства – сам ребенок, который не справился с ролью инструмента получения почета. Есть и другой вид разочарования: разочарование родителей в самих себе, неудовлетворенность существующим положением вещей. Например, человек сравнивает себя с бывшими одноклассниками: один преуспел в учебе, другой – в бизнесе, третий удачно женился, а из меня не вышло ничего особенного. Почему? Не потому, что они много работали, а я совсем не старался (мало кто может себе в этом признаться), а просто так сложилась судьба, то, что на иврите называется мазаль – у них был хороший мазаль, а у меня плохой! В собственных способностях, как правило, никто при этом не сомневается, напротив, зачастую кажется, что успеха добились именно люди менее талантливые и способные, – и тут разочарование вступает в полную силу. Какими же способами кажущиеся неудачники пытаются восстановить удовлетворенность собой? За счет детей! Не вышло из меня – выйдет из него! Чего у меня не было – будет у него! Таким образом, ребенок должен компенсировать родителю недостаток успеха, но почему-то редкий родитель отдает себе отчет в том, что ребенок может быть не способен или не заинтересован в достижении тех целей, которые перед ним поставили. Например, девочку-старшеклассницу не избрали вожатой средних классов, несмотря на все имеющиеся данные. Можно принять это как данность, забыть и жить дальше, но есть девочки, которые, уже будучи женщинами, все еще не могут забыть того, что их обошли. И что происходит, если у такой женщины есть дочь-старшеклассница? Всеми силами она старается сделать так, чтобы уж ее-то дочь непременно стала вожатой! Если так и происходит – все счастливы. Но что, если у девочки нет ни способностей, ни желания становится вожатой? Тогда может случиться так, что все разочарование, накопившееся и усилившееся с годами, изольется на эту несчастную девочку, и справиться с таким потоком отрицательных эмоций со стороны собственной матери будет очень непросто.

Или же, бывают не очень контактные дети. Им трудно влиться в компанию, их не приглашают в гости, чтобы вместе готовить домашние задания, в поездках в автобусе никто не хочет сидеть с ними рядом и так далее. Если ребенок чувствует, что сверстники не принимают его, то это чувство может остаться с ним на всю жизнь. И для своих детей он будет искусственно создавать друзей, компанию, занятия, вовлекать их во всевозможные проекты и кружки – совершенно не считаясь с тем, что, возможно, такое интенсивное общение просто не подходит им по складу характера. Получается, что у нас были проблемы в детстве, а наши дети почему-то обязаны исправлять наши детские комплексы – чего ради? Почему наши дети должны зачастую страдать от того, что мы сами не смогли в себе исправить за столько лет? А если они не могут или не хотят соответствовать нашим представлениям – какое право мы имеем давать этому вообще какую-либо оценку, тем более негативную?

Разочарование и отчаяние – это, пожалуй, самое страшное в отношениях между родителями и детьми, последствия таких эмоций намного серьезнее, чем если разочарование и отчаяние проявляется между супругами; прежде всего, страдает эмоциональное доверие ребенка. При этом, успех в воспитании детей напрямую зависит именно от степени доверия, которое они испытывают к собственным родителям. Причем зачастую даже внутри одной семьи братья и сестры совершенно по-разному воспринимают родителей. Например: предположим, у некоего отца есть двое сыновей, примерно одного возраста и уж точно одинакового воспитания. И вот он, будучи крайне педантичным в исполнении заповедей, вернувшись с вечерней молитвы накануне Песаха, приступает к проверке хамеца, и заканчивает проверку около 3-4 часов утра (оговоримся, что проверка обычного дома занимает у подавляющего большинства семей не больше часа). Что говорят об этом сыновья? Первый: «Мой папа такой праведник, он так тщательно проверяет каждую трещинку в полу, он такой внимательный!» И второй: «Мой папа точно странный – разве можно столько времени проверять дом, никто так не делает!» В чем принципиальная разница в оценках? Первый сын эмоционально близок к отцу, разделяет его взгляды и ценности, хочет быть похожим на него – что называется, «на одной волне», тогда как второй настолько эмоционально далек от отца, что все, что бы родитель ни делал, будет выглядеть в его глазах по меньшей мере непонятным (если не прямо негативным).

