Вера в слова мудрецов Торы

Дата: | Автор материала: Хатам Софер

793
вера в слова мудрецов

От редакции. На страницах журнала «Беерот Ицхак» не раз затрагивалась актуальная для нашего поколения тема — вера в слова мудрецов Торы. Приведенный ниже ответ нашего великого учителя Хатам Софера (респонса «Хатам Софер», том 1, раздел «Орах Хаим», гл. 208) объясняет этот важный и основополагающий принцип еврейского мировоззрения на примере наших праотцов. В будущих выпусках нашего журнала мы, с Б-жьей помощью, постараемся вернуться к этой теме, в том числе, детально разъясняя ответ Хатам Софера.

Вы очень правильно написали «Авраам услышал из уст Всевышнего, а Ицхак поверил Аврааму, так как Авраам уже многократно зарекомендовал себя [как пророк и праведник, выполняющий волю Творца]». Я всегда говорю, что именно из-за этого сказано (в молитве «Мусаф» в Рош а-Шана) «Связывание Ицхака припомни его потомству». Не сказано «связывание, которое совершил Авраам», как сказано там в начале благословения, [а именно связывание для принесения жертвы, которое ставится в заслугу Ицхаку].

Дело в том, что праотец Авраам верил и полагался на Письменную Тору, на услышанное непосредственно от Самого Всевышнего. А Ицхак пошёл на самопожертвование, чтобы исполнить заповедь послушания мудрецам Торы. И необходимо объяснить это великое испытание.

И праотец Авраам, и его сын Ицхак были великими мудрецами. Но всё, что знал Ицхак, он узнал не от Авраама. Он своим разумом дошёл до всего, что постиг Авраам. И то же самое относится к Яакову. И в этом также заключается смысл комментария Раши (к стиху Ваикра, 26:42: «И вспомню Я завет Свой с Яковом и завет Свой с Ицхаком, и завет Свой с Авраамом вспомню, и землю вспомню»), в котором он пишет, что каждый из праотцов заслуживал завета сам по себе, независимо от своего отца.

Только подумайте! Эти люди (праотцы) понимали смысл и тайну жертвоприношений, и знали, каким образом это оказывает влияние [на мир] — им эти вещи были известны настолько, насколько их вообще может постичь разум.

И хотя Рамбам в книге «Морэ Невухим» действительно приводит разные причины принесения жертвоприношений — они предназначены только для того, чтобы удовлетворить недоумение непосвящённых. Но [в другой своей книге, «Йад а-Хазака»] в конце раздела, связанного с законами меила, он пишет, что жертвоприношения невозможно постичь разумом, так как они содержат нераскрытые нам тайны.

И тем не менее, наши праотцы, когда строили жертвенники, эти тайны знали. И об этом пишет Рамбан (в комментарии к стиху Ваикра, 1:9). Они знали и понимали, что совершенно и абсолютно невозможно, чтобы Всевышний пожелал человеческих жертвоприношений. [Так как это полностью противоречит всем глубоким смыслам жертвоприношений.] Ведь если бы они этого не знали, Авраам уже принёс бы в жертву своего сына Ишмаэля, или даже Ицхака. Но в действительности этого никак не может быть.

И вот, когда Всевышний сказал ему [Аврааму]: «Возьми сына единственного своего, и вознеси его Мне [жертвой] вознесения», тот должен был понять, что его выводы, [связанные с человеческими жертвоприношениями], были ошибочны.

И если он [Авраам] ошибся, возможно, что и вся его борьба с людьми его поколения, [которые приносили человеческие жертвоприношения], в вопросах веры была одной большой ошибкой. Ему даже в голову не могло прийти, что, когда Всевышний сказал ему «вознеси сына своего», Он подразумевал, что его следует вознести на жертвенник, но не принести в жертву. Ведь Всевышний не говорит языком, который может привести пророка в заблуждение.

Авраам понял, что «вознеси» следует понимать в самом прямом смысле: что он должен принести своего сына в жертву всесожжения в самом буквальном смысле этих слов, что он должен полностью сжечь его для Всевышнего. [Ибо в этом и заключается настоящий смысл понятия «жертва עולה» — жертву требуется зарезать, выполнить некоторые другие процедуры, и в конце концов сжечь её мясо на жертвеннике.] И несмотря на всё это, благодаря непорочности сердца его, у Авраама не возникло даже тени сомнения [в том, что он услышал от Всевышнего]. И это несмотря на то, что данное повеление шло вразрез с его пониманием тайны жертвоприношений.

Но подход Авраама не вызывает удивления — ведь он услышал это повеление от Самого Всевышнего.

Однако вызывает изумление поведение Ицхака. Ведь он получил от Авраама [повеление], которое напрямую противоречило его понятиям, и которое вообще невозможно было принять. И тем не менее, он [Ицхак] не подверг сомнению истинность слов мудрецов. Он подчинился им и простёр шею свою [для заклания].

