Трактат Шаббат — Глава седьмая — Мишна вторая — продолжение 6

Дата: | Автор материала: Рав Александр Кац

379
трактат шаббат, трактат шабат

Глава седьмая. Мишна вторая

От редакции. До конца данной мишны мы публикуем продолжение комментария «Дополнительная душа».

אֲבוֹת מְלָאכוֹת אַרְבָּעִים חָסֵר אֶחָת. הַזּוֹרֵעַ. וְהַחוֹרֵשׁ. וְהַקּוֹצֵר. וְהַמְעַמֵּר. הַדָּשׁ. וְהַזּוֹרֶה. הַבּוֹרֵר. הַטּוֹחֵן. וְהַמְרַקֵּד. וְהַלָּשׁ. וְהָאוֹפֶה. הַגּוֹזֵז אֶת הַצֶּמֶר. הַמְלַבְּנוֹ. וְהַמְנַפְּצוֹ. וְהַצּוֹבְעוֹ. וְהַטּוֹוֶה. וְהַמֵּסֵךְ. וְהָעוֹשֶׂה שְׁנֵי בָתֵּי נִירִין. וְהָאוֹרֵג שְׁנֵי חוּטִין. וְהַפּוֹצֵעַ שְׁנֵי חוּטִין. הַקּוֹשֵׁר. וְהַמַּתִּיר. וְהַתּוֹפֵר שְׁתֵּי תְפִירוֹת. הַקּוֹרֵעַ עַל מְנָת לִתְפֹּר שְׁתֵּי תְפִירוֹת. הַצָּד צְבִי. הַשּׁוֹחֲטוֹ. וְהַמַּפְשִׁיטוֹ. הַמּוֹלְחוֹ וְהַמְעַבֵּד אֶת עוֹרוֹ. וְהַמּוֹחֲקוֹ. וְהַמְחַתְּכוֹ. הַכּוֹתֵב שְׁתֵּי אוֹתִיּוֹת. וְהַמּוֹחֵק עַל מְנָת לִכְתֹּב שְׁתֵּי אוֹתִיּוֹת. הַבּוֹנֶה. וְהַסּוֹתֵר. הַמְכַבֶּה. וְהַמַּבְעִיר. הַמַּכֶּה בַפַּטִּישׁ. הַמּוֹצִיא מֵרְשׁוּת לִרְשׁוּת. הֲרֵי אֵלּוּ אֲבוֹת מְלָאכוֹת אַרְבָּעִים חָסֵר אֶחָת:

Основных работ (авот мелахот) – сорок без одной.

Сеет и пашет, и жнет, и собирает в снопы. Молотит и веет. Перебирает. Мелет и просеивает, и замешивает тесто, и выпекает.

Стрижет шерсть. Выбеливает ее и растрепывает ее, и красит ее, и прядет, и натягивает продольные нити, и делает две петли в рамах ткацкого станка, и ткет две нити, и распускает две нити. Завязывает и развязывает, и сшивает двумя стежками. Рвет для того, чтобы сшить двумя стежками.

Ловит оленя. Зарезает его и снимает с него шкуру. Солит и выделывает его шкуру. Скоблит ее и разрезает ее.

Пишет две буквы и стирает для того, чтобы написать две буквы. Строит и разрушает. Тушит и разжигает. Ударяет молотком. Выносит из одного владения в другое.

Вот эти основные работы – сорок без одной.

Комментарий рава Овадьи из Бартенуры

Сеет и пашет – здесь не написано сначала «пашет» (1), а потом уже «сеет» (2), как это принято делать. Из этого мы учим, что, даже если земля очень твердая, и, перепахав ее и посеяв в нее, ее вновь перепахивают, второе пропахивание тоже считается запрещенной работой «пашет».

Жнет – это относится к зерновым. Но и собирающий с деревьев плоды тоже совершает запрещенную работу «жнет» (3).

Собирает в снопы – собирает уже сжатые зерновые и складывает их в одно место (4)(5).

Веет – бросает лопатой по ветру (6). Перебирает, удаляя отходы руками или через сито (7)(8). Просеивает через решето (9). Все эти три работы имеют единое назначение – все они выполняются для того, чтобы отделить отходы от еды. Но, поскольку все три работы выполнялись в Скинии Завета, каждая из них считается отдельной работой – пусть они и похожи между собой. Еще одна причина – они не совершаются вместе, а делаются последовательно, одна за другой (10)(11).

