Ницавим — Выбери (истинную) жизнь!

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

438

Недельная глава Ницавим

В «Мидраш Раба» на Коэлет (9:9) говорится, что отец обязан обучить сына ремеслу, на основе слов Торы «выбери жизнь». Сказал раби Неорай: «Я обучаю сына только одному ремеслу: Торе».

Об этом есть у меня история. В нашей ешиве в Хадере был один замечательный ученик, глубокий и талантливый парень, Б-гобоязненный и усердный, с прекрасными качествами характера. Однажды он пришел ко мне совершенно сломленный. Его родители очень давят на него: желают, чтобы он оставил ешиву и пошел учить какую-нибудь профессию. Заботятся о его будущем.

«Знаешь, что? – сказал я ему, — Сиди и учись, я сам с ними поговорю».

Я поехал к ним домой, они приняли меня с большим уважением. Не нужно было раву так трудиться, они бы и сами могли приехать… Они очень почитают ешиву, и знают, что их сын там просто цветет. Но рав ведь знает – так же, как отец обязан обучить сына Торе, так он обязан обучить его и ремеслу. Они должны обеспечить будущее своего сына.

«Конечно, конечно! – согласился я, — И о какой же профессии вы думали?»

Они думали, что станет врачом. Доктором, профессором. Он ведь настолько талантлив, далеко пойдет!

«Замечательно, — говорю, — но ведь он не станет доктором за один день…»

«Конечно, нет! Сначала ему придется отслужить в армии три года. Но это того стоит – потом будет врачом…»

«Все верно, но и после армии он не станет сразу врачом».

«Да, мы знаем, рав. Уже выяснили. Сначала ему придется сдать экзамены в университет, и требования там очень высокие. Ему придется готовиться, как следует. Ну, ничего, за год он это одолеет».

«Ага, у нас набралось уже четыре года. Но и тогда он еще не будет врачом…»

«О чем вы говорите, рав? Тогда он только начнет учиться, четыре года – общая медицинская подготовка, и еще три года – специализация».

«Так, уже одиннадцать лет. И после этого он уже будет хорошим врачом?»

Учебу он закончит, останется только стаж. Несколько лет работы в больнице, с дежурствами по тридцать часов подряд, с минимальной зарплатой. Но потом! Потом…

«Что потом? Потом будет участковым врачом в поликлинике?»

Я пояснил им: «Я ни в коем случае не презираю этот подход, наоборот, я очень его ценю! Я сам точно так же считаю!»

Родители пораженно переглянулись: рав – согласен с ними? Может, они не расслышали?

А я продолжил: «Да, я согласен с тем, что вы не думаете только о сегодняшнем дне. Вы думаете о будущем. И не о ближайшем будущем, год-два, а готовы проложить сыну непростой путь на пятнадцать лет вперед…

Кроме того, вы ведь не захотите, чтобы ваш сын оставался неженатым все эти годы? Значит, во время учебы и изнурительного стажа в больнице ему придется еще и обеспечивать жену и детей, со своей минимальной зарплаты. Но все того стоит, ради того, чтобы потом он получил устойчивое положение!

Можно, я расскажу вам историю?»

Истории всегда готовы слушать. Нет ничего, что лучше объединяет людей, чем подходящая история.

17 Элуля 5699 (1939) года немцы начали атаку Польши. Их самолеты бросали бомбы на города, а войска гнали смехотворную польскую армию. В канун Рош а-Шана они добрались и до нашего города, Белостока. Все польские власти исчезли, здание мэрии стояло пустым.

Евреи пустились бежать на восток, в Барановичи, находившиеся на границе, а оттуда – в Литву, убегая от немцев. Большая часть учеников нашей ешивы тоже бежали. Восемьдесят юношей, и я среди них, решили остаться в ешиве до Рош а-Шана. Ведь в этот день Всевышний отмеряет жизнь еще на один год. Как мы можем провести его в бегах, молясь на ходу? Была только одна проблема: кухня ешивы уже не работала. Пекарня не поставляла хлеб, работники убежали или закрылись в своих домах. Неужели нам придется следовать мнению мудрецов, считающих, что в Рош а-Шана следует поститься?

В городе был объявлен комендантский час с шести вечера до шести утра. Так что Маарив пришлось молиться заранее засветло. Я пошел в самую большую городскую синагогу, и обнаружил там главного кантора, рава Меира, которого называли «наполовину раввином» (таково было важное положение кантора в Белостоке). Он в одиночку расставлял скамьи и расстилал белые скатерти в огромной синагоге. Рав Меир рассказал мне, что и ответственный за синагогу сбежал, и габаи, а он делает их работу. Я стал ему помогать, он был очень рад, а я помогал от всей души. Я спросил его, могу ли пойти к нему в гости на трапезу, и он с радостью согласился. Я остался там и на Минху, и на Маарив. Людей было очень мало, и атмосфера была тяжелой. После молитвы, еще засветло, я пошел с ним и его сыном, Моше, к нему домой. На трапезе я пытался поднять их дух словами Торы и песнями, но не очень-то преуспел. Настроение было мрачным, будущее тонуло в неизвестности. Они тоже собирались бежать на восток после Рош а-Шана. Рав Меир вздохнул и сказал: «Вот повезло сапожникам!»

Повезло – кому?!

Когда хотели сказать о ком-то, что он находится на самой нижней ступени в иерархии профессий: тяжелый, малый и неуважаемый заработок, упоминали сапожника. Быть кантором было профессией возвышенной, легкой и чистой: «почитай Всевышнего своим горлом», да еще и немало подработок на свадьбах и других празднествах. А теперь – услышать от главного кантора города, что сапожникам повезло?

Рав Меир снова вздохнул и объяснил: «Понимаешь, множество людей бегут в Барановичи, а оттуда – в Россию. Обувь в дороге стирается, рвется – сапожники непременно будут нужны. Так что заработок им обеспечен. А кому в России понадобится кантор?»

Ах, насколько он был прав!

Так что я хотел сказать? Что я очень уважаю и ценю родителей, которые понимают, что профессию не приобретают на короткий срок. Нужно вложить много времени и сил, чтобы потом хорошо зарабатывать долгое время.

Но что такое – долгое время? Пятьдесят – шестьдесят лет, которые нам осталось прожить? А что потом, что с вечностью?

Если же вы позволите своему сыну учиться с усердием и постоянством, и не пятнадцать лет, а еще лет семь – десять, я могу вам обещать, что он станет раввином и главой ешивы, уважаемым и почитаемым распространителем Торы, и эта профессия будет сопровождать его и в этом мире, и в будущем! Ну, разве это того не стоит?

Родители согласились, и сколько же радости он им доставил в течение жизни! А как был рад сам этот юноша, и я, и сколько радости это вызвало на Небесах!

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=74794