Введение в законы Шаббата Тридцать девять основных работ

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

1716

1. «Осмысленная работа»

В Торе заповедано: «Шесть дней трудись и делай всю свою работу, а день седьмой, Шаббат, [посвящен] Г-споду, Б-гу твоему, – не делай никакой работы (לֹא תַעֲשֶׂה כָל מְלָאכָה – ло таасе холь мелаха)…» (Шмот, 20:8-10). Это одна из десяти заповедей, прозвучавших во время Синайского Откровения.

Но что именно называется «работой», которую делать запрещено?

Это определение дано в самой Торе, в строке, в которой говорится о возведении Шатра Откровения: מְלֶאכֶת מַחֲשָׁבֶת (млехет махшевет) – «осмысленная работа» (там же, 35:33; см. Бейца, 13б).

Существует несколько параметров, по которым определяется, какая работа является «осмысленной».

1) Во-первых, такая работа осуществляется с осознанным намерением – каваной. Причем человек имеет в виду выполнить именно это действие и именно с этим объектом – например, сорвать именно этот плод. Но если человек собирался взять упавший на грядку нож, а по ошибке выдернул из земли какой-то растущий там овощ, он свободен от наказания. Совершающий подобное действие называется митасек – т. е. делающий непроизвольное, механическое движение (Шаббат, 72б, Раши; Рамбам, «Шаббат», 1:8-9).

Митасек отличается от того, кто неумышленно нарушил запрет Шаббата (шогег). Неумышленный нарушитель собирался выполнить запрещенную в Шаббат работу, потому что не знал, что она запрещена, или забыл, что теперь Шаббат. Но митасеквообще не собирался делать эту работу, и лишь его неловкое, непроизвольное, автоматическое движение привело к тому, что работа была все же совершена (Раши, Шаббат, 72б).

Еще пример: человек спокойно шел по траве, и при ходьбе одна из травинок случайно вырвалась из земли. Поскольку он не собирался вырывать траву из земли, он свободен от наказания. Более того – ему изначально разрешено ходить по траве, несмотря на то, что при его ходьбе она может случайно вырваться (Рамбам, «Шаббат», 1:5; «Шулхан Арух», 336:3). Однако если человек намеренно совершает такое действие, которое неминуемо приведет к выполнению запрещенной в Шаббат работы, он ответственен за нарушение запрета Торы. Ведь поскольку он знал, что запрет наверняка будет нарушен, его нарушение считается намеренным. Такой случай называется на языке Талмуда псик рейша (буквально «отсечение головы»). Название связано с приведенным в Талмуде примером: человек отрубает голову гуся (например, для того, чтобы накормить свою собаку), и при этом утверждает, что не собирается убивать животное. Но ведь невозможно отсечь животному голову, чтобы после этого оно осталось в живых! Поэтому считается, что такой человек намеренно убил животное. А если это было намеренно сделано в Шаббат, то он намеренно нарушил запрет Шаббата (Шаббат, 75а; Рамбам, «Шаббат», 1:6).

Следует подчеркнуть, что при псик рейша нарушитель ответственен по закону Тору только в том случае, когда он заинтересован в результате совершенной работы. Например, он омывает руки в своем саду, прямо над грядкой – и хотя он не собирается поливать растения (это запрещено в Шаббат!), тем не менее, при его омовении грядка неминуемо будет полита. А он заинтересован в том, чтобы его растения получали влагу и лучше росли («Шулхан Арух», 336:3, «Мишна Брура», 27). Но если он омывает руки над бесхозной травой, судьба которой ему безразлична, запрет Торы при этом не нарушается («Мишна Брура», там же). Но мудрецы запретили и такое действие псик рейша, в результатах которого нарушитель не заинтересован («Шулхан Арух», 320:18, «Мишна Брура», 53).

2) Второй признак «осмысленной работы» – она выполняется своим обычным путем (ке-дарка). Но если работа выполняется измененным образом (бе-шинуй), запрет Торы при этом не нарушается («Хаей Адам», 9:2). Ведь «осмысленная работа» (млехет махшевет) при изготовлении Шатра Откровения совершалась обычным образом – так, как принято выполнять ту или иную работу.

