Квасное и закваска

Дата: | Автор материала: Рав Шимшон Довид Пинкус

590

Два вида квасного и два вида закваски

Святой Аризаль говорил, что есть два вида хамца: хамец (мужской род) и махмецет (женский род). Также закваски есть два вида: сеор (мужской род) и масэрет (женский род). Разница между квасным (хамец) и закваской (сеор) известна: хамец не делает других квасным, а закваска «квасит» все тесто. Однако нужно понять, почему есть понятия мужского и женского рода.

Объяснить это можно в соответствии с различием между мужским и женским началом.

Мужчина – тот, кто действует, строит, работает: либо он учит Тору и строит духовные миры, либо он создает материальные вещи своей работой. Женщина, в отличие от него, не должна действовать, ей достаточно того, что она «привязана» к своему мужу, и он дает ей все, как своей работой в материальном мире, так и своей учебой Торы.

Теперь мы сможем понять слова святого Аризаля, что хамец и сеор имеют мужскую и женскую стороны. В хамце мужское проявляется, когда хамец наносит вред «работе» человека, и она «прокисает», а женское проявляется, когда хамец наносит вред связи человека с Творцом – портит ее.

Когда человек совершает отрицательные деяния в этом мире – это хамец мужского рода. С другой стороны, когда человек не делает ничего отрицательного, а посредством определенных вещей наносит ущерб своей связи с Творцом мира, это хамец женского рода. Например, когда человек учит Тору, это называется «мужское начало» – ведь он создает и строит таким образом, и, если он нанесет ущерб своей Торе, это будет хамец мужского рода. С другой стороны, молитва имеет женскую сущность, и если человек наносит вред своей молитве, это будет уже махмецет – женский род.

В понятии сеор тоже есть мужской и женский род. Когда человек в синагоге мешает другим учиться или молиться, он находится в состоянии «сеор» мужского рода, ведь он «заквашивает» других, портит их, мешая им делать свою духовную работу. Если же он, не дай Б-г, воспитывает своих детей так, что они разорвут свою связь с Творцом, он «заквашивает» других, портя их связь с Всевышним. Это «масэрет» – женский род. [Например, в семье такая обстановка, что в первую очередь полагаются на деньги, собственные связи, свою силу в решении каких-то проблем. И при этом не говорится, что в первую очередь нужно обратиться ко Всевышнему с молитвой.]

В нашей сегодняшней жизни есть разные «занятия», о которых нельзя сказать, что это прямо-таки грех, но порой в них есть ущерб нашей связи с Всевышним. А в некоторых моментах эти занятия наносят ущерб духовной работе человека.

Например, в нашем поколении есть компьютер, который притягивает человека и заставляет проводить многие часы у экрана. Это самый настоящий «хамец» мужского рода, ведь из-за этого человек не делает работу, возложенную на него Творцом. Если же посредством компьютера он влияет и на других, мешает и другим служить Творцу, это уже «сеор» мужского рода.

Вот человек читает газету – конечно же, религиозную! – от корки до корки, чтобы знать, что происходит в мире, ведь человек – часть мира, и он стремится быть в курсе всего происходящего. Это желание – знать, что происходит в мире и быть связанным с миром – наносит вред его связи с Творцом этого мира. И это то, что называется «махмецет» – женского рода. А если тем самым он портит и другим связь с Всевышним – это уже «масэрет».

 Песах учит нас, что и разрешенные вещи порой запрещены

Перед праздником Песах мы прилагаем огромные усилия для того, чтобы уничтожить весь хамец в доме, ведь есть отдельный запрет «чтобы он не был виден и не находился», а запрет есть хамец в Песах настолько строг, что его нарушение карается каретом (отсечением души). Это очень странно, ведь хамец – это не отрицательная вещь, мы едим его весь год, что же происходит, вдруг разрешенная нам еда вдруг становится запрещенной, вплоть до карета!?

Ответ в том, что в Песах нам светит величайший свет спасения народа Израиля из Египта, и мы обязаны прилепиться к Творцу. Мы должны отдалиться от вещей нежелательных, даже если они не совсем запрещены, как мы объясняли: следует отдалиться даже от тех вроде бы кошерных занятий (как кошерная газета), ведь они наносят ущерб духовной работе человека и его связи с Всевышним.

 Страх перед крошечным количеством хамца

В запрете есть хамец мы находим очень сильное устрожение. Хамец запрещен в любом количестве — даже когда хамец смешался в Песах с другой едой, его нельзя аннулировать даже один к тысяче. Даже если он не дает никакого привкуса в смеси — вся смесь запрещена.

