Металлоискатели перед 9 Ава — что происходит на самом деле?

Дата: | Автор материала: Рав Игаль Полищук

2186

Тема, поднятая сейчас, опять же, касается всего мира.

Тема, казалось бы, незначительная… Металлоискатели на Храмовой горе, которые были сначала установлены, а затем сняты…

«Нужно, чтобы на Храмовой горе были системы проверки на оружие, или не нужно?»

Это звучит, как какая-то фантастика! Если оттуