Еврейский будильник

Дата: | Автор материала: Рав Яаков Галинский

4601

Пишет Рамбам: «Несмотря на то, что трубить в шофар в Рош а-Шана – это постановление Торы (чей истинный смысл скрыт – прим. пер.), есть в нем намек».

Подход Рамбама в принципе таков, что хотя истинный и полный смысл законов Торы скрыт от нас, тем не менее следует задуматься над ними, и все, что можно объяснить – стоит объяснить. «Ведь говорили наши мудрецы, что царь Шломо понял большую часть смыслов всех заповедей».

Рамбам задумался и нашел намек, для чего нам велено трубить в шофар: «Он как бы говорит: проснитесь, спящие, ото сна своего, пробудитесь, дремлющие, от дремоты своей, проверьте свои дела, раскайтесь и вернитесь, вспомните о своем Творце те, кто забывают истину в суете времени и постоянно находятся в суете и пустоте, которая не поможет и не спасет. Посмотрите на свои души и исправьте свои пути. Пусть каждый оставит свой дурной путь и нехорошие мысли».

Здесь сказана потрясающая вещь!

Знаете, что Рамбам пишет здесь? Что все те, кто ошиблись, запутались, согрешили и провинились, опустились до самого дна и натворили то, что натворили, — сделали все это во сне, они просто были погружены в сон! Все, что им нужно сделать – это проснуться, пробудиться и прийти в себя. И все!

Это же невероятная новость!

И действительно, в Гемаре (Сота, 3а) так и сказано: «Человек грешит только тогда, когда в него входит дух глупости». Когда отстраняют разум, игнорируют знания. Сон приводит человека в мир воображения, фантазии и грез.

Рав из Поневежа как-то сказал мне: «Раби Яаков, я хочу вам задать вопрос. Представьте себе: человек заснул, и ему снится, что он в густом лесу, опускается вечер, и он слышит рык львов, рев медведей и вой волков. Они все ближе подходят к нему, он стоит и дрожит, и видит вокруг кольцо злобно горящих желтых глаз, которое все сужается и сужается. Он трясется от страха, его покрывает холодный пот, и он взывает о помощи…

Как можно ему помочь, как его спасти?»

Ах, как он говорил, рав Каанеман, каким живым и ярким языком он обладал… Меня самого дрожь охватила. Страх и ужас!

А рав улыбнулся своей чудесной улыбкой и ответил: «Очень просто: нужно разбудить его!» И тогда он увидит, что все это – воображение! И весь мир, который ему казался живой реальностью, исчез, растаял…

Говорит Гемара: «Если человек семь ночей не видел сна, он называется плохим, как сказано в Мишлей: “Сытый ляжет спать и не вспомнит – плохой”. И нужно читать не “сытый” (савеа), а “семь” (шева)». Известны слова «Смихут Хахамим», что после того, что прочитают «семь», нужно заново прочесть, как написано, и тогда все станет понятно. Объясняет это Виленский Гаон. Человек может все шесть дней недели быть как бы погруженным в сон и считать, что это реальность: материальность, стремление к деньгам, ощущение своей силы. Он забывает, что лишь Всевышний дает силы преуспевать. Однако хотя бы в Шаббат он должен осознать, что был погружен в сон. А если и тогда не поймет, называется «плохим». Это и есть объяснение «сытый ляжет» – он сыт и доволен своим положением, своим бесконечным сном, «и не вспомнит» – о своем истинном предназначении. Тогда-то он и «плохой».

Ну, а что мы скажем о том, кто весь год погружен в этот сон? Пусть пробудится, хотя бы услышав звук шофара!

Рассказывают, что глава ешивы обратился к одному из учеников: «Ну, есть у тебя ответ на вопрос капитана?»

Юноша попытался вспомнить: о чем речь, по какому поводу, в каком это трактате? Было неловко, но делать нечего: «Рав, напомните мне…»

«Капитана, который обратился к пророку Йоне и спросил: “Ты что, спишь?”»

