О воспитании в еврейской традиции — Глава 13 — Не просто обучать, но и пробуждать любовь к Торе

Дата: | Автор материала: Рав Хаим Фридлендер

1485

НЕ ПРОСТО ОБУЧАТЬ, НО И ПРОБУЖДАТЬ ЛЮБОВЬ К ТОРЕ

Сказано в Пиркей эйхалот, 27, что народ Израиля не хотел строить Второй Храм, пока Всевышний не пообещал раскрыть тайны Торы. Было известно, что во Втором Храме уже не будет пророчества, как же можно постичь тайны и внутренний смысл Торы без пророчества? И тогда пообещал Всевышний, что даже если не будет Шехины[1], все равно смогут постигать тайны Торы. И хотя, как сказано там, не было Шехины во Втором Храме, все же суть Торы, ее сияние и великолепие были именно там. И нужно понять, что означает обещание «сути, сияния и великолепия Торы во Втором Храме» вместо Шехины и пророчества, которые были в Первом Храме. Это объясняет наш учитель рав Элияу Десслер (Михтав ме-Элияу, ч.1, стр. 223): в эпоху Первого Храма удостоились учить Тору через пророчество, а пророчество – это не что иное, как озарение, нисходящее из высших духовных сфер в наш мир. Как же постигать внутренний смысл Торы без этого? Всевышний пообещал, что с начала эпохи Второго Храма и далее откроется новый путь постижения Торы, а именно – упорный труд над Торой[2], посредством которого будет постигаться ее внутренний смысл. Когда мы открываем для себя истину посредством труда над Торой, это и является сутью Торы, как сказано в книге Алахот, и в этом и состоит «суть Торы», проявляющая себя через ее сияние и великолепие.

Прекрасный пример сияния Торы и ее великолепия, исходящих из труда над Торой, мы видели у нашего учителя, великого мудреца Торы р. Шмуэля Розовского, да будет благословенна память праведника, главы ешивы «Поневеж». Мы видели у него сияние и великолепие Торы во всей красе. Даже люди, не имевшие отношения к этой ешиве и только наблюдавшие, как он идет по улице в окружении учеников, увлеченно обсуждая с ними вопросы Торы, воочию видели излучаемое им сияние и великолепие Торы, которое и есть ее суть. И это он оставил нам в наследство: не только Тору своих учителей со всей глубиной ее и ширью, но и любовь и приверженность к Торе, дав ученикам своим увидеть ее сияние и великолепие. Это – великое достояние, которое он оставил после себя.

Ясность и понятность его Торы и упорство труда его над ней днем и ночью были удивительны; он целиком был погружен в учебу. Остановимся на одной определенной черте, которая была у него наиболее яркой и которую я удостоился заметить в нем в ешиве в Петах-Тикве, когда он еще был неженатым и я удостоился учиться лично у него изо дня в день. Он был ведущей силой в Торе в нашей ешиве, а мы были из самых молодых. Мне помнится, что когда он заходил в зал ешивы в Петах-Тикве и начинал учиться, вокруг него буквально все закипало, и особенно когда он вел дискуссию со своим братом, равом Йосефом: стены содрогались и крики спорящих поднимались до небес. Всех поражало, как они учились, с каким воодушевлением, вкладывая в учебу все свои силы, и, разумеется, в итоге при всех яростных спорах оставались дорогими друзьями. Все их волнение было внутренним и шло из сердца. С какой страстью он изучал мусар, и таким же был в молитве…

Однажды он зашел к нашему великому учителю Хазон Ишу побеседовать с ним об учебе; когда он вышел, Хазон Иш сказал р. Шломо Коэну: «Знай, что это самый великий глава ешивы в нашем поколении!» Рав Шломо был изумлен (это было в тот период, когда еще были живы старейшие мудрецы главы ешив прежнего поколения, а р. Розовский был еще молод). Сказал ему Хазон Иш: «Ведь он учит Тору вдохновенно – именно это сделало его оказывающим наибольшее влияние на других в учебе и вложило во всех нас любовь и тягу к Торе».

