«При исходе моем из Египта — При исходе моем из Иерусалима» — Сущность траура о разрушенном Иерусалиме и изгнанном Израиле

Дата: | Автор материала: Рав Хаим Фридлендер

1150

В одной из кинот (31; кина – букв. «оплакивание») их автор сопоставляет исход из Египта на свободу с уходом из Иерусалима в изгнание.

Огонь пылает во мне, когда вспоминает сердце мое (о величии и благе моем) – при исходе моем из Египта,

Кина пробуждается во мне ради памяти (о беде моей) – при исходе моем из Иерусалима.

«Тогда воспел Моше» песнь, которая не забудется – при исходе моем из Египта, –

И залился Йирмияу плачем и стонами, – при исходе моем из Иерусалима.

Дом Мой (Мишкан) основался, и покоилось облако (Славы), – при исходе моем из Египта, – И гнев Б-жий навис надо мною подобно туче – при исходе моем из Иерусалима.

И далее автор продолжает сопоставлять чудеса Всевышнего, сотворенные Им в пустыне и в Мишкане после исхода из Египта, с разрушениями, скорбью и несчастиями при исходе из Иерусалима. Эта кина, основанная на мидраше (Ялкут Шимони, Эйха, п. 1026) построена на основной идее, включающей в себя сущность траура о разрушенном Иерусалиме и изгнанном Израиле.

Сбросил с небес красу Израиля – с крыши высокой в глубокую яму

Ирмияу оплакивает в Свитке Эйха: «Как в гневе Своем окутал мраком Г-сподь дочь Сиона! Сбросил с небес на землю красу Израиля, и не вспомнил Он в день гнева Своего о подножии Своем» (Эйха, 2:1). Всевышний в гневе Своем сбросил с небес Израиль, который был красой на земле, когда был на высокой ступени, и Талмуд рассказывает (Хагига, 5б): «Рабби (Йеуда а-Наси) взял Свиток Эйха и стал читать его; когда дошел до стиха: «Сбросил с небес на землю», – выпал из рук его; он сказал: с крыши высокой – в глубокую яму».

«С крыши высокой – в глубокую яму» – эти слова определяют особую природу падения народа Израиля. Так же, как величие Израиля было на высочайшей ступени, так и падение его – до самого низа. Для Израиля нет «середины». Постоянное его положение – либо на самой верхней ступени, либо на нижней: на верхней – «при исходе моем из Египта», а на нижней – «при исходе моем из Иерусалима».

Подобную этому характеристику народа Израиля мы находим также и в Гемаре (Ктубот, 66б): «История, случившаяся с раббаном Йохананом бен Закаем, который ехал на осле; он выезжал из Иерусалима, а ученики его шли за ним. Увидел он одну важную даму, выбиравшую непереваренные зерна ячменя из навоза, оставленного скотом аравийцев. Увидев его, она закуталась в плащ, стала перед ним и сказала: «Рабби, дай мне пропитание!» Он спросил ее: «Чья ты дочь?» Она ответила: «Я – дочь Накдимона бен Гуриона»… Сказал он своим ученикам: «Помню я, как подписывал ее ктубу (брачный контракт) и зачитывал ее – там говорилось о тысяче тысяч золотых динаров из дома отца ее, помимо того, что полагалось ей из дома свекра!» Заплакал раббан Йоханан бен Закай и сказал: «Хорош твой удел, Израиль! Когда исполняет он волю Всевышнего – ни один народ не властвует над ним, а когда не исполняет он Его волю – Всевышний отдает его во власть народа низменного; и даже не самого народа низменного, а скотины этого народа!»

Спрашивает Маараль («Нецах Исраэль», гл. 14): как мог сказать раббан Йоханан бен Закай: «Хорош твой удел, Израиль» в этот тяжкий час, при виде этого страшного зрелища – до какого падения дошла эта дочь богатых родителей, выбирающая зерна из навоза, оставленного скотом. И не просто о скотине идет речь, а об ослах, – а ведь нет скотины ниже, чем осел! И выбирала она из навоза этой низкой скотины зерна ячменя – не переваренные той скотиной! И при виде этого зрелища можно сказать: «Хорош твой удел, Израиль»?

Нет «средней ступени» для народа Израиля

Далее Маараль объясняет: «И все это потому, что форма со своей стороны такова, что надлежит ей обладать совершенством, ибо в этом суть ее – в том, что она совершенна. А когда нет в ней должного совершенства, то будто бы и нет ее совсем. Низменный, если он плох и низок (сверх меры) – не скажешь, что «нет его», и есть у него какое-то бытие, большее или меньшее; однако народ Израиля считается (если он хуже, чем ему следует быть) таким, будто нет его вовсе… Ибо нет у Израиля никакой «средней ступени»: либо он властвует над всем, либо все властвуют над ним».