Море бушует, корабль вот-вот утонет, а он спит…

Была на самом деле такая история: посреди ночи вспыхнул пожар. Семье удалось выбежать из дома, и вдруг мать вскрикнула: «Аврейми! Забыли его, он спит в комнате!» Пламя бушевало вовсю, войти было невозможно. Все стали кричать: «Аврейми, проснись, прыгни из окна!» И встали наготове, чтобы его поймать. А из дома доносится сонный голос: «Оставьте меня в покое, дайте поспать…»

Давайте поучим отрывок из Гемары, комментарий на сказанное в книге Коэлет: «Был маленький город, в котором немного людей. Пришел великий царь и окружил его, построил вокруг него крепости и осадные стены. И нашелся там человек никчемный [в глазах жителей города — никто к нему не прислушивался] и мудрый, и спас весь город своей мудростью. Но никто не вспомнил потом того никчемного человека». Объясняет Гемара: «маленький город» – это тело. «Немного людей» – это органы тела. «Пришел великий царь и окружил его» – это дурное начало. «И построил крепости и осадные стены» – это грехи. «И нашелся там человек никчемный и мудрый» – это доброе начало. «И спас весь город своей мудростью» – это раскаяние и добрые дела. «Но никто не вспомнил того никчемного человека» – когда дурное начало атакует, никто не вспоминает о добром начале.

Что тут сказано? Давайте разберем эту притчу поподробнее. Есть маленький город, где немного жителей. Приходит великий царь и осаждает его. Каковы шансы города спастись? Шансы невелики… Царь строит крепости и осадные стены. Каковы шансы города спастись? Нулевые.

Но вот находится мудрец и спасает город. Как? Своей мудростью.

Это непонятно: ведь мудрец заперт в осажденном городе, а враг – вокруг, и построил большие крепости. Чем тут поможет мудрость? Как можно разрушить крепости и прорвать осаду с помощью мудрости?

Рав Лейб Хасман [духовный наставник ешивы Хеврон] приводит об этом замечательную притчу.

Один деревенский житель, назовем его Ваня, услышал о чудесах большого города. Стал копить копейку к копейке, и, наконец, настал долгожданный день: он отправился в город. Когда коляска въехала в город, извозчик сказал: «У тебя есть шесть часов. В четыре я собираюсь возвращаться».

Ваня шел по широким проспектам, разглядывал высокие дома, разноцветные витрины – и не мог насытить глаз. Все, что он видел до этого, бледнело перед увиденным. Когда он вернется в деревню, будет рассказывать часами. Все его знакомые просто ушам не поверят!

Да, в этом-то и проблема. Не поверят, им покажется, что он выдумывает. Кто из них слышал о повозках без лошадей, о лампах без масла и фитиля!

Он вошел в огромный магазин и смущенно обратился к продавцу: «Я из деревни, скоро возвращаюсь обратно. Если буду рассказывать, что здесь видел – мне просто не поверят. Что у вас есть такого, что может их потрясти, поразить воображение?»

«А сколько у вас денег есть?» – поинтересовался продавец.

«О, очень много! Двадцать шекелей!» – в понятиях деревни…

«Смотрите, — сказал продавец, — у вас там наверняка нет электричества…»

«А что это такое?»

Ну, он так и думал: «Как вы освещаете дома вечером?» Сейчас еще спросит, что такое дом.

Но нет. «Ну как – у нас есть керосиновые лампы…»

«Я вам дам фонарик, он стоит десять шекелей, включая батарейки. Вот, смотрите: здесь нажимаете – включается, еще раз нажимаете – выключается. Видите, он светит?» Наш герой взял фонарик, стал включать и выключать – потрясающе! Будет вечером рассказывать о своих приключениях, включит фонарь – и вся комната будет освещена! Он уже представлял себе восхищенные возгласы…

Заплатил и вышел. Узнал, который час: еще два часа у него есть. Продолжил идти, и вдруг увидел дом, на фасаде которого – огромный плакат, украшенный разноцветными лампочками. Перед домом стояла очередь, люди платили и заходили внутрь.