Выпекает – такой работы не было в Скинии, так как выпекают лишь хлеб, а хлеб при возведении Скинии не выпекали. Просто в мишне представлен порядок изготовления хлеба. Однако работа «варит», подобная работе «выпекает», совершалась и для возведения Скинии, когда изготовляли снадобья для окраски шерсти в цвет тхелет, а также в пурпурный и багряный цвета. Тот, кто помешивает в кастрюле или кладет крышку на кастрюлю, стоящую на огне, совершает работу «варит» (12). И все предыдущие работы, перечисленные в этой мишне, – «сеет», «жнет», «молотит» и т.д. – все они выполнялись при изготовлении красителей для Скинии (13).

Стрижет шерсть – эта и все другие работы по обработке шерсти нужны были для изготовления шерсти тхелет, которую использовали при возведении Скинии (14)(15).

Выбеливает ее – стирает в реке (16).

Растрепывает ее – бьет ее палкой, а также расчесывает ее гребнем (17)(18)(19).

Натягивает продольные нити – на старофранцузском языке «ордир» (20).

Делает две петли в рамах ткацкого станка – продевание двух нитей в кольца на рамах (21)(22).

Распускает – выплетает продольные нити из поперечных или поперечные из продольных для того, чтобы ткать дальше (23).

Завязывает и развязывает – ловцы хилазона, из которого изготовляют краситель для тхелет (24), завязывают (25) и развязывают (26). Ведь, поскольку иногда нужно взять веревки из одной сети и добавить их в другую, их отвязывают от одной и привязывают к другой.

Сшивает …рвет – это тоже при изготовлении полотнищ (27). Ведь если полотнище проела моль, проделавшая в нем маленькое круглое отверстие, нужно разорвать ткань выше и ниже этого отверстия, чтобы при зашивании не было складок (28). Сшивает двумя стежками и завязывает, ведь если он не завяжет, соединение не сохранится. При этом он совершает две запрещенные работы – и завязывает, и сшивает.

Ловит оленя – все работы, связанные с выделкой кожи, совершались для обработки шкуры тахашей (29)(30)(31)(32)(33).

Солит и выделывает его шкуру – в Гемаре (75б) задан вопрос: «Ведь засаливание – это и есть выделка?» (34). И отвечают: действительно, следует убрать из перечня одну из этих двух работ и добавить вместо нее «размечает», так как разметка – это тоже одна из основных работ (35).

Скоблит ее – соскребает волоски (36).

Разрезает ее – рассекающий и разрезающий ее на ремни и для сандалий (37).

Пишет …и стирает – при изготовлении Скинии подписывали брусья, чтобы знать, какие из них парные. Писали букву на одном брусе и букву на другом (38), а порой, когда ошибались, то букву стирали (39)(40)(41).

Тушит и разжигает – огонь разводили под чаном с красителями (42)(43).

Ударяет молотком – это завершение изготовления предмета. Так мастер, завершая работу, ударяет по наковальне. Поэтому запрещенная работа «ударяет молотком» совершается, когда завершают изготовление предмета (44)(45).

В начале мишны уже названо общее число: «Основных работ – сорок без одной», а затем все работы перечислены по порядку. Это сделано для того, чтобы научить: даже если человек сделает все работы, существующие на свете, в одном забвении и за один Шаббат, он не будет обязан принести больше, чем сорок [без одной] грехоочистительных жертв. Ведь все остальные работы являются производными от этих основных. А когда он сделал основную работу и производную от нее, он обязан принести лишь одну жертву (46)(47).

Комментарий «Дополнительная душа»

(38) Работа «писать две буквы»

Следующая работа – «пишет две буквы» (כּוֹתֵב שְׁתֵּי אוֹתִיּוֹת – котев штей отийот). Это и есть основная работа – ав мелаха.

В Шатре Откровения помечали буквами вертикальные брусья для стен Шатра, чтобы при сборке каждый из них всегда занимал определенное место (Иерусалимский Талмуд, Шаббат, 12:3; Раши, Шаббат, 103а). Двадцатью буквами от א (алеф) до כ (каф) помечали двадцать брусьев северной стороны, а затем – двадцать брусьев южной стороны. И, наконец, восьмью буквами помечали восемь брусьев западной стороны (Рамбам, Перуш а-мишнайот, 12:3).