Ни у кого нет такого совершенства и высшей ступени, как у народа Израиля! Но совершенство это столь возвышенно, что в то время, когда его недостает немного, Израиль не спускается на одну ступень ниже, на одну из средних, а «будто бы и нет ее (формы) совсем», и это – падение на самую нижнюю ступень.

Поясним его слова. Рабби Йеуда а-Леви в своей книге «Кузари» делит все сотворенное на пять видов: неживое; растения; животные; говорящие (люди); народ Израиля. В первом разделе (п. 35) он пишет: «Человек выделяется из всех животных», а в пятом разделе (п. 20, 4-й принцип) добавляет к определению пятого вида, то есть народа Израиля, следующее: «И точно так же самый малый из людей, живущих по Б-жественной Торе, стоит на более высокой ступени, чем самый великий человек из народов мира, у которых нет Б-жественной Торы, ибо Тора, которая – от Самого Б-га, прививает душам (Израиля) образ действия и свойства ангелов».

Сказал наш учитель, рав из Бриска, что каждый из упомянутых видов стоит на соответствующей ступени своей собственной силой. Растение, когда прекращается рост его, не опускается на ступень неживого, и также животное. Скот, когда обрывается жизнь его, не опускается на ступень растения, а становится невелой (падалью) и обращается в ничто. Также и «говорящий», нееврей, когда умирает, не опускается на ступень животного. Так и народ Израиля: когда евреи спускаются со своей ступени из-за того, что не исполняют своей роли в творении, они не спускается на ступень «говорящего» – нееврея, так, что если еврей ведет себя как нееврей, то он – как будто нееврей; это не так! Евреи совершенно теряют тогда свое особое, специфическое существование.

Низкое положение народа Израиля свидетельствует о его высоте

Раббан Йоханан бен Закай видел в описанном выше эпизоде с дочерью народа Израиля, с одной стороны, огромное падение этого народа, а с другой – величайшую высоту его. До какого низкого положения дошла эта женщина, выбиравшая жалкие зерна ячменя из навоза скота! Видя это, он плакал, но в то же время сказал: «Хорош твой удел, Израиль!» Воспринимая со всей остротой, на какой низкой ступени пребывал в тот момент Израиль, раббан Йоханан бен Закай открывает особое свойство народа Израиля – то, что нет у него «средней ступени»: когда он не исполняет назначенную ему роль – опускается на самое дно; но сама глубина этого падения свидетельствует о высоте той ступени, на которую он поднимается, когда исполняет свою роль, – на истинную ступень народа Израиля.

Высокую ступень народа Израиля раббан Йоханан бен Закай видел не только в час его величия, но и в час глубокого падения – до самого низа. Он видел особое, личное правление, осуществляемое над народом Израиля, – народом, который не может находиться «посередине». Когда он на вершине своего совершенства, – он властвует силой той духовной ступени, на которой находится, над народами мира; но если, не дай Б-г, он отказывается от своего предназначения, – скатывается на самое дно, и Всевышний предает его в руки народов мира. Но даже и в этом положении можно поражаться его особой ступени – «Хорош твой удел, Израиль!»

И мысль эта положена в основу приведенного в начале траурного песнопения. С одной стороны – «При исходе моем из Египта» – народ Израиля находится на самой высокой ступени, а с другой стороны – «При исходе моем из Иерусалима» – постигает его отмеренное той же мерой страшное падение, не в «среднее положение», а на самую нижнюю ступень. И именно это гигантское падение свидетельствует о величии и исключительности народа Израиля.

«При исходе моем из Египта» – раскрытие Шехины, принимающее образ сокрытия Лица Всевышнего

В основу этого песнопения положена еще одна мысль – из тех, которые составляют основу веры во Всевышнего в любое время, как я это слышал от моего учителя и наставника, рабби Абы Гросбарда, первого машгиаха (духовного руководителя) ешивы Поневеж.

