Бешалах — «И любимых Ты перевел (через море)»

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

648

Недельная глава Бешалах

Давайте разберем одно понятие, приведенное в Гемаре по поводу рассечения вод моря Суф. Колено Биньямина вошло в море. В этот момент Моше рабейну продолжал долгую молитву. Сказал ему Всевышний: «Мои любимые друзья (йедидим) тонут в море, а ты продолжаешь молиться Мне?» Маарша пишет, что в заслугу этого прыжка в море, колено Биньямина удостоилось принимать в своем уделе Шехину. Объясняет Раши: что Святая Святых была построена в уделе Биньямина. Поэтому о нем сказано (Дварим, 33:12): «О Биньямине он сказал: “Любимец (ядид)…”». Из этого выходит, что сыны Биньямина называются «любимые друзья» из-за самоотверженного входа в море.

Это и есть определение понятия ядид (любимый, близкий друг). Принято думать, что близкий друг – это тот, кто сближается с другим, общается с ним, становится его другом. Но нет, истинный близкий друг – этот тот, кто готов пожертвовать собой ради друга! Ядид Творца — это тот, кто готов войти в море по Его приказу, чтобы выполнить Его желание!

Ядид – это, например, наш праотец Авраам, как сказано в трактате Менахот (43б), поскольку он бросился в огненную печь ради своей веры, и готов был принести в жертву своего сына ради своего Господина, по Его просьбе – ведь сказано «Возьми, пожалуйста, своего сына и принеси его…» А ведь «пожалуйста» – это явная форма просьбы (а не приказа).

Там же сказано, что Бейт-Микдаш построен на уделе «любимого друга» – Биньямина, и он будет искупать «любимых друзей» – сынов Израиля. Ведь сказано у пророка Ирмияу: «Отдал любимцев души Моей в лапы врагов его» (12:7). Наверняка народ Израиля, «народ освящающих Имя Твое», называется «любимцами».

Однако, нужно понять: если весь народ Израиля – любимцы Всевышнего, то разве Биньямин не является одним из них? Чем он выделяется, что назван любимым в отдельности?

Ответ так глубок! ידיד (ядид) – это яд и яд – две руки. Протянуть ближнему обе руки, отдаваясь ему полностью и абсолютно. И конечно, есть здесь бесконечное количество ступеней…

Рассказывают, что раби Шломке из Звиля обычно обращался к каждому еврею словом цадик — «праведник». Ведь это прямо сказано у пророка Йешайи (60:21): «Все из Твоего народа — праведники». Как-то раз к нему пришел один человек рассказать о своей «беде»: дочь выросла, нужно выдавать замуж. «Чем тебе помочь, праведник?» – спросил его раби Шломке. О, у того глаза загорелись!

«Раби, — сказал он, — вообще-то я пришел попросить у вас благословения, чтобы моя дочь поскорее вышла замуж за хорошего занимающегося Торой и Б-гобоязненного парня. Дочка у меня – само совершенство, не сглазить бы. Но вы мне подали идею. Ведь известно, что у вас есть замечательный сын, как говорится, подобный своим святым предкам. То, что вы, раби, праведник – это все знают. А что я праведник – это вы сами сейчас сказали. Ну, так что, получается, наши дети вполне друг другу подходят!»

Выслушал раби и ответил: «Верно, я – праведник, и ты – праведник, но только каждому следует свататься с праведниками, подобными ему…»

Так что – весь народ Израиля «любимые друзья», и жертвует многим ради заповедей Всевышнего. Рано встают утром, преодолевают себя, как лев, чтобы «поймать» заповеди – надеть талит, тфиллин, прочесть «Крият Шма» (Раши). Это тоже в каком-то смысле жертва, выражение близости. Но это и сравнить нельзя со спуском в глубокое бушующее море, это совсем другая близость!