Раши поясняет, что брусья помечали парами: одну букву писали на одном брусе, другую – на парном ему и т.д. (Раши, Шаббат, 73а и 75б; см. комментарий р. Овадьи из Бартануры).

Минимальное количество букв, за которое нарушитель ответственен по закону Торы (т. е. в случае неумышленного нарушения должен принести жертву хатат) указан в самой мишне: «пишет две буквы». Если человек написал две разные буквы, составляющие лишь часть какого-то слова, он ответственен по закону Торы, несмотря на то, что сами по себе эти две буквы не передают никакого смысла. Но если он написал две одинаковые буквы, он ответственен по закону Торы только в том случае, когда они составляют слово: например, גג (гаг)«крыша» (Рамбам, «Шаббат», 11:9-10; «Мишна Брура», 340:22/4/).

Вместе с тем, из Торы запрещено писать даже одну букву, но в таком случае невольный нарушитель не приносит искупительной жертвы («Мишна Брура» 340:22/4/; «Беур Алаха» 340:1, «Аль штей сеарот»). И даже если он написал одну большую букву на месте, достаточном для того, чтобы написать две или больше, жертву он не приносит (Шаббат, 75б; Рамбам, «Шаббат», 11:9). Однако если он написал одну букву, которая завершает написание целой книги Танаха (или свитка для тефилин или мезузы), тогда он ответственен по закону Торы и за одну букву (Шаббат, 104б, Раши; Рамбам, «Шаббат», 11:9; «Мишна Брура», 340:22/4/).

По мнению большинства законоучителей, по закону Торы ответственен пишущий любым шрифтом и на любом языке (Шаббат, 103а, Раши; Рамбам, «Шаббат», 11:10), а также написавший две цифры («Мишна Брура», 340:22/5/) или два используемых при письме знака – например, восклицательный и вопросительный («Орхот Шаббат», 15:7). И хотя есть законоучители, полагающие, что писать нееврейским письмом – запрет мудрецов (Рамо, 306:11), закон определен иначе: писать на любом языке, как уже указывалось, запрет Торы («Хаей Адам», «Шаббат», 37:5; «Мишна Брура» 306:47, «Беур Алаха», 306:11, «Би-хтав»).

Работа «писать» совершается и в том случае, когда делают оттиск печатью, печатают на пишущей машинке или типографским способом («Мишнат а-Шаббат», 36; «Орхот Шаббат», 15:9). Запрещено также печатать на копировальном аппарате и посылать факс, и при этих действиях нарушаются также запреты, связанные с использованием электрических приборов («Орхот Шаббат», 15:39).

Некоторые авторитетные законоучители считают, что при письме на компьютере тоже нарушается запрет Торы «писать» («Шевет а-Леви», 6:37; «Мишнат а-Шаббат», 36/25/). Однако, по другим мнениям, из Торы это «писанием» не считается, но запрещено мудрецами, и в любом случае при этом нарушаются запреты Торы, связанные с использованием электричества («А-махшев ле-ор а-алаха», 1:6/7/).

Производная работа (толада) от основной работы «писать» – рисовать графические знаки или рисунки (Рамбам, «Шаббат», 11:17; «Мишна Брура» 340:22/8/; «Орхот Шаббат», 15:8). Мудрецы запретили даже проводить черточки или линии, которые не являются ни буквами, ни рисунками («Мишна Брура», 340:24).

Согласно закону Торы, запрещено писать только с помощью устойчивого материала (например, чернил или краски), а также на устойчивом материале (пергамент, бумага, дерево и т.п.). Но мудрецы запретили делать даже неустойчивые надписи и рисунки (Рамбам, «Шаббат», 11:15; «Мишна Брура» 340:22/1/) – например, писать с помощью чернил, которые быстро улетучиваются и написанное исчезает («Орхот Шаббат», 15:29). Запрещено писать или рисовать на запотевшем оконном стекле, на влажном песке или на пролитом на стол напитке. Запрещено делать ногтем отметку в книге («Хаей Адам», «Шаббат», 37:4; «Мишна Брура», 340:24; «Орхот Шаббат», 15:30-31). Однако разрешено ходить в обуви, на подошве которой есть выпуклые буквы или рисунок, оставляющие след на влажной земле. Существует несколько факторов, которые вместе лишают подобное действие статуса запрещенного «письма»: такая надпись на земле не только является неустойчивой, но и сделана необычным способом, и человек в ней не заинтересован. Кроме того, буквы отпечатываются перевёрнутым образом, а это уже не буквы, предназначенные для чтения («Орхот Шаббат», 15:33/53/). И разрешено делать «надписи», которые вообще не фиксируется – например, обозначать буквы или изображения в воздухе (Рамо, 340:4) или на сухом столе, на котором не остается следов («Хаей Адам», «Шаббат» 37:4; «Мишна Брура», 340:22).