Там сказано: «Дом Мой (Мишкан) основался, и покоилось облако (Шехина), – при исходе моем из Египта. И гнев Б-жий навис надо мною подобно туче, – при исходе моем из Иерусалима». При исходе из Египта народ Израиля видел раскрытие Шехины и удостоился особого, выходящего за рамки законов природы Б-жественного управления в течение всех сорока лет пребывания в пустыне. Рамбан следующим образом объясняет, почему Тора так подробно описывает сорок два перехода сынов Израиля в пустыне (в начале главы Масэй): «Также пишет рав (Рамбам) в книге «Морэ Невухим» о великой необходимости и пользе упоминания (в Торе) переходов (в пустыне). Ибо чудеса и знамения, совершенные там, были истинными для всех видевших их, но в будущем люди будут лишь слышать о них. И не будут принимать на веру знамения и чудеса великие: пребывание Израиля в течение сорока лет в пустыне, и ман, который давал им (Всевышний) каждый день, и то, что все это было в местах, далеких от селений, вне естественной для людей среды обитания… И все эти чудесные знаки видны невооруженным глазом; и ведомо было Творцу благословенному, что может произойти со всем этим то, что происходит с историческими событиями, – и не поверят те, кто лишь услышит, и будут думать, что евреи находились тогда в пустыне вблизи населенных мест… или там, где можно пахать и пожинать урожай… Поэтому (Всевышний) отдалил от сердец людских такие мысли тем, что закрепил в их памяти все эти чудеса путем перечисления (в Торе) переходов, чтобы увидали их в ней будущие поколения и узнали о великих чудесах – как находились в тех местах люди в течение сорока лет».

Народ Израиля пребывал при исходе из Египта и в течение всех сорока лет в пустыне под особым управлением, стоящим выше законов природы: Святилище, ман, источник Мирьям. Правление Всевышнего тогда было явным, открытым для каждого; все это было «при исходе моем из Египта».

С другой стороны, «при выходе моем из Иерусалима» не покоилось облако Шехины явным образом, а вместо этого – «гнев Б-жий навис надо мною подобно туче» – это была туча сокрытия Лица. Это было открытием Шехины, но только в образе сокрытия Лица, как сказано: «И сокрою Лицо Мое от них, и будет он (народ) поедаем» (Дварим, 31:17). Однако, вопреки сокрытию Лица, мы видим особое управление народом Израиля со стороны Всевышнего также и в этом положении, когда народ находится на самой низкой ступени.

«Могущество Его: проявляет долготерпение к злодеям»

Поясним это согласно сказанному в Гемаре (Йома, 69б): «Сказал рабби Йеошуа бен Леви: почему говорится, что (мудрецы) из числа мужей Великого собрания вернули венец на прежнее место его? Пришел Моше и сказал: «Б-г великий, могучий и грозный». Пришел Йирмияу и сказал: «Чужие (из других народов) чинят погром в Его Храме; где же Его «грозность»?» – и он не называл (Б-га) «Грозный». Пришел Даниэль и сказал: «Чужие порабощают сыновей Его; где же «могучесть»?» – и он не называл (Б-га) «Могучий». Пришли эти мудрецы и сказали: Напротив! В том и есть могущество Его – что Он подавляет Свой гнев и проявляет долготерпение к злодеям! И в том Его качество «Грозный» – если бы не страх перед Всевышним, как один народ (еврейский) мог бы существовать среди народов?»

Во времена Йирмияу, при разрушении Первого Храма, когда чужие расхаживали по Храму и творили в нем все, что хотели, – казалось бы, не открывалось качество «грозный» перед взором всех, как это бывает, когда Всевышний наказывает грешников и дает высокую награду праведникам, и потому Йирмияу сказал о Нем только «Великий и Вогучий», но не «Грозный» (Йирмияу, 32:18).

Во времена Даниэля, в период Вавилонского изгнания, когда чужие поработили Израиль и, как казалось, могущество Всевышнего не видно взору всех – то, как Он спасает преследуемого от руки притеснителя его, и Даниэль сказал о Нем только «Великий и Грозный», а «Могучий» не сказал (Даниэль, 9:4).

После этого, когда евреи вернулись в землю Израиля, мужи Великого собрания сказали: «Напротив! Могущество Всевышнего видно всем, когда Он подавляет Свой гнев и проявляет долготерпение к злодеям! Когда чужие бесчинствуют в Храме Г-спода, (святость которого такова), что вошедший в него еврей не коэнского происхождения заслуживает смерти, и Всевышний не пресекает дел этих злодеев, – нет места вопросу: «Где же могущество Его?» Ибо нет могущества выше этого!»

