Ваишлах — Мир испытаний

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

270
шамир

Недельная глава Ваишлах

Наши мудрецы разделились во мнениях (Хулин, 91а): некоторые говорят, что ангел, с которым боролся Яаков, представился ему в виде разбойника, а другие говорят – что в виде седобородого мудреца. Объяснение в том, что дурное начало пробует все пути и все способы, порой видится нам так, порой – по-другому, всегда меняются испытания и меняются его образы.

Не зря сказано в трактате «Сукка» (52а), что у него семь имен – это значит, что его сущность все время изменяется!

Подобное сказано и в трактате «Брахот» (61б) – что дурное начало подобно мухе, и сидит между двумя входами в сердце. Объясняет Маарша, что сказано «сердце мудреца – справа, а глупое сердце слева», и дурное начало пытается проникнуть в оба, как склоняя к греху, так и якобы направляя на заповедь. Как пишет автор «Пути праведных»: «Все, что происходит в этом мире, как хорошее, так и плохое – это испытания человеку. С одной стороны – бедность, с другой – богатство…»

Ведь давайте посмотрим: Лот пошел за нашим праотцом Авраамом, вместе с ним оставил свою родину и вместе с ним спустился в Египет во время голода, полностью выстоял в испытании бедностью. Авраам вернулся из Египта, тяжело нагруженный серебром и золотом, Лот тоже получил большое имущество — и уже его пастухи стали спорить с пастухами Авраама, он отделился от Авраама и пошел в Содом, и сказал: «Невозможно быть ни с Авраамом, ни с его Б-гом» (Раши на Берешит, 13:11).

В испытании бедностью выстоял, а в испытании богатством – сломался.

Порой бывает и наоборот. Рассказывал мне рав Йоэль Клофт, что в свое время в г. Минске жил один миллионер, реб Барух Зельдович, который раздавал очень много на цдаку. Он поддерживал вдов и сирот, женил бедных невест и кормил голодных. Кроме того, он оказывал огромную поддержку учреждениям Торы. Всевышний решил – и реб Зельдович разорился. Дошло до того, что ему самому нечего было есть. Он обратился к раву Хаиму из Бриска с вопросом. Ведь говорит царь Шломо в «Мишлей» (28:27): «У того, кто дает нищему, не будет недостатка». И в трактате «Ктубот» (66б) сказано: «Соль капитала – хесед«, т.е. тот, кто хочет сохранить свой капитал (как соль предохраняет мясо от порчи), пусть приумножит цдаку и хесед. Рамбам постановляет, что никогда человек не может обеднеть из-за того, что давал цдаку.

А в трактате «Гитин» (7а) говорится, что каждому, что «остригает» свое имущество и раздает на цдаку, не показывают знаков бедности. Получается, вроде бы, что все эти слова Торы противоречат его положению?

«Послушай, что я тебе расскажу, — ответил рав Хаим, — когда мой отец, автор «Бейт а-Леви», стал главным раввином Бриска, ему довелось участвовать в похоронах одного из жителей города. Когда похоронная процессия проходила по кладбищу, он вдруг увидел надпись на одной из могил: «Протянула ладонь свою бедному, и руки направила к нищему» (Мишлей, 31:20). Рав удивился, вроде бы этот стих принято писать на могилах женщин, а не мужчин. Когда вернулся с похорон, стал искать записи в общинной книге, и нашел. Покойный, на могиле которого была эта надпись, был очень богатым человеком, и щедро раздавал деньги на цдаку. Он давал столько, что в итоге потратил весь свой капитал. Он обладал мягким сердцем, и не мог вынести мольбы и слезы. Когда закончились все деньги, он стал раздавать свои вещи: заложил серебряную ханукию и пасхальную кеару, подсвечники и бокалы для кидуша. В конце концов, не осталось у него совершенно ничего в доме. И тут пришли еще двое нищих, протягивают руку за цдакой. Как ему было их жаль, но что делать? Совершенно нечего дать. Стал бывший богач искать по всему дому, и нашел… одну серебряную ложечку. Поломал ее пополам, одному нищему дал верхнюю часть, «ладонь» ложки, а второму – черенок, «ручку» ложки.

Городские судьи (раввины) собрались и стали обсуждать, как же так получилось, ведь известно, что человек не беднеет из-за цдаки, а наоборот?

Обсуждали-обсуждали, и нашли у бывшего богача только один проступок: он не послушался постановления мудрецов, что если человек дает деньги нищим, пусть не раздает более, чем пятую часть своего имущества, чтобы самому не обеднеть и не стать нуждающимся в помощи других. Поскольку он не выполнил это постановление, «обжегся» словами мудрецов, и сам стал нуждающимся. Когда он умер, решили на его могиле выгравировать этот стих, имея в виду, что «ладонь» – это верхняя часть ложки, а «руки» – ручка ложки.

«Я понял, — ответил реб Зельдович, — видимо, по этой же причине и меня задела длань Творца!» Принял приговор Высшего Суда.

«Однако у меня другое мнение», — сказал рав Хаим.

Реб Барух удивился, и рав Хаим объяснил: «У раввинов Бриска возник вопрос, подобный твоему: как может быть, что человек разорился, после того, что раздавал так много цдаки. Они собрали раввинский суд, чтобы ответить на этот вопрос, и нашли ему хороший ответ.

Мне же видится, что сам вопрос – излишний. Наш мир – это мир испытаний. Человек получил испытание богатством, и выдержал его. А теперь ему послали испытание бедностью, чтобы проверить, как он выдержит это испытание».

Смотрите, Лот – был испытан бедностью, и выдержал это испытание. Потом Свыше ему послали испытание богатством, и это он уже не выдержал. Те богачи прошли обратный маршрут. Однако есть здесь одна общая черта: испытания постоянно обновляются.

Поэтому и сказано в «Пиркей Авот» (2:4): «Не верь себе до дня своей смерти».

Ведь испытания меняются, и каждый день дурное начало атакует человека с новой силой (Кидушин, 30б), а именно – ставит перед ним новые испытания. И то, что он выстоял в предыдущих испытаниях, не гарантирует, что выстоит и в будущих!

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=89987