Выполнение работы измененным образом называют также ки-ле-ахар яд (буквально «сделал как тыльной стороной руки»). Имеется в виду следующее: обычно вещи выносят, держа их в руке, но если человек положил предмет (например, небольшой плод) на тыльную сторону руки и так вынес, то это измененный способ совершения запрещенной в Шаббат работы «выносить из одного субботнего владения в другое». Мудрецы запретили выполнять запрещенные из Торы работы и измененным образом. Например, правше запрещено писать правой рукой из Торы, а левой – по постановлению мудрецов. А левше наоборот: левой рукой – из Торы, а правой – по постановлению мудрецов, ведь для него это выполнение работы измененным образом («Мишнат а-Шаббат», 2:3:1-2).

3) Третий признак «осмысленной работы» (мелаха а-цриха ле-гуфа, «работа, которая необходима сама по себе») является предметом большой дискуссии наших мудрецов. Приведем более простое определение авторов Тосафот: «осмысленная работа» должна выполняться для той же цели, ради которой выполняли ее при изготовлении Шатра Откровения, ведь все виды запрещенных в Шаббат работ выводятся из того, какие работы совершались при возведении Шатра. Но если работа выполняется для другой цели (мелаха ше-эйна цриха ле-гуфа), то запрет Торы не нарушается. Это точка зрения раби Шимона бар Йохая, которая приведена в талмудическом трактате Шаббат (93б). Приведем пример. При изготовлении Шатра вырывали ямы для того, чтобы ими воспользоваться (например, для земляной печи). Поэтому если человек вырывает яму лишь для того, чтобы воспользоваться вырытой землей, а сама яма ему не нужна, тогда, по мнению раби Шимона, запрет Торы не нарушен (Тосафот, Шаббат, 94а). Но там же, в Талмуде, приведена и альтернативная точка зрения раби Йеуды, который считает, что если работа выполнена намеренно и осмысленно, то запрет все равно нарушен – даже когда она выполнена для другой цели, чем ее делали при изготовлении Шатра Откровения (Шаббат, 93б).

Мы пояснили термин мелаха а-цриха ле-гуфа в интерпретации составителей Тосафот. Однако Раши объясняет эту талмудическую дискуссию между раби Шимоном и раби Йеудой немного иначе. И по интерпретации Раши, раби Йеуда тоже считает, что запрет Торы нарушается в любом случае, когда человек выполняет запрещенную работу с конструктивной целью – тогда это «осмысленная работа» (млехет махшевет), о которой говорится в Торе. Но по мнению раби Шимона, если работа осуществлена для некой побочной цели – при этом человек не только не заинтересован в самом запрещенном действии, но и, возможно, предпочел бы не совершать его, – тогда запрет Торы не нарушается (хотя и это запрещено мудрецами). Поэтому работу, которая выполнена ради побочной цели, называют мелаха ше-эйна цриха ле-гуфа – т. е. «работа, которая не нужна для основной [цели]» (Раши, Шаббат, 93б; «Мишна Брура», 278:3). Но того, чтобы работа была выполнена для той же цели, что и при изготовлении Шатра Откровения, при этом не требуется.

Приведём бытовой пример: человек выбрасывает мусор из дома на улицу, во «владение многих», а, как уже упоминалось, выносить вещи из «частного владения» во «владение многих» в Шаббат запрещено Торой. Однако в данном случае человек выбрасывает мусор вовсе не для того, чтобы тот оказался во «владении многих», – он заинтересован лишь в том, чтобы мусор не оставался внутри его дома. Поэтому с точки зрения раби Шимона, выбрасывающий мусор не нарушает запрета Торы (хотя мудрецами это, безусловно, запрещено). Но с точки зрения раби Йеуды, запрет Торы нарушен, ведь это действие совершается с вполне осмысленной целью («Йесодот Алахот Шаббат», 11, 3).