Могущество Всевышнего – в том, что Он дает злодею силу для его злодейств

Рамак (рабби Моше Кордоверо) в книге «Томер Двора» (гл. 1) говорит следующее: «Всевышний – «Царь обижаемый», терпящий обиды… Нет мгновения, когда человек не питался бы и не существовал за счет Высшей силы, изливающейся на него. И вот, ты видишь, что не было еще на свете такого человека, который грешил бы против Него, а Всевышний точно в тот самый момент не изливал бы на него в изобилии нужное тому человеку для существования и движения органов тела его; и притом, что человек грешит посредством тех самых (получаемых свыше) сил – Всевышний совершенно не мешает ему получать их и терпит такую обиду: быть тем, кто дает человеку силу движений, а тот тратит эту силу в то же мгновение на грех, преступление и введение в гнев. Но Всевышний – терпит!»

Существование человека и жизненные силы его даются буквально в каждое мгновение заново в подарок от Всевышнего, как сказали наши мудрецы (Ялкут Шимони, Теилим, п. 889): «За каждое свое дыхание человек обязан восхвалять Всевышнего, как сказано: «Каждая душа (или: дыхание) прославит Б-га» (Теилим, 150:6), и как же может человек проявлять такую дерзость и использовать свою жизнь против воли Того, Кто дает ему жизнь? И наоборот! Вместо того чтобы отнять у него право на жизнь и существование, Всевышний дает (грешникам) еще одно дыхание, и еще одно, чтобы они могли еще и еще разрушать Его Храм, и в этом – Его могущество!»

Подобное этому находим в истории с царем (северного Израильского царства) Яровамом и человеком Б-жьим (который пришел упрекать его в служении идолам) (Млахим-1, 13:4): «И было, когда царь услышал слово человека Б-жьего, которое тот призывал на жертвенник в Бейт-Эле, то простер Яровам с жертвенника руку свою, сказав: схватите его! И засохла рука его, которую он простер к нему, и не мог он повернуть ее к себе». И сказали наши мудрецы (Танхума, Толдот, 12): «Рав Уна от имени рабби Иди сказал: «Всевышний щадит честь праведников больше, чем Свою собственную: (Яровам) стоит (над жертвенником), воскуряет идолам – и не отсыхает у него рука; но когда он заносит ее на праведника – отсыхает»».

Это и есть могущество Всевышнего: Он дает злодею силу для совершения злодейств его, подавляя Свою обиду. Первосвященник, недостойный войти в Йом Кипур в Кодеш Кодашим, войдя туда, умирал. Но с другой стороны – чужие находятся в Храме и громят его.

Однако момент этот – период сокрытия Лица. Всевышний подавляет Свой гнев – и молчит. Но из этого молчания мы делаем вывод о Его могуществе. Это качество измеряется не силой властвования над другими, а силой властвования над самим собой, чтобы подавить свой гнев. И так Всевышний в тот час как бы подавил Свой гнев. В этом и выражается Его могущество: в подавлении гнева и долготерпении к грешникам.

Существование народа Израиля – проявление Его качества «Грозный»

«И в том Его качество «Грозный» – если бы не страх перед Всевышним, как один народ (еврейский) мог бы существовать среди народов?» Таким образом, само существование народа Израиля (как овцы среди семидесяти волков) – свидетельство того, что существование это возможно только благодаря страху перед Всевышним и Его персональному наблюдению. Большие народы, находившиеся когда-то в центре истории, – римляне, персы, народы Вавилона и Ассирии, – всех их нет. Они были стерты из мира; народ же Израиля, слабейший из народов – жив навеки!

Наши мудрецы уподобляют его голубю: «Все птицы, когда устают, отдыхают на скале, а голубь, когда он устает, летает одним (крылом) и отдыхает одним» (Мидраш Раба, Берейшит, 39, по версии Тосафот, Шабат, 49а, нач. слово «Кнафея»).

Особенность существования народа Израиля в том, что когда в одной части мира евреев притесняют и преследуют, в другой части они живут спокойно. Так было и в дни страшной Катастрофы, и даже попытка того злодея захватить землю Израиля не имела успеха, по милости Всевышнего. «И в том Его качество «Грозный»»: одинокая овца среди семидесяти волков, и ни один народ не может ее уничтожить! (См. Псахим, 87б: «Милость сотворил Всевышний тем, что рассеял… так, что не смогут уничтожить их».)

Мужи Великого собрания вернули упоминание обо всех качествах Всевышнего: они указали, каким образом проявляются Его качества «Могучий» и «Грозный» во всех положениях – даже когда чужие разрушают Храм, а народы мира порабощают Его сыновей.