Однако, если прочтем внимательно – мы увидим, что весь народ Израиля называется «любимые друзья» во время рассечения вод моря Суф! Ведь как мы говорим в благословении: «Злодеев Ты утопил, а любимых друзей перевел», «и воспели любимые друзья песни, восхваления и прославления…» Весь народ Израиля, а не только колено Биньямина!

Чем же они удостоились быть названными йедидим на море? Человек из колена Биньямина бросился в море до того, как оно раскрылось, жертвуя собой, он проявил истинную преданность и удостоился великой невероятной награды. Однако после того, как море уже разошлось, и египтяне продолжали за ними гнаться, что уж особенного в том, чтобы пройти по открытому пути?

Ответ мы находим в Мидраше («Берешит Раба», 94:4): наш праотец Авраам посадил акации в Беер-Шеве, праотец Ицхак поливал их и ухаживал за ними, а наш праотец Яаков, когда спускался в Египет, срубил их и взял с собой. Когда же евреи выходили из Египта, они взяли их с собой, чтобы построить из них Мишкан. Среди них был ствол, который потом служил в качестве бариах а-тихон (большой детали, скреплявшей стены Мишкана), длиной тридцать две амы, почти двадцать метров, высотой с семиэтажный дом!

Выходя из Египта, в спешке, с огромным имуществом («Не было ни одного еврея, у которого бы не было девяноста белых ослов, нагруженных золотом и серебром Египта» – Брахот, 5б), они не забыли взять в путь и эти огромные деревья. Не забыли взять их, и, проходя через море, спеша убежать от гонящихся за ними египтян. Преданные друзья!

Именно так проверяется истинная близость.

Вот, что я расскажу. Как-то я поехал в Америку, собирать средства на учреждения Торы, чье бремя я несу. Я оказался в «крепости Торы» – Лейквуде, и меня попросили произнести речь перед множеством учащихся ешив. А вечером попросили, чтобы я говорил перед женами аврехим большого колеля в Лейквуде, чтобы укрепить и воодушевить их. Слава Б-гу, сотни пришли послушать.

Вот, что я им говорил: я удостоился общаться с Хазон Ишем, благословенна память святого праведника. Он давал мне разные поручения, и был доволен их выполнением. Выражал свою радость, и был благодарен мне.

Но если бы я удостоился получить от него записку, где было бы написано его почерком: «Моему любимому другу…» Ах, я хранил бы ее, как зеницу ока, я попросил бы, чтобы меня похоронили с этой запиской в руках! Чтобы, когда я приду в Высший Суд, я мог бы сказать: «У меня есть близкий друг во дворце Царя!», и все обвинители бы сразу закрыли рот!

А если бы я получил такую записку от Виленского Гаона? От святого Аризаля? От великого раби Шимона бар Йохая? Пойдем на самый верх – от Моше рабейну, от нашего праотца Авраама? Я бы не вставлял ее в рамку и вешал на стенку. Я бы держал ее в сейфе – слишком уж дорога она!

Но есть нечто, что невероятно превосходит все это – есть те, кого Сам Всевышний называет Своим любимым другом!

Кто это? В трактате Йома (77а) приводится объяснение на строку из Теилим (127:2): «Даст своему любимому другу сон» – что это жены мудрецов Торы, которые мало спят в этом мире, и удостаиваются будущего мира!

Что здесь сказано?

Я вам объясню. Муж сидит и учит Тору, духовно растет и продвигается, а жена растит детей, ведет домашнее хозяйство, да еще и работает. «Встает затемно и распределяет пищу для домочадцев, и хлеб насущный – своим служанкам». Она успевает поставить стирку, приготовить завтрак, поднять спящих, одеть, накормить, отправить в талмуд-тора и школу, и спешит на работу. Дорогая нелегкая, работа утомительная, она возвращается уставшая, встречает детей, кормит, убирает дом, делает покупки, не знаю уж, в каком часу идет спать.

И на Небесах провозглашают: она – «близкий друг» Всевышнего, удостоилась будущего мира!