Большинство законоучителей определили закон в соответствии с мнением раби Шимона (причем в интерпретации Раши): совершающий работу ради побочной цели не нарушает запрет Торы, но лишь запрет мудрецов (Раавад и «Магид Мишнэ»; «Мишна Брура», 316:34, 335:84-85). Важно отметить, что и по мнению раби Шимона работа считается выполненной ради побочной цели только в том случае, если человек вообще не заинтересован в основной цели: например, роет яму ради того, чтобы использовать извлеченный грунт, и вообще не заинтересован в том, чтобы в этом месте осталась яма. Но если он заинтересован и в яме – хотя делает ее в основном ради извлекаемого из нее грунта, при такой работе нарушается запрет Торы («Йесодот Алахот Шаббат», 11, с.147).

4) Четвертый признак «осмысленной работы» (млехет махшевет) – она выполняется с созидательной целью – ле-шем тикун, а не ради порчи и разрушения (дерех килкуль). Но если человек разрушает ради того, чтобы починить – например, рвет, чтобы затем лучше зашить, или стирает буквы, чтобы написать на их месте другие – тогда запрет Торы все-таки нарушается (Рамбам, «Шаббат», 1:17-18).

Мудрецы запретили совершать запрещенные в Шаббат действия даже с чисто разрушительной целью.

5) И, наконец, пятый признак – работа совершается ради того, чтобы получить устойчивый результат. Например, человек пишет чернилами на пергаменте или бумаге – в отличие от того, кто пишет пальцем на песке или на запотевшем стекле. Но и работы, не дающие устойчивого результата, запрещены мудрецами («Мишна Брура», 340:22:1; «Мишнат а-Шаббат», 2:3:5).

2. Наказание и искупление

1). Нарушитель закона, совершивший в Шаббат одну из запрещенных работ, несет ответственность по закону Торы. Так, намеренное совершение запрещенной в Шаббат работы карается смертной казнью. И если человек нарушил запрет на глазах двух и более свидетелей, которые предостерегли его, что данное действие запрещено Торой и карается смертью, тогда суд, уполномоченный для рассмотрения подобных дел, может приговорить его к побиению камнями (скила) (Рамбам, «Шаббат», 1:1).

В Торе сказано: «День седьмой пусть будет свят для вас, день покоя, посвященный Б-гу, – всякий, кто делает в этот день работу, будет предан смерти» (Шмот, 35:2). А в другом месте, где говорится о нарушителе законов Шаббата, конкретизируется: «Этот человек будет предан смерти – пусть вся община побьет его камнями за станом» (Бемидбар, 15:35).

Дела, по которым может быть вынесен смертный приговор, рассматривались только в период Храма, когда действовал Санедрин. Для рассмотрения такого дела необходим состав суда как минимум из двадцати трех мудрецов (Санедрин, 2а). Прежде чем вынести приговор, суд проводит дознание, включающее допрос свидетелей, а также другие необходимые следственные действия. При малейшем расхождении в показаниях свидетелей подсудимый оправдывался, и поэтому смертные приговоры выносились крайне редко (см. Макот, 7а).

В период, когда нет Храма и нет суда, который бы мог вынести смертный приговор, наказание осуществляется с Небес. В Талмуде указано, что тот, кто подлежит за свое преступление побиению камнями, гибнет при подобных обстоятельствах – например, падает с крыши и разбивается или становится жертвой хищного зверя и т. п. (Ктубот, 30а-б).

2) Если намеренное нарушение запрета Торы было совершено без свидетелей или перед одним свидетелем (или даже с двумя свидетелями, которые не сделали предварительного предупреждения), то даже в период Храма смертный приговор не выносится. Но такой нарушитель закона Торы карается «от рук Небес» – это наказание называется карет («отсечение души»), как сказано: «Душа каждого, кто работает (в Шаббат), будет отсечена от своего народа» (Шмот, 31:14; Рамбам, «Шаббат», 1:1).