По закону Торы хамец считается несуществующим (во владении человека, т. е. он не нарушает запрет «чтобы он не был виден и не находился») главным образом посредством его отмены, т. н. битуль: когда человек «отменяет» его в сердце (т.е. решает, что если где-то и есть хамец, он не имеет никакой важности, подобен праху земли, и не принадлежит ему – прим. пер.), — он уже не нарушает запрет. Однако мудрецы не удовлетворились этим и постановили производить проверку на наличие хамца. Объяснение этому известно: человек привычен к хамцу и может по ошибке съесть его. На наличие свиного мяса не нужно проводить проверку, поскольку еврей весь год не ест этого мяса, и у него вообще нет его в доме. Только для хамца, который весь год находится у человека в доме, и он ест его, требуется особое постановление.

Более того: в Песах мы видим, что есть особая осторожность на любое количество, чего нет на протяжении остального года.

Такой уборки, которую делают перед Песахом, нет ни в какое другое время. То, как наши праведные женщины ведут себя перед Песахом, вообще невозможно сравнить ни с чем. Рассказывают о том, что автор «Бейт а-Леви» (великий мудрец Торы и праведник, рав Йосеф Дов Соловейчик, который чрезвычайно остерегался нарушить, в частности, запрет хамца в Песах) как-то увидел, что его жена трет и чистит стену. «Может быть, хватит? – спросил он ее. — А то уже от стены скоро ничего не останется!» Ответила жена: «Если бы мы полагались на вас, уже ели бы булочки в Песах, не дай Б-г!» Рассказывают о жене одного большого мудреца, у которой был кот. В Песах она надевала коту носочки, т. к. боялась, что тот занесет в дом хамец на своих лапах. Все, что в обычное время называется «сумасшествие», в Песах называется «устрожение». Рассказывают об одном большом мудреце Торы, который, устрожая, не ел ничего в других домах в Песах. Как-то он пришел в гости к одному такому же важному мудрецу Торы, и тот угостил гостя стаканом чая. Чтобы не нарушить устрожение и не обидеть хозяина, гость незаметно вылил чай… на свою бороду.

Рассказывают, что однажды рав из Бриска пришел в гости к раву Хаиму Озеру Гродзенскому. Тот подал ему чай с сахаром. Рав из Бриска обычно не употреблял сахар в Песах, так что насмешники говорили, что если уж рав из Бриска пьет чай с сахаром, уже можно есть хамец в Песах. Мы видим, что страх перед хоть каким-то количеством хамца в Песах невероятно силен. Нужно понять, какой урок для своего служения Всевышнему мы можем извлечь отсюда?

Служение Всевышнему должно быть совершенным даже в мелочах

Наша духовная работа в Песах заключается в том, чтобы строго следить и обращать внимание даже на самые мелкие детали. Приведем жизненный пример: есть два способа нарисовать картину. Один способ – делать длинные широкие мазки, и из этих линий можно увидеть картину. Второй способ – потрудиться и нарисовать каждую деталь в картине, даже самую мелкую. Так получается идеальная картина.

В служении Всевышнему тоже есть два подхода: есть те, кто служит Ему «широкими мазками», и в целом общая картина дня вполне неплоха: человек помолился три раза в день, правда, один раз поздновато, а другой – рано; весь день учился с напарником, правда, один раз он пришел вовремя к началу учебы, а другой раз опоздал. Он не смотрит на детали, главное, что в целом он весь день молился и учился. Это то, что называется «мир в семье»: когда есть ссоры, наводят «мир в семье». Это общее понятие: верно, что тут и там есть небольшие проблемы, но в целом есть мир в семье. Это один способ служить Всевышнему.

Однако Песах учит нас, что это неверный подход к служению Творцу, то, что весь год «кошерно», в Песах – хамец.

В Песах запрещено даже крошечное количества хамца, в Песах следует поставить ударение именно на это «крошечное количество», на самые мелкие детали, недостаточно утешиться общей картиной: одна маленькая деталь может испортить все.

Человеку не следует думать: «Я ведь в целом бен Тора, так в чем уж проблема, если я пять минут поболтаю о неважных вещах? Если скажу пару слов лашон ара?» Одна маленькая деталь портит всю картину!

Иудаизм – это не общие рамки еврея, общие рамки бен Тора или общие рамки мудреца Торы. Еврей – это тот, кто строит свои рамки до самых мелких деталей. Точно так же, как перед Песахом моют и чистят каждый уголок, так и еврей обязан обращать внимание на каждую деталь в своем служении Всевышнему.

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=64212