Эпоха Йирмияу и Даниэля – сокрытие Лица

Гемара спрашивает (Йома, 69б): «Как же могли эти мудрецы (Йирмияу и Даниэль) поступить так и исключить слова, написанные Моше? Сказал рабби Элазар: «Они знали о Всевышнем, что Его качество – истина, и потому не употребляли по отношению к Нему слова неправдивые»».

Йирмияу и Даниэль знали, что «печать Всевышнего – истина» и что Он ненавидит ложь. И если они не ощущают реально этих Его качеств – «Могущественный» и «Грозный» (когда чужие разрушают Храм и народы мира порабощают Его сыновей) – то, если они скажут о Нем так, это будет противоречить истине.

Спрашивает гаон рав Элияу Элиэзер Деслер («Михтав ми-Элияу», ч. 3, стр. 276): разве Йирмияу и Даниэль не знали, что указанные качества проявляются так, как об этом говорят мужи Великого собрания? И он отвечает: нет сомнения, что они тоже знали все это, что качества «Могучий» и «Грозный» проявляются также через дела злодеев! Но служение Всевышнему должно основываться на чистой истине, на том, что человек чувствует в глубине своего сердца, и недостаточно в этом одного только знания! Они жили в период бедствий и сокрытия лица; они, вне всякого сомнения, верили, что Всевышний могуч и грозен, но им было тяжело перевести это знание в ясное ощущение. И потому они не обманывали – ведь если бы они сказали «Могучий и Грозный», это противоречило бы их истинному внутреннему состоянию.

Мужи Великого собрания, которые возвратили восхваления в адрес Всевышнего к их первоначальному виду по истечении семидесяти лет, смотрели на эпоху Йирмияу и Даниэля уже иным взглядом. Они видели, каким образом Всевышний дает злодею силу и возможность творить зло: чужие разрушают Храм – это Его качество «Могущественный»; народы мира порабощают Его сыновей – это Его качество «Грозный».

В свете этого мы можем понять слова автора песнопения «при исходе моем из Египта – при исходе моем из Иерусалима». Так же, как удостоились сыны Израиля увидеть раскрытие Шехины и индивидуальное Б-жественное управление при исходе из Египта, в час своей высшей славы, – точно так же они увидели такое же индивидуальное управление при исходе из Иерусалима, находясь в самом низком положении, при страшном разрушении и открытии «Шехины сокрытия Лица». В этом можно увидеть проявление качеств «Могучий» и «Грозный».

Существование народа Израиля в изгнании – еще большее чудо, чем чудеса исхода из Египта

Более того, возможно, что в условиях разрушения качества Всевышнего «Могучий» и «Грозный» видны лучше, чем было видно Его могущество при исходе из Египта.

Так писал великий мудрец Торы рав Яаков Эмден (в предисловии к молитвеннику «Бейт Яаков»): «Кто же тот слепец, который не видит, как связан нижний мир с высшим, которые его поддерживают и дают ему существование, и глаз Б-жественный обращен на них постоянно? И как не устыдится отрицающий Б-жественное наблюдение и не покроется позором, – тот, кто вглядится внимательно в нашу особую судьбу и наше положение в мире – народ-изгнанник, одинокая овца, – после всего, что случилось с нами – многих бедствий на протяжении тысячелетий! И нет народа в мире, преследуемого, как наш! Сколь многочисленны были притеснители наши, сколь сильны и неисчислимы были встававшие на нас с поры юности нашего народа, чтобы уничтожить нас, извести и искоренить… Много бедствий принесли – но не могли они одолеть и погубить нас! Все народы древние и могучие – прошли их времена… а мы, прилепившиеся к Г-споду, Б-гу нашему, живы все ныне! Не потерялось у нас, при столь нашем длинном изгнании, ни одной буквы и ни одного знака письменной Торы, и все слова мудрецов существуют…

И что ответит на это острый на слово философ: рука ли случая совершила все это? Клянусь – когда я вглядываюсь внимательно во все эти дела, то они величием своим превосходят для меня все чудеса и знаки, совершенные Всевышним для отцов наших при исходе из Египта, и в пустыне, и в земле Израиля! И чем больше продолжается изгнание, тем более истинным становится это чудо и тем более известной – великая сила его! При том, что все пророки видели уже глубину (изгнания), и скорбели о нем, и жаловались на долготу его… И вот – ни слова из сказанного ими не обронено наземь (не пропало, не сказано было зря). Что скажет на это отрицающий?»