Таким образом, отец один, семья одна, дети растут в одинаковых условиях, и единственное, что влияет на их оценку – эмоциональный контакт с отцом, точнее, его наличие или отсутствие. В повседневной жизни вы, наверное, замечали за собой или другими такую особенность: есть люди, которых мы особенно уважаем или ценим, но, поскольку это все-таки живые люди, им тоже присущи некоторые странности. Однако мы эти странности не замечаем или относимся к ним снисходительно – только из-за нашего изначально позитивного отношения. Но к человеку, к которому мы, наоборот, изначально относимся критично, любая такая странность будет лишь усугублять наше отношение, и ни о какой снисходительности тут уже речь не пойдет. И все это нормально и понятно относительно большинства людей из нашего окружения, потому что общество слишком велико, и невозможно относиться к каждому одинаково (речь идет, прежде всего, о внутреннем восприятии, приветливым же и любезным следует быть со всеми). Но когда речь идет о системе «родитель-ребенок», тут уже надо постараться воздействовать и на собственные внутренние чувства, а не только на внешние проявления таковых.

Часть 2. Как исправить эмоциональные ошибки?

Наши статьи были бы почти бесполезными, если бы мы не попытались не только выявить проблему, но и предложить наиболее общие способы ее решения. Итак, ребенок страдает морально, чувствует себя эмоционально неполноценным, вплоть до того, что приходит к родителям и заявляет: «Вы меня не любите!» Почему он так решил? Один раз он попросил конфетку, и ему не дали, в другой раз планировал поиграть с друзьями – а его не пустили, в третий раз ему захотелось кроссовки с лампочками – а их не нашли, в четвертый раз он потребовал на день рождения велосипед и не получил; не важно, что произошло, но каждый раз, когда он чего-то недополучил, становится для ребенка причиной объявить, что его не любят. И это также относится к детям, которые «купаются в подарках», – такого ребенка достаточно попросить сделать что-нибудь, чего он делать не желает, и это для него уже достаточное доказательство нелюбви родителей. Как действовать в такой ситуации?

Во-первых, не пытаться прямо доказать обратное. Наоборот, сказать что-то вроде: «Знаешь, в чем-то ты прав! Ты действительно имеешь право чувствовать, что твои родители тебя недооценивают, и некоторые их поступки, действительно, похожи на то, что они к тебе относятся не так, как бы тебе хотелось». Тем самым, мы даем ребенку понять, что, с одной стороны, это нормально и приемлемо – испытывать подобные чувства, а с другой – что такие чувства не всегда означают, что он на самом деле прав. В доказательство можно привести цитату из Сефер аХинух, где прямо написано о том, что любовь родителей к детям заложена в природе человека. Однако эту любовь не всегда так просто получается проявить должным и понятным ребенку образом, она как бы «закрыта в подвале и не может выйти». Причин может быть много: это и нечаянные ошибки, и груз собственного детства, и неадекватность эмоциональных проявлений (а иногда родители просто не знают, как ее проявить), однако любовь есть всегда – просто потому, что Всевышний заложил ее в родителей! Не стоит сбрасывать со счетов и бытовые проблемы, которые присутствуют в каждой семье, – неудачный день на работе, финансовые трудности, плохое самочувствие. Имея такой груз, родителю непросто переключить внимание на ребенка, и ребенок чувствует себя отвергнутым по собственной вине, тогда как на самом деле его вины тут как раз и нет. Иногда ребенок действительно отличается от других детей: он гиперактивный, или у него повышенная чувствительность, или другое состояние, влияющее на его поведение, однако родители просто не могут, будучи погруженными в собственные проблемы, вовремя заметить, что их ребенку требуется профессиональная помощь. Они решают, что ребенок просто действует им назло и унижают его, обижают, пытаются призвать к порядку – и такой ребенок вырастает в неблагополучного подростка, которого уже ведут на прием к специалисту с накопившимся комплексом проблем. Понятно, что в большинстве случаев до этого бы не дошло, если бы изначально была надежно выстроена система эмоционального доверия в семье, и самые важные в развитии ребенка годы (от рождения до пяти лет) не были бы безнадежно утрачены.

Итак, первое средство экстренной помощи – объяснить ребенку, что все родители любят своих детей просто за то, что они их дети. И даже если мы случайно нанесли ребенку обиду своим отношением – это просто от того, что все мы – живые люди и время от времени совершаем ошибки, но мы ни в коем случае не хотели действительно навредить, потому что главное, что в нас есть, – это любовь.

Следующий этап очень непростой: ребенку предлагается стать самому себе психологом. То есть стоит предложить ему отметить случаи, когда он чувствует, что его не любят, и оценить их с объективной точки зрения.