Мудрецы запретили писать также и измененным образом – например, левой рукой. Но левша, который пишет левой рукой, ответственен по закону Торы. Для него запрет мудрецов – писать правой. А человек, в равной степени владеющий двумя руками, ответственен по закону Торы за надпись, сделанную любой из его рук (Шаббат, 103а). Мудрецы запретили и другие способы письма измененным образом – например, писать, держа ручку во рту, ногой и т. п. (Рамбам, «Шаббат», 11:14; «Мишна Брура», 340:22/7/).

Запрещено обводить уже существующие буквы, чтобы они выглядели более четко. А если человек обводит эти буквы другим материалом, который выделяется (например, краской поверх чернил или наоборот), то он ответственен по закону Торы («Мишна Брура», 340:22/3/).

Мудрецы запретили заниматься в Шаббат некоторыми видами деятельности, при которых принято вести записи – в частности, любой коммерческой деятельностью: покупать или продавать, нанимать или сдавать в аренду (Рамбам, «Шаббат», 23:12). Мудрецы запретили это из опасения, как бы при заключении сделки не вели записей («Зихру Торат Моше», 40:8).

Запрещено мысленно совершать коммерческие расчеты («Шулхан Арух», 307:6) – в том числе, и из опасения того, как бы человек машинально не записал важные для него результаты. Но разрешено мысленно делать расчеты, связанные с заповедями (например, с благотворительностью), а также производить математические вычисления, не имеющие конкретного практического значения («Мишнат а-Шаббат», 36).

По той же причине запрещено проводить в Шаббат судебные заседания, так как по их ходу обычно ведутся записи (Рамбам, «Шаббат», 23:14; «Шулхан Арух», 339:4, «Мишна Брура», 11).

Запрещено играть в те игры, при которых в будни делают записи, а азартные игры запрещены даже в будни («Зихру Торат Моше», 40:9).

Разрешено придвигать вплотную друг к другу буквы, написанные на отдельных карточках, – даже если они складываются в осмысленный текст. И также разрешено придвигать друг к другу фрагменты рисунка, которые складываются в одно изображение. Но если эти буквы или фрагменты рисунка скрепляются между собой, то это запрещено («Игрот Моше», «Орах Хаим», 1:135; «Шмират Шаббат ке-Илхата» 16:23/63 от имени р. Ш.-З. Ойербаха; «Орхот Шаббат», 15:14/23/).

(39) Работа «стирать написанное»

Следующая работа – «стирает для того, чтобы написать две буквы» (מּוֹחֵק עַל מְנָת לִכְתֹּב שְׁתֵּי אוֹתִיּוֹת – мохек аль-менат лихтов штей отийот).

Основная работа (ав мелаха) заключена в том, что человек стирает написанное, чтобы на этом месте написать другой, нужный текст, состоящий как минимум из двух букв (Раши, Шаббат 75б; Рамбам, «Шаббат», 11:9; «Мишна Брура», 340:9, «Беур Алаха», «А-мохек»).

Когда писали буквы на вертикальных брусьях Шатра Откровения, то иногда ошибались, и тогда стирали написанное, а на этом месте писали нужную букву (Раши, Шаббат, 73а; «Беур Алаха», 340:3, «А-мохек»; см. комментарий р. Овадьи из Бартануры).

Минимальный размер стертого текста, за который нарушитель ответственен по закону Торы (т. е. в случае неумышленного нарушения должен принести жертву хатат) указан в самой мишне: это место, на котором можно «написать две буквы». И если человек стирает одну большую букву, чтобы на ее месте написать две более маленьких, он ответственен по закону Торы (Шаббат, 75б; Рамбам, «Шаббат», 11:9; «Беур Алаха», 340:3, «А-мохек»). Работа мохек совершается и в том случае, когда человек стирает кляксу, чтобы написать на ее месте две буквы (Рамбам, «Шаббат», 11:9; «Шулхан Арух», 340:3, «Мишна Брура», 13).