Наказание «отсечением» может выразиться в том, что человек останется бездетным. А если у него есть дети, то они, не дай Б-г, умирают в раннем возрасте (Йевамот, 55а; Раши, Ваикра, 20:20). Карет также укорачивает жизнь человека, и он не доживает до шестидесяти лет (см. Моэд Катан, 28а). При этом наказании душа человека «отсекается» от жизни в Грядущем мире (Рамбам, «Тшува», 8:5; «Мишна Брура», 257:49) – прерывается связь с высшими духовными уровнями.

3) Если человек совершил одну из запрещенных в Шаббат работ неумышленно – например, не знал, что такая работа запрещена, или не знал, что уже наступил Шаббат, – он хаяв хатат (т. е. обязан искупить свое прегрешение грехоочистительной жертвой) (Рамбам«Шгагот», 1:1).

4) В период, когда нет Храма, в котором приносят искупительные жертвы, и не существует суда, который бы мог вынести смертный приговор, единственным наказанием за умышленное совершение запрещенной Торой работы остается карет. А для того, кто совершил запрещенную из Торы работу неумышленно, в период, когда нет Храма, единственным путем искупления становится тшува (раскаяние). Основойтшувы является твердое решение «оставить свой грех …и более так не поступать» (Рамбам«Тшува», 2:2). Полная и искренняя тшува искупает любые прегрешения – в том числе и те, которые наказываются каретом (там же, 1:3). И совершившему тшувуследует принять на себя обязательство углубленно изучать законы Шаббата, чтобы более не оступиться и не нарушить их – тогда его искупление будет полным и совершенным («Маор а-Шаббат» 1, 1:13/30-31/).

3. Тридцать девять основных работ

1) Согласно устной традиции, в Шаббат запрещены те тридцать девять видов работ, которые требовались для возведения Шатра Откровения – переносного Храма в пустыне, а также все подобные им работы (Шаббат, 49б). Эта традиция опирается на порядок стихов в Торе. Сразу же после того, как Творец повелел Моше построить Шатер, Он сказал: «Но Шаббаты Мои храните» (Шмот, 31:13). И позднее, когда Моше собрал весь народ, чтобы передать ему заповедь о возведении Шатра, он сначала предупредил: «Шесть дней совершайте работу, а седьмой день будет вам святыней…» (там же, 35:2), и лишь затем сообщил конкретные повеления, связанные со строительством. Величайший комментатор Торы Раши интерпретирует это так: несмотря на то, что Творец заповедал евреям возведение Шатра, им нельзя нарушать ради этого Шаббат – т. е. совершать в Шаббат те работы, которые необходимы для создания Шатра.

В число тридцати девяти основных работ включены не только такие, которые необходимы для устройства самого Шатра, например, «строить», «ткать» и т. д., но и работы, необходимые для изготовления различных материалов для устройства Шатра, например, «стричь шерсть» (Меири).

Тридцать девять основных работ называют авот мелахот (буквально: «отцы работ»), и они служат прообразами для подобных им работ, которые называют «толадот» – «производные» (Шаббат, 49б; Бава Кама, 2а-б).

Основные работы принято разделять на четыре группы – в зависимости от их назначения при изготовлении Шатра («Хаей Адам», 9:1).

Первая группа связана с покраской полотнищ, ведь сказано: «…и шерсть цвета тхелет, и багряницу, и червленицу» (Шмот, 25:4). И это весь цикл выращивания растений, из которых изготовляли краски, – от разрыхления почвы для посадки растений до вываривания красящего вещества из растительного сырья. Вместе с тем, этот цикл отражает порядок изготовления хлеба – от распашки поля и сева до самой выпечки.

Вторая группа – это работы, связанные с изготовлением самих полотнищ, как сказано: «А все женщины, мудрые сердцем, спряли своими руками и принесли пряжу…» (там же, 35:25). И это весь цикл изготовления ткани – от стрижки шерсти до шитья.

Третья группа включает в себя работы по изготовлению кожаных покрытий Шатра, о которых сказано: «И сделай покрывало из окрашенных в красный цвет бараньих шкур…, а сверху – покрывало из шкур тахашей» (там же, 26:14). Тахашем в Торе называется животное, которое существовало в тот период, а затем вымерло (Шаббат,28б; Раши, Шмот, 25:5). Этот цикл работ начинается с поимки животного и завершается разрезанием готовой кожи.