«А что это такое?» – заинтересовался он.

Ему ответили: «Здесь показывают кино, “Чудеса джунглей”».

«Что такое кино? И что такое джунгли? Жулики, что ли?» – растерянно спросил Ваня.

В ответ – смех: «Ты откуда такой взялся, из деревни?» Точно, как они догадались?

«Слушай, — сказал один, — если ты был в городе и не посетил кино, ты упустил главное!»

«А сколько стоит?»

«Десять шекелей» – как раз столько, сколько у него осталось.

«А сколько времени?»

«Полтора часа. Начало через десять минут».

Заплатил и вошел в темный зал. Сел и стал с любопытством ждать, что будет.

Неожиданно послышалась музыка, шторы раздвинулись, и за ними оказался огромный экран. Экран зажегся, и на нем – о, чудо! – появились высокие деревья, трава, птицы… И вдруг из травы показалась желтая гривастая голова: огромный лев поднялся во весь рост, раскрыл рот, полный желтых клыков, и зарычал так, что просто дрожь берет! Ну, чудеса города… И вдруг его пронзила мысль: если все это так прекрасно в темноте, как здорово будет выглядеть при свете! Ваня вспомнил, что у него есть фонарик. Достал его из кармана, включил и направил на экран. И вдруг – картинка пропала. Виден всего лишь бледный экран. Со всех сторон послышались раздраженные голоса: «Эй, выключи свет, ничего не видно!»

Он извинился: «Да я наоборот, хотел получше увидеть…»

Ему ответили: «Ты не понимаешь! Здесь видно только в темноте

Вот в этом-то и дело, говорит рав Лейб Хасман. «Есть маленький город, где немного жителей» – это человек. «Приходит великий царь и осаждает его» – это дурное начало. И нет шансов спастись. «И находится в городе никчемный мудрец» – доброе начало, «и спасает город». Как? «Своей мудростью». Мудрость – это свет! Она показывает, что дурное начало – это всего лишь воображение! Нет здесь ни осады, ни крепостей, ни реальности, ни соблазна. Ничего, кроме лживых декораций!

Но возникает вопрос: если дурное начало всего лишь показывает нам воображаемое «кино», фальшивку, а фонарь – в наших руках, одним движением пальца мы можем осветить его и заставить исчезнуть… Как же так многие попадаются в его сети, включая нас самих?

Ответ прост и вызывает стыд: мы хотим смотреть это кино! Мы просим: не будите нас, мы посреди сна, не воруйте сон!

Этим и заканчивает Коэлет: «Никто не вспомнил того никчемного человека». Под властью дурного начала не желают вспоминать о добром начале!

Теперь мы можем понять слова автора «Ховот а-Левавот» о дурном начале: «Ты спишь ему, а оно бодрствует тебе» – оно бодрствует именно потому, что ты спишь!

Раньше мы думали, что в Рош а-Шана мы должны измениться, и заранее отчаивались. Мы слабые, у нас не получится. Но теперь выясняется, что мы должны всего лишь проснуться. А это вовсе нетрудно!

Это и есть смысл шофара.

Поэтому сказано в Иерусалимском Талмуде: «Тот, кто спит в Рош а-Шана – его судьба спит».

А Бах пишет от имени Рамбама, что трубление в шофар намекает нам на Суд. Он имеет в виду, в это время нужно бодрствовать, как сказано в пророка Амоса: «Если затрубит шофар в городе, а народ не устрашится». Поэтому и говорит Иерусалимский Талмуд, что запрещено спать в Рош а-Шана, ведь человек не станет спать, когда его судят!

К тому же сон указывает на леность, как сказано (о Йоне): «Ты что — спишь? Вставай, взывай к своему Б-гу!»

Давайте встанем и приободримся! Будем взывать к Нему, и Он вскоре спасет нас!

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=54811