Если в слове оказалась лишняя буква, и ее стирают, то, хотя и не имеют в виду писать на ее месте другие буквы, нарушитель несет ответственность по закону Торы – ведь стирание совершается с конструктивной целью: чтобы получилось верное слово (см. «Беур Алаха», 340:3, «А-мохек»; «Орхот Шаббат», 15:41). Причем, из Торы запрещено стирать даже совсем немного и даже на месте, недостаточном для написания двух букв, но тогда в случае невольного нарушения жертву хатат не приносят («Мишна Брура», 340:12).

А иногда при стирании человек совершает противоположную работу – «писать». Например, если он стер перемычку у буквы ח (хет) и образовались две буквы ז (зайн), вместе составляющие слово זז (заз – «двинулся»), то он ответственен по закону Торы за совершение работы «писать». А если он стирает выступающую часть буквы ד(далет), то получается буква ר(рейш), которую он «написал» посредством стирания (Шаббат, 104б; Рамбам, «Шаббат», 11:13; «Орхот Шаббат», 15:10).

Если человек обводит черными чернилами буквы, которые написаны красными чернилами, и теперь красный цвет не виден – он одновременно совершает и работу «стирать», и работу «писать» (Рамбам, «Шаббат», 11:16). А если он просто проводит линию поверх букв так, что они по-прежнему видны (т. е. зачеркивает их), он не нарушает запрет «стирать написанное», однако нарушает запрет «писать», ведь мудрецы запретили проводить даже черточки и линии, которые не являются ни буквами, ни рисунками («Орхот Шаббат», 15:48).

Производной работой (толада) от основной «стирать для того, чтобы написать две буквы» является стирание рисунка для того, чтобы нарисовать на его месте другой (Рамбам, «Шаббат», 11:17).

Запрещено рвать бумагу и т.п. материалы прямо по буквам или рисункам, так как это тоже вид «стирания написанного» («Мишна Брура», 519:11; «Орхот Шаббат», 15:18/26/ и 15:43-45). В связи с этим, нужно проявить осторожность, когда в Шаббат очищают яйцо от скорлупы, – это нужно сделать, не разрушая напечатанных на ней букв или рисунка («Кцот а-Шулхан», 144; «Орхот Шаббат» 15:44). Но если разрыв или разлом проходит между буквами, то можно облегчить («Шмират Шаббат ке-Илхата», 9/48/ от имени р. Ш.-З. Ойербаха; «Орхот Шаббат», 15:18/27/ и 15:43).

Если в Шаббат необходимо открыть книгу, на боковом срезе которой написаны буквы или сделаны рисунки (а другой такой книги у него нет) – разрешено открывать и закрывать ее, и это не считается «стиранием» или «письмом» («Хаей Адам», «Шаббат», 38:5; «Мишна Брура», 340:17). Но изначально лучше не писать букв на боковых срезах книг («Шаар а-Циюн», 340:25). Однако орнаменты, не имеющие какого-то конкретного содержания, делать можно («Шмират Шаббат ке-Илхата», 28/8/ от имени р. Ш.-З. Ойербаха).

Мудрецы запретили стирать, даже не имея в виду писать, но просто ради того, чтобы удалить текст или рисунок («Мишна Брура», 340:17). И также мудрецами запрещено стирать надписи и рисунки, сделанные неустойчивым материалом – например, соком на столе или пальцем на запотевшем окне (там же 340:22/1/; «Мишнат а-Шаббат», 37).

Особый вопрос касается надписей и рисунков, выполненных прямо на пищевых продуктах. Так, запрещено разламывать пироги, на которых что–либо написано или нарисовано с помощью измельченного сахара или пищевой краски (Рамо 340:3, «Мишна Брура», 15; «Зихру Торат Моше», 40:4). Но разрешено откусывать от них в тех местах, где нет букв. И также разрешено угостить ими ребенка. Можно разрешить есть пирожные, на которых буквы выполнены с помощью меда, разведенного на воде, или с помощью различных соков. По мнению некоторых законоучителей, от них разрешено откусывать даже в тех местах, где находятся сами буквы. И тем более разрешено разламывать, причем даже руками, рисунки или буквы, выдавленные на самом пироге, вообще без употребления какого-либо красителя («Мишна Брура», 340:14–15, 17). Но есть и авторитетные законоучители, устрожающие во всех этих случаях («Хазон Иш», 61:1). Поэтому изначально рекомендуется не делать никаких надписей и рисунков на субботних халах и пирогах (примечание редактора).