В действительности, не вызывает никаких сомнений то, что Ицхак стал жертвой «вознесения» [даже без того, чтобы его зарезали и сожгли его плоть]. Ведь это был человек, который отдал свою душу на заклание и на сожжение, без всяких ожиданий, что ему удастся спастись, как сказано (Теилим, 25:1): «К Тебе, Г-споди, душу свою возношу». И вот его душа полностью отдана на жертвенное вознесение к Г-споду. И это непохоже на приношение животного, с которого, прежде чем возложить его на жертвенник, требуется снять кожу, которое требуется разделать. И только после этого душа животного может вознестись и быть благосклонно принята. А душа человека обладает совсем другим свойством. Человек мыслями прилепляется к Творцу, будучи живым — при условии, что он готов пожертвовать своей жизнью в самом буквальном смысле. Получается, что исполнились слова Творца «вознеси его Мне жертву вознесения». Авраам действительно вознёс Ицхака в человеческую жертву вознесения Всевышнему.

И хотя всё это очевидно любому думающему человеку, тем не менее, Всевышний скрыл эту мысль от Авраама и Ицхака.

И хоть они и были великими мудрецами, как написано (Мишлей, 2:7): «От праведных сокроет разум». Ведь если бы Всевышний не скрыл от них эту идею, то их самопожертвование было бы неполноценным — они знали бы, что Ицхак не умрёт. Поэтому они поняли смысл произошедшего только после того, как произошли эти события.

И чтобы окончательно разъяснить этот вопрос, надо добавить следующее. Мудрецы сказали (Шаббат, 88а), что во время дарования Торы Всевышний подвесил над еврейским народом гору, угрожая, что если они не примут Тору, весь народ будет похоронен под горой. Из этого следует вывод, подчёркивает Талмуд, что евреи приняли Тору по принуждению. И только во времена пуримских событий, они приняли выполнение Торы добровольно. Комментарий Тосафот задаёт вопрос: ведь до этого в самой Торе написано, что еврейский народ вначале сказал «будем выполнять», и потом — «будем изучать». Как же можно сказать, что они приняли Тору не по своему желанию, а по принуждению?

Некоторые ранние комментаторы (ришоним) ответили, что слова «будем выполнять и изучать» относились только к Письменной Торе, а Устную Тору они приняли недобровольно. Я бы добавил к этому, что на это есть намёк в описании дарования Торы (Шмот, 24:7): «И сказали они: все, что говорил Г-сподь, сделаем и внемлем». А в главе Ваэтханан (Дварим, 5:24) еврейский народ говорит Моше: «Мы выслушали и исполнили». То есть они поменяли местами эти два действия: сначала сказали, что «выслушали», и только потом «исполнили».

И написано об этом в трактате Шаббат (88б) от имени Ровы: «Мы верим и уповаем, что Всевышний не потребует от нас ничего такого, что мы не можем сделать».

И поэтому мы вначале сказали, что будем выполнять, и только потом, что будем слушать слова Торы и изучать их. Но что касается слов мудрецов, тут народ не желал принимать на себя их выполнение без того, чтобы подвергнуть сомнению правильность их постановлений. Ведь, по их мнению, эти постановления могут оказаться неверными! И поэтому сказали Моше, что услышали, и только после этого согласились выполнять. И тем не менее, Всевышний подвесил над ними гору и насильно заставил их принять на себя устную Тору и выполнение постановлений мудрецов, не оставив им права на сомнения и колебания.

И так как это обязательство было принято вынужденно, сказали об этом мудрецы Талмуда, что существует оправдание для тех, кто это обязательство не выполняет.

В пору Мордехая, когда он совершал деяния, которые [вначале] не были признаны народом Израиля, как сказано (Мегила, 12б): «Община Израиля сказала: “смотри, что сделал мне Йеуди <т. е. царь Давид, принадлежащий к колену Йеуды>, что не убил Шими [бен Гера, который по справедливости заслуживал смертной казни], потомком которого был Мордехай, разозливший Амана”».

Но после этого они увидели, что, хотя с их точки зрения Мордехай поступал совершенно неправильно, зля Амана, впоследствии им стало ясно, что сами Небеса оправдывают его действия. И именно он явился посредником, с помощью которого Всевышний совершил великие чудеса. И тогда еврейский народ понял, что не следует подвергать сомнению слова мудрецов — ведь они всё делают правильно и вовремя, и Творец с ними. И поэтому сказано, что в дни Мордехая и Эстер еврейский народ принял на себя соблюдение Торы. И сказано в книге Эстер (9:27), что народ «исполнил и принял», что соответствует сначала «сделаем», а потом «внемлем», так как они исполняли, а потом приняли, что означает слушание (внимание), принятие исполнения.

Из всего этого можно заключить, что Ицхак пошёл на самопожертвование ради веры в слова мудрецов.

Хоть в тот момент они и были для него совершенно невразумительны, он принял слова мудрецов безусловно. И поэтому заслуга Ицхака, который пошёл на самопожертвование, поможет тем, кто безропотно выполняет слова мудрецов, их постановления и законы. А у того, кто этого не делает, нет удела в этой молитве.

Перевод: рав Берл Набутовский


http://www.beerot.ru/?p=47053