«Кто за Б-га – ко мне!» — Глава 17 — Приглашение во Франкфурт

Дата: | Автор материала: Рабанит Хава Крускаль

1055

Редакция «Беерот Ицхак» благодарит правнучку рава Шимшона Рафаэля Гирша рабанит Хаву Крускаль за право переводить ее книгу на русский язык и неоценимую материальную поддержку.  Все права на данный материал защищены! Редакция «Беерот Ицхак» не дает права на перепечатку либо копирование данного материала в любой форме, кроме как с разрешения рабанит Хавы Крускаль. Данная книга основана на реальных исторических фактах и написана в оригинальной форме ради удобства восприятия материала читателем.

Глава 17. Приглашение во Франкфурт

Похоронная процессия медленно двигалась в сторону еврейского кладбища Франкфурта. Хоронили известного мудреца Торы, судью рава Яакова Позена.

Молчаливые и скорбящие, шли евреи за носилками, на которых покоилось тело усопшего. Среди них выделялся глава еврейского суда города Дармштадта, рав Цви Биньямин Ойербах, автор книги «Нахаль Эшколь». Семья рава Позена попросила его приехать, чтобы произнести эспед на могиле покойного.

Неожиданно послышались громкие крики:

– Не позволим! Ни за что!

– Не разрешаем произносить траурные речи на кладбище!

– Даже и не надейтесь! Никаких речей рядом с могилой!

Члены комитета реформистской общины решили, что и в этом месте, на кладбище, они должны показать всем, что они здесь главные, что они единственные, кто решает все, что касается дел общины.

Среди сопровождающих поднялся шум. Члены семьи Позен постарались убедить реформистов оказать хотя бы минимальное уважение умершему, а также гостю, которого попросили сказать траурную речь.

– Ведь рав Ойербах специально проделал ради этого такой длинный путь! – умоляли они.

– Ну и что? – заявили реформисты, – Он может произнести свою речь и здесь, на улице!

– На улице? Вне кладбища? Но ведь это – позор и для живых, и для мертвых! – в отчаянии воскликнули скорбящие.

Однако члены реформистского комитета не собирались уступать. Они безжалостно стояли на своем и не позволили внести гроб на кладбище.

Потрясенные и оскорбленные, люди стояли на улице около кладбища и слушали скорбную речь рава Ойербаха. После этого рав Позен был погребен.

Это постыдное происшествие, весной 1849 года, стало последней каплей.

Слава Б-гу, в результате произошедшего годом ранее политического переворота, власти проявляли некоторую открытость и понимание того, что каждый человек имеет право на свободу вероисповедания. Без этого принципа гражданские права для всех были бы невозможны. А теперь небольшое число религиозных евреев, всего-то одиннадцать человек, собрались и подали прошение в сенат, муниципалитет Франкфурта. Они просили разрешения создать «независимое религиозное объединение» под названием «Община Йешуруна». Разрешение было дано, хотя по законам государства, это объединение должно было являться частью целой общины, власть в которой принадлежала реформистам, и члены объединения должны были платить ей налоги. За короткое время число членов новой организации достигло около восьмидесяти человек. Они арендовали комнаты в общинном здании, в котором находились помещения и для других нужд общины – например, комнаты для больных и хевра кадиша. В этих комнатах члены «религиозного объединения» собирались на общественную молитву.

Когда объединение стало насчитывать уже около сотни человек, было решено, что пришло время назначить раввина, который возглавит общину. Здесь они столкнулись с проблемой: чтобы назначить раввина, нужно было получить особое разрешение от франкфуртского сената. Но председатель комитета, ответственного за такие назначения, решительно выступал против прошения «Общины Йешуруна». На него оказали влияние реформисты, которые очень боялись возрождения общины преданных Всевышнему евреев.

Однако «Община Йешуруна» удостоилась особого проявления милости Творца: именно в тот день, когда в сенате должно было состояться заседание по поводу их просьбы, председатель комитета был вызван в другой город. Его заместитель, который вел обсуждение в его отсутствие, дал санкцию на прошение членов общины.

Вначале раввином общины был назначен рав Йехиэль Михель Закс из Берлина. Однако он пробыл на этом посту недолгое время, и потом был вынужден оставить его по личным причинам. После этого члены маленькой общины обратились к раву Шимшону Рафаэлю Гиршу, занимавшему на тот момент пост главного раввина в Никольсбурге, и попросили его стать их руководителем и духовным наставником.

Перевод – Г. Л. Шухман


http://www.beerot.ru/?p=8448