(40) Работа «строить»

Работа «строит» (בּוֹנֶה – боне) заключена в возведении здания или пусть даже самой небольшой его части. Это основная работа – ав мелаха (Шаббат 12:1, 102б; Рамбам, «Шаббат», 10:12; «Мишна Брура», 315:17).

Эту работу выполняли при установке самого Шатра Откровения, как написано (Шмот, 40:18): «И воздвиг Моше шатер…» (см. «Мишнат а-Шаббат», 38).

Работа «строить» выполняется не только при возведении такого крупного строения как дом или стена. Но даже если человек вырыл яму для того, чтобы в ней что-то хранить, он ответственен по закону Торы за нарушение запрета «строить» (Шаббат, 102б; «Хаей Адам», 39:1/5/; «Орхот Шаббат», 8:7). А если ему нужна не сама яма, а только выкопанная земля, то это запрещено мудрецами (Шаббат, 73б; «Хаей Адам», «Шаббат», 40:2).

Запрет «строить» нарушается и в том случае, когда выравнивают грунт или закапывают ямки в помещении с земляным полом (Шаббат, 73б; Рамбам, «Шаббат», 10:12), а также при подготовке земли к строительству.

Работа боне совершается и тогда, когда проделывают отверстие в стене, чтобы использовать его в качестве окна или входа, а также когда заделывают существующее отверстие (Рамбам, «Шаббат», 10:14; «Хаей Адам», «Шаббат», 41:1, 6). Но разрешено заткнуть отверстие в стене вещью, которую не принято навсегда оставлять в подобных местах, – например, одеждой. Однако вещью, которую обычно оставляют там, запрещено завешивать или затыкать даже временно, поскольку этим как бы добавляют к постоянному строению новую деталь. Поэтому если разбилось окно, его можно завесить одеялом или другой подобной тканью («Хаей Адам», 39:8-9; «Зихру Торат Моше», 41:2; «Мишна Брура», 313:3). Но запрещено закреплять это одеяло кнопками и т.п. материалами, так как в таком случае оно становится «дополнением к зданию» («Орхот Шаббат», 8:26).

Работой «строить» является и установка окон или дверей на предназначенные для них петли («Хаей Адам», 39:1/3/ и 39:13). Запрещено также закреплять на двери или окне отлетевшую от них ручку («Орхот Шаббат», 8:16).

Производной работой (толада) от основной «строить» является возведение шатра (или палатки) на длительный срок (оэль кавуа) (Рамбам, «Шаббат», 10:13; «Шулхан Арух», 315:1, «Мишна Брура», 1) – т.е. как минимум на несколько дней («Мишна Брура», 315:32). Но остроконечный шатер, размер крыши которого меньше «кулака» (тефаха), считается «временным шатром» (оэль арай), даже если его установили на несколько дней («Шулхан Арух», 315:8, «Мишна Брура», 32).

Мудрецы запретили устанавливать даже «временный шатер» (оэль арай), чтобы люди не стали устанавливать постоянных шатров (Рамбам, «Шаббат», 22:27; «Шулхан Арух», 315:1, «Мишна Брура», 315:35). Это запрещено, даже если натянули просто навес, чтобы защититься от солнца или от дождя – вообще без стен («Мишна Брура», 315:2, 17).

Вместе с тем, разрешено делать добавление к временному «шатру» – например, растягивать защищающее от солнца или дождя покрывало, если в канун Шаббата оно было натянуто хотя бы на «кулак» (тефах), не считая ширину самого рулона, в который оно скатано (Рамбам, «Шаббат», 22:27; «Шулхан Арух», 315:2). Так, разрешено растянуть простыню над коляской или колыбелью младенца, если до Шаббата она была натянута на «кулак» (тефах – 9,6 см. по Хазон Ишу или 8 см. в соответствии с мнением р. Х. Наэ) («Хаей Адам», Шаббат 42:3; «Орхот Шаббат», 9:5).

Мудрецы запретили устанавливать в Шаббат даже временные перегородки (без крыши) – например, вывешивать ткань или ставить ширму, но только в том случае, если эта перегородка изменит законодательный статус помещения и сделает разрешенным что–либо, запрещенное без нее. Так, запрещено делать недостающие стены сукки (шалаша), и даже из ткани, которую привязывают сверху и снизу, если благодаря этой стене сукка становится пригодной для выполнения заповеди «жить в сукке» (например, было только две стены, а он сделал третью). Но если он не привязал также и снизу, чтобы ткань смогла удержаться в натянутом положении на обычном ветру, это не считается «перегородкой» и совершенно не влияет на статус сукки – поэтому это не запретили («Хаей Адам», 39:4; «Мишна Брура», 315:4).