Эти слова помогают нам понять содержание благословений на Тору (которые мы произносим каждое утро):

Благословен Ты, Г-сподь, Б-г наш, Царь мира, Который освятил нас Своими заповедями и повелел нам заниматься Торой! И сделай, пожалуйста, Г-сподь, Б-г наш, слова Твоей Торы желанными для уст наших и для уст (сынов) народа Твоего, дома Израиля. И да будем все мы, и наши потомки, и потомки народа Твоего, дома Израиля, знать Твое имя и изучать Тору Твою ради нее самой. Благословен Ты, Г-сподь, обучающий Торе народ Свой, Израиль!

Сказано там: «…Который освятил нас Своими заповедями и повелел нам заниматься[3] Торой». Турей заав, 47 (комментарий на Шульхан арух) обращает наше внимание на то, что в благословении говорится не об изучении Торы, а о «занятии Торой», и объясняет, что для нас Тора – это дело, которым мы должны заниматься, вкладывая в это все свои силы.

Далее в благословении мы просим Всевышнего: «Сделай, пожалуйста, Г-сподь, Б-г наш, слова Твоей Торы желанными для уст наших». Что это за просьба: «сделай желанными»? Есть заповедь изучать Тору, данная заповедь исполняется учебой, и этого достаточно ведь в благословениях, относящихся к другим заповедям, нет просьбы, чтобы Всевышний сделал их нам приятными! И потому данная просьба – особая, поскольку любовь к Торе зависит от того, в какой степени слова Торы приятны нам. Каким образом Тора сможет стать делом нашей жизни? – Только если слова ее будут приятны нам!

Далее мы просим там о «наших потомках и потомках всего народа Израиля». Что необходимо, чтобы мы могли передать Тору в наследство нашим потомкам и ученикам, которые тоже являются нашим продолжением? Чтобы Тора была желанна нам и впиталась в нашу плоть и кровь ибо тогда она становится частью нас самих, и именно она дает нам жизнь. Только тогда мы сможем передать ее другим. Но если Тора будет для нас лишь чем-то внешним и восприниматься лишь разумом, мы не сможем привить любовь к ней ни ученикам нашим, ни детям. Поэтому лишь после просьбы «сделай желанной» мы можем просить удостоить нас чести передавать Тору другим.

Когда Тора станет частью нас, «будем все мы… знать Твое имя», будем поистине нести в себе Твое имя, так как знание означает близость (см. Раши на стих: «И Адам познал Хаву, жену свою» Берешит, 4:1), и, как объясняется в книге Нефеш а-хаим, тот, кто привержен Торе, близок к Всевышнему, так как нет у нас большей близости к Нему, чем постижение Торы.

«И изучать Тору Твою ради нее самой» из любви к ней (Нефеш а-хаим, разд. 4, гл.3). Автор книги Эглей Таль пишет во введении о тех, которые думают, что должны изучать Тору для выполнения заповеди, а не для удовольствия, поскольку, мол, если человек учит для удовольствия, это уже не вполне «ради нее самой». Он писал, что основа заповеди учить Тору – быть радостным и веселым, получать удовольствие от учебы, и тогда слова Торы проникают в душу. Ведь когда слова Торы становятся частью человека? Когда он радуется постижению Торы, учится для исполнения заповеди и получает удовольствие от учебы. Это и есть учеба «ради нее самой», она вся – свята, так как и получение удовольствия – это тоже заповедь.

Именно это нам и нужно: стремиться укрепить любовь к Торе и научиться трудиться над ее постижением. Ведь именно эти качества способны взрастить в нас приверженность Торе, в чем и заключаются ее свет и великолепие. И так, с помощью Всевышнего, нам удастся должным образом передать Тору нашим ученикам.

  1. Как она была в Первом Храме, и о ней свидетельствовали десять постоянных чудес, которые были в нем (см. Пиркей авот, 5:7).
  2. Из книги Ресисей лайла р. Цадока Акоэна, гл. 56, на основании сказанного в Пиркей эйхалот.
  3. На иврите להתעסק, от слова עסק «дело».

http://www.beerot.ru/?p=9963