И наконец, последнюю группу составляют работы, связанные с изготовлением деревянных и металлических частей Шатра, а также с его установкой и разборкой. Так, например, сказано: «Все приношения, которые приносили сыны Израиля для дела священной работы…» (Шмот, 36:3), – и это перенос материалов, необходимых для изготовления Шатра Откровения, из семейных шатров на улицу стана, а затем – в лагерь левитов, где был Моше.

И еще сказано: «И сто кикаров серебра на отлитие подножий…» (там же, 38:27). А ведь отливали металл с использованием огня – и это работы «разжигать [огонь]» и «тушить».

И еще написано: «И воздвиг Моше шатер» (там же, 40:18) – это работа «строить». А в Мишне объяснено, что когда Шатер разбирали, на столбах обозначали порядок их расположения, а в случае ошибки надпись стирали – и это работы «писать» и «стирать [написанное]» (Шаббат, 12:3).

2) Как уже говорилось, каждой из основных работ (авот мелахот) соответствует целый ряд производных – толадот. В Иерусалимском Талмуде рассказывается, что главы мудрецов Земли Израиля раби Йоханан и Рейш Лакиш в течение трех с половиной лет изучали перечень тридцати девяти основных работ, приведенный в своде Мишны (Шаббат, 7:2). И для каждой из основных работ они нашли по 39 производных –толадот (Иерусалимский Талмуд, Шаббат, 7:2; 44а).

Подобие между авот и их толадот может проявляться либо в цели выполняемой работы, либо в способе ее выполнения. Например, полив является производной работой от основной работы «сеять» (зореа), так как и то, и другое способствует росту растений (Рамбам«Шаббат» 8:2). А измельчение овощей является производной работой от основной работы «молоть» (тохен), ведь и при том, и при другом действии один продукт измельчается на многочисленные мелкие части (там же, 8:15).

С точки зрения запрета, между авот и толдот не существует никакой разницы: все эти работы в равной мере запрещены из Торы, и за совершение производной работы нарушитель ответственен в той же мере, как и за совершение основной – он карается смертной казнью или каретом (Рамбам«Шаббат», 7:7). Единственное практическое различие заключается в следующем. Если человек неумышленно сделал две основные работы в один Шаббат (или две производные, относящиеся к двум основным), он обязан принести две грехочистительные жертвы хатат. Но если он неумышленно выполнил основную работу и еще одну работу, производную от нее, – он приносит всего одну жертву (там же, 7:8).

Еще одна существенная причина, по которой важно разбираться, к какой основной работе относится каждая производная, названа в комментарии Тосафот. Как уже говорилось, во времена Храма суд мудрецов мог приговорить нарушителя Шаббата к смертной казни только в том случае, если свидетели предупредили человека, что работа, которую он собирается совершить, запрещена Торой и карается смертной казнью. Это предупреждение (атраа) должно было быть сделано непосредственно перед нарушением запрета Торы – только тогда было однозначно ясно, что нарушитель совершил свой грех намеренно. При этом свидетели должны были точно назвать работу, которую нарушитель собирается совершить. Но если они видели, что человек собирается сделать в Шаббат производную работу, то они могли назвать ее именем основной. Например, если человек собирался перенести предмет по владению многих на расстояние в четыре локтя, его могли предостеречь, что он собирается совершить работу «выносить из одного владения в другое». А по мнению некоторых законоучителей, только так и следовало поступить: если нарушитель собирался выполнить производную работу, ее следовало назвать именем основной (Тосафот, Шаббат, 73б и Бава Кама, 2а).  

3) Далее мы приведем перечень тридцати девяти основных работ, с кратким объяснением каждой из них. Названия работ указаны в основном так, как они приведены в мишне из трактата Шаббат (7:2).

Продолжение следует


http://www.beerot.ru/?p=28241