Чудо наблюдения и управления Всевышнего при разрушении и в изгнании больше, чем чудо Его наблюдения и управления при исходе из Египта. Именно происходившее «при исходе моем из Иерусалима», при всем правлении «сокрытия лица», доказывает всем, что хесед (милость) Всевышнего окружает народ Израиля.

В основе сказанного равом Яаковом Эмденым лежит следующее. Существование народа Израиля выходит за пределы исторических норм и противоречит им. Невозможно определить процессы, сопровождавшие нас из поколения в поколение, как случайность. Сказал Абарбанель (Йеошуа, 23:14): «Случай не будет продолжаться вечно». Происходит нечто иное: одно длинное чудо сопровождает народ Израиля на протяжении тысяч лет, и это – открытие Б-жественного наблюдения и управления, о котором учит нас «При исходе моем из Иерусалима».

Скорбь о разрушении – свидетельство духовного существования народа Израиля

В этом чуде, называемом «изгнанием», есть нечто позволяющее найти слова ободрения и утешения. Ведь так же, как исполнились в нем все пророчества о разрушении, исполнятся, несомненно, и пророчества утешения, как говорится об этом в Гемаре (Макот, 24б): «Однажды шли (мудрецы) в Иерусалим… Подойдя к Храмовой горе, они увидели лисицу, выходящую из Кодеш а-Кодашим (Святая Святых). Начали плакать, а рабби Акива радовался. Спросили его: чему ты радуешься?… Ответил им: вот почему я радуюсь… У Урии написано: «Потому из-за вас Цийон будет распахан как поле», а у Зехарии написано: «Еще будут сидеть старики и старухи на улицах Иерусалима». Пока не исполнилось пророчество Урии, я боялся, что не исполнится пророчество Зехарии. Но теперь, когда исполнилось пророчество Урии, – мы знаем, что и пророчество Зехарии исполнится! Ответили ему такими словами: Акива, ты нас утешил! Акива, ты нас утешил!»

Так же, как народ Израиля черпает поддержку из чудес изгнания, так же и сам по себе факт, что он из года в год испытывает чувство горя и скорби из-за разрушения Храма, является верным свидетельством духовного существования этого народа. Ведь мы не находим среди народов мира такого, у которого был бы день памяти в связи с его падениями; наоборот, все народы отмечают только дни своих побед! Народ же Израиля отмечает день разрушения – и притом как день моэд (буквально – «день предназначенный», потенциально праздничный день), как установлено в Шулхан Арухе (559, п. 4): «Не говорят таханун (покаянную молитву, которую не читают в праздничные дни) девятого ава». И причина этого в том, что Писание установило этот день как моэд, как сказано: «Созвал Он против меня моэд, чтобы сокрушить юношей моих» (Эйха, 1:15). И в чем же выражается этот день как день моэд? В том, что в будущем Всевышний превратит его в день радости.

День девятого ава – моэд – становится причиной укрепления связи со Всевышним

Даже сегодня девятое ава для нас – моэд, чтобы найти в этот день источник крепости и ободрения, вглядываясь в чудеса эпохи изгнания – каким образом Всевышний наблюдает за нами именно в сокрытии Своего лица. И народ Израиля жив и существует, и все устремления его и молитвы направлены на восстановление Храма и водворение Шехины среди нас. Все это приносит нам утешение и ободрение, ибо с окончанием изгнания придет день великий и грозный – чудо Избавления.

Сказали наши мудрецы (Таанит, 30б): ««Веселитесь с Иерусалимом и радуйтесь ему, все любящие его! Возрадуйтесь с ним радостью, все скорбящие о нем!» (Йешаяу, 66:10) Исходя из этого, сказали, что всякий скорбящий об Иерусалиме удостаивается и видит (его) в радости его». Наши мудрецы не сказали: «удостоится и увидит в радости его» (в будущем); они сказали в настоящем времени – сейчас! Каким же образом? Сама скорбь дает нам уже сейчас право на то, чтобы среди нас водворилась радость, – как и осознание того, что мы живем и существуем внутри изгнания (невзирая на его тяжесть), и можем видеть проявление качеств Всевышнего «Могучий» и «Грозный» – хотя чужие разрушают Храм Его и народы мира порабощают сыновей Его.

То, что народ Израиля неизменно продолжает свою скорбь, само по себе может быть источником радости и утешения уже сейчас, ибо позволяет увидеть раскрытие наблюдения Всевышнего в ходе событий «при исходе моем из Иерусалима» в большей мере, чем «при исходе моем из Египта».

Перевод – рав П. Перлов


http://www.beerot.ru/?p=16488