Повторимся, что это очень непростое упражнение, и изначально оно не так легко дается ребенку, но понемногу такой анализ войдет в привычку и принесет свои плоды – по крайней мере, ребенок привыкнет открыто обсуждать вещи, которые его беспокоят, и нам представится шанс переубедить его. Речь идет о детях примерно 10-11 лет (в зависимости от развития ребенка) – о детях того возраста, когда уже можно говорить о каком-то самоанализе. С трехлетним и даже пятилетним ребенком такие разговоры не имеют смысла – с маленькими детьми можно просто изменить свое поведение, быть внимательнее к их просьбам и страхам, отдавать больше тепла; а вот с 15-летним подростком такая терапия может оказаться попросту «просроченной», потому что наступает определенный момент, когда подросток замыкается в себе, и никакие уговоры не помогут открыть его для общения.

Конечная цель – донести до ребенка, что он прав в своих чувствах и он имеет право испытывать любые эмоции, но со стороны родителей не было изначального намерения принести ему эмоциональный дискомфорт, потому что они его безусловно любят.

Говоря о младшем возрасте, нужно четко разделять случаи, когда он заявляет «вы меня не любите». Если ребенок попросил у мамы конфету, а она не дала, и он говорит маме, что она его не любит – это, скорее всего, лишь способ получить желаемое, особенно, если через минуту его внимание переключится на что-то другое. Но если ребенок уклоняется от маминых объятий и поцелуев, стремится, наоборот, вместо того, чтобы быть рядом с матерью и выпрашивать конфеты, удалиться в свою комнату или уйти играть с братом или друзьями – вот тут надо проявить особую чуткость. В любом случае, универсальных инструкций нет, родителям следует лишь постараться быть всегда предельно внимательными во время общения со своими детьми.

В среднем школьном возрасте инструмент, который нам может очень пригодиться в установлении или восстановлении чувства доверия, – это беседа, по ходу которой родитель делится с ребенком собственными мыслями и переживаниями (как этот инструмент работает в отношениях между супругами, мы рассказывали в одном из предыдущих выпусков). Рассказывать ребенку о событиях дня или прошлой недели, или любимые многими детьми истории из детства родителей – прекрасный способ сблизиться с ребенком. Даже если это будет ничего не значащий случай в автобусе, или рассказ о гранатовом дереве, которое расцвело в соседнем дворе, – любое радостное или печальное событие хорошо для того, чтобы донести до ребенка главное: ты для меня важен, я тебе доверяю.

Отдельно следует коснуться образовательных учреждений, куда все мы посылаем наших детей. У родителей появляется большой соблазн дать ребенку понять, что его значимость в глазах родителей напрямую зависит от его успехов в учебе, – и это грубейшая ошибка в воспитании! Безусловно, можно и нужно хвалить за хорошие оценки и прилежание, более того, не стоит ни от кого скрывать, что ценность учебы в иудаизме безмерно велика, и успешный в учебе ребенок, как правило, является также успешным среди одноклассников и получает признание учителей, – такой ребенок приобретает уверенность в себе отчасти именно за счет своих высоких оценок. Более того, бывают ученики, изначально не очень способные к учебе, но стоит им несколько раз чуть завысить оценку «авансом», как они всеми силами стараются в дальнейшем оправдать выданный «кредит доверия». Однако ни в коем случае не стоит проводить линию равенства между набранными за тест баллами и нашим отношением к детям; это большая ошибка, таящая в себе реальную угрозу. Иногда ребенок не может преуспеть в учебе именно из-за того, что в какой-то момент родители дали ему почувствовать, что он не может добиться ничего значимого.

Вспомним притчу. Яйцо утки подкинули высиживать курице. Спустя несколько дней начались проблемы: во-первых, утенок был до сих пор в яйце, когда все цыплята уже давно как вылупились. Во-вторых, уже вылупившись, утенок разительно отличался от своих «братьев и сестер» – цыплят, и, естественно, по куриным меркам, в худшую сторону. Благодаря перепонкам на лапках утенок не мог быстро бегать и вспрыгивать на насест, а из-за плоского клюва ему никак не удавалось клевать зерна. Типичный пример ребенка-неудачника, вы не находите? И так продолжалось бы до самой его смерти, если бы в один прекрасный день мама-курица со всеми детьми (и с «растяпой»-утенком, в том числе) не отправилась гулять на берег реки. Там их подстерегал голодный лис, и конец истории, как вы понимаете, не самый счастливый – для всех, кроме утенка! Он прыгнул в воду и быстро и умело поплыл, тем самым избежав печальной участи своих «братьев» и обретя свое истинное призвание. Какой вывод для нас ценен в этой истории? Не бывает детей – полных неудачников! Каждый человек обладает уникальными талантами, а наша задача как родителей – лишь постараться раскрыть эти таланты и поместить ребенка в соответствующую среду. И, не дай Б-г, никакой критики, разочарования и преждевременных штампов!