Запрещено держать в руке зонт, защищающий от дождя или солнца, ведь при этом создается «временный шатер» («Хаей Адам», 42:6; «Беур Алаха», 315:8, «Тефах»; «Орхот Шаббат», 9:6/10/). И есть законоучители, запрещающие также одевать в Шаббат шляпу с широкими полями («Шулхан Арух», 301:40-41), но только в том случае, если поля очень твердые и не гнутся. Однако в этом вопросе принято облегчать («Мишна Брура», 301:151-152; «Орхот Шаббат», 9:44).

По мнению ряда авторитетных законоучителей, запрет Торы «строить» относится также к домашней утвари (келим) (Тосафот, Шаббат, 102б). И тот, кто соединил части утвари или изготовил ее полностью, ответственен по закону Торы за совершение производной работы от основной боне. Например, тот, кто соединяет деревянный предмет с деревянным предметом – гвоздем или с помощью клина, а также закрепляет топор на топорище и т.п. (Рамбам, «Шаббат», 10:13; «Хаей Адам», 39:1/8-9/, 44:1). И если у стула отвалилась одна из ножек, ее запрещено закреплять, а также переносить, ведь она приобретает статус мукце («Зихру Торат Моше», 41:17). Но делать «слабое соединение» разрешено. Поэтому, можно раздвинуть субботний стол, вставив дополнительные части столешницы – ведь это «слабое соединение» («Орхот Шаббат», 8:51). Однако сделать слабое соединение» в месте, где обычно закрепляют (например, ножку стула или стола) запрещено (Рамо 313:6, «Мишна Брура», 48; «Орхот Шаббат», 8:48:1).

А если мебель достигает размера «локоть» на «локоть» при высоте в три «локтя» (объем сорок сэа), то к ней в полной мере относится закон о «строении», а не закон об «утвари» («Хаей Адам», Шаббат, 44:1). И если утварь даже меньшего размера прикреплена к стене или полу дома, она тоже рассматривается как часть здания («Орхот Шаббат», 8:9).

Мудрецы запретили заплетать волосы в косу или в сложную прическу, так как это «похоже на строительство» («Шулхан Арух», 303:26, «Мишна Брура», 303:82).

(41) Работа «разрушать»

Следующая работа «разрушает» (סּוֹתֵר – сотер) заключена в разборке или разрушении целого строения или его части.

При переходах по Синайской пустыне сыны Израиля разбирали Шатер Откровения, чтобы затем установить его на новой стоянке. В связи с этим разрушающий строение ответствен по закону Торы за нарушение запрета «разрушает» только в том случае, если он демонтирует строение ради того, чтобы что-то построить на этом месте или из этого материала, – так, как это было с Шатром Откровения (Шаббат, 31б; «Мишнат а-Шаббат», 39). Это и есть основная работа (ав мелаха) (Рамбам, «Шаббат», 10:15). А мудрецы запретили разрушать даже без намерения строить.

Всё, что запрещено в Шаббат строить, запрещено также и разрушать («Хаей Адам», 39:1) – например, запрещено снимать с петель окна и двери дома (там же 43:1; «Зихру Торат Моше», 41:4).

Производной работой от основной «разрушать» является разборка установленного надолго шатра (оэль кавуа). А мудрецы запретили разбирать даже «временный шатер» (оэль арай) (Рамбам, «Шаббат», 10:15; «Мишна Брура», 315:1).

И так же, как запрещено собирать домашнюю утварь и инструменты, запрещено их разбирать – например, вынимать топорище из топора, и нарушитель ответственен по закону Торы за совершение производной работы от основной сотер («Хаей Адам», 39:1).

В составных предметах, сделанных так, что их крышка открывается посредством отвинчивания, разрешено отвинчивать эту крышку или крепящий винт, ведь эти предметы приспособлены, чтобы таким образом их всегда открывали и закрывали. Однако те предметы, которые, хотя и соединены с помощью завинчивания, но не предназначены для того, чтобы их постоянно разбирали, запрещено разбирать («Зихру Торат Моше», 41:16).

 Продолжение следует

Перевод и комментарий: рав Александр Кац


http://www.beerot.ru/?p=77853