Конечно же, я говорил подробнее, приводил яркие примеры… А на следующий день поехал в Нью-Йорк, продолжать собирать деньги. У меня были адреса щедрых евреев, поддерживающих Тору. Одного из них звали реб Авраам, фамилию называть не буду, может, он не хочет. Перед войной он учился в новардокской ешиве в Пинске, у рава Шмуэля Вайнтроба. Прошел лагеря, уцелел и эмигрировал в Америку. Здесь он открыл мясной бизнес, и, слава Б-гу, очень преуспел. Рука его всегда была открыта для поддержки Торы и добрых деяний, и он очень тепло относился к продолжателям Новардока.

Но не в этот раз.

Я постучался, он открыл, увидел меня и сказал: «Здравствуйте. Я сожалею, но вы здесь нежеланный гость».

Я был в шоке. «Я, конечно, не буду навязываться, — сказал, — но хотя бы объясните, за что такое наказание?»

«Вы еще спрашиваете? “Даст любимому другу сон”, а?»

«Ну, и что? Ничего не понимаю!»

«Не понимаете? Ну, так я вам объясню! – а сам еще стоит в дверях, не дает зайти, — Я приехал в Америку, и построил свой бизнес – с нуля и до самого конца. Основал он на доверии клиентов в отношении кашрута и качества, и я, слава Б-гу, смог завоевать это доверие. У меня одна-единственная дочь, и я выдал ее замуж за бен Тора в Лейквуде, самого выдающегося ученика ешивы. Я ему выделил три года, чтобы он спокойно учил Тору, за мой счет. А после этого пришел бы помогать мне на заводе. Я уже немолод, много пережил в жизни, а он – бен Тора, наверняка займет мое место и приобретет доверие клиентов без проблем, и будет достойно обеспечивать свою семью. Это ведь наше главное желание в жизни…

И вот вчера, в двенадцать ночи, звонит моя единственная дочь. “Папа, ты выделил моему мужу три года на учебу, они скоро заканчиваются. Выдели, пожалуйста, еще год!”

Еще год, это что такое? Договор есть договор! Он просил тебя позвонить? Пусть не прячется за твоей спиной. Пусть придет сам ко мне, и я ему напомню!

А она отвечает: “Нет, он не просил. Но тут вечером я была на лекции рава Галинского, и он прославлял женщин, поддерживающих учебу Торы своих мужей. Говорил, что они считаются “близким другом” Всевышнего! Я тоже хочу! Еще один годик, папа!”»

Ну, кто может отказать своей единственной дочери, да еще посреди ночи?

Я его успокоил, ну, на самом деле, что за буря в стакане воды? Он же еще моложав, полон сил, год больше, год меньше – какая разница? А для зятя это целый мир! Короче говоря, он перестал сердиться.

Через год я снова навестил его. Он посмотрел на меня обвиняющим взглядом: «Все из-за вас!»

Я понял: «Что случилось, дочь попросила еще один год?»

«Нет, еще хуже! – пожаловался он, — в прошлом году он получил еще один год, и так преуспел за это время, что его назначили преподавателем в ешиве!» Бедняга, и все из-за меня.

Просто поразительно, какая глубина заложена в одном-единственном слове Гемары ядид. Каждому следует проверить себя, насколько он друг Всевышнего, насколько он готов пожертвовать собой ради Него. Насколько готов упорно учиться, когда хочется побездельничать, закрыть рот – когда хочется рассказать свежую новость о соседе, сосредоточиться на молитве или благословении, когда мысли отвлекают…

Чем больше он пожертвует – тем больше удостоится стать «гостем Шехины».

Это и была награда Биньямина за его проявление «истинной близости»!

Как это замечательно, как обязывает и какую награду обещает!

То же самое и в кругу друзей, в кругу семьи. Человек видит себя верным другом и прекрасным семьянином. Вполне возможно, что так и есть.

Но близким другом он будет настолько, насколько пожертвует, чем больше протянет руку и еще одну руку – чтобы прийти на выручку, помочь, поддержать!

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=83937