Повторим еще раз: не существует неудачных детей!!! В последнее время все большее количество родителей и педагогов приходит к выводу, что, действительно, есть какой-то процент детей, которые просто не могут полноценно самореализоваться только из-за того, что окружение – группа в детском саду, класс или вся система образования, выбранная их родителями, – не подходит им по образу мышления и типу характера! Например: есть дети, которые отличаются более глубоким пониманием вещей, чем большинство сверстников, аналитическим складом ума и прекрасной памятью. Это – способности, особенно ценные в изучении Торы, да и в науке. Однако, как правило, такое глубокое понимание требует большего времени для усвоения материала. И вот в классе учитель объясняет новый материал: пока «наш» ребенок анализирует и старается усвоить услышанное, его одноклассник уже задает вопросы! Что происходит в голове у более медлительного ребенка? Он просто чувствует себя неполноценным! Как это так – я вообще ничего не понимаю, а другие уже задают вопросы! Видимо, я глупый, и вообще не могу учиться… А если вся учебная программа ориентирована на учеников, которые быстро схватывают материал, то более вдумчивому ребенку просто не оставляют шансов самореализоваться! Непонятое накапливается с каждым днем, и это может привести к глубокому стрессу и повлиять в негативную сторону на всю его самооценку в жизни. Как ему помочь? Нам, как родителям, важно вспомнить о важности чувства доверия, которое необходимо внушить своему ребенку. Тогда, в случае каких-либо проблем, ребенок не замкнется в себе наедине со своими страхами и отчаянием, а обратится к родителям за помощью. Если вернуться к примеру с глубоким пониманием школьного материала – то такому ребенку, скорее всего, поможет частный репетитор, который будет после уроков, в подходящем ребенку темпе, прорабатывать с ним вновь пройденный материал, пока он четко не усвоится. Преподаватель подготовит ребенку почву для нового учебного дня, который должен стать радостью, а не наказанием.

Еще одна учебная проблема, с которой не так сложно справиться, если вовремя обнаружить, – разные системы восприятия у разных людей. Большинство людей комбинируют слуховое и визуальное восприятие, но встречаются и такие, которые прекрасно воспринимают новую информацию на слух и совершенно не способны «увидеть» ее в напечатанном виде. А есть такие дети, которые могут несколько часов подряд провести над книгой, но в классе наблюдается полное «отсутствие присутствия». Кому-то больше подходят схемы, а кому-то – красочные графики и трехмерные макеты. И поэтому, когда в очередной раз вы решите отчитать ребенка за низкую успеваемость – постарайтесь вначале проанализировать (самостоятельно или с помощью специалиста), вправе ли вы требовать от сына или дочери того, чего в них просто не заложил Творец?

Часть 3. Краткий итог

1. Наши любовь и доброжелательное отношение к детям никак не должны зависеть от их успехов в учебе и социальной жизни, – дети должны расти с чувством безусловной любви родителей.

2. Время от времени, сложности и сомнения возникают у любого человека, и таких трудностей намного больше у ребенка; какими бы они ни были, задача родителей – заранее сформировать у ребенка чувство доверия, чтобы о проблеме становилось известно, в первую очередь, семье, и как можно раньше.

3. Если вам повезло, и вы узнали о проблеме своевременно – ни в коем случае не оставляйте ее без внимания, и уж тем более запрещено обрушиваться с критикой на ребенка. Лучшее и минимальное, чем можно помочь, – проявить максимум сочувствия и постараться внимательно выслушать его, прояснив как можно больше деталей.

4. Помните: абсолютно неуспешных детей не бывает! Всевышний создал всех людей разными, наделив их различными способностями к восприятию и самовыражению; помогать ребенку следует, прежде всего, исходя из его индивидуальных особенностей, и, создав ему доброжелательную среду, мы удостоимся, с Б-жьей помощью, испытать много настоящего еврейского нахаса!

Подготовила А. Швальб.


http://www.beerot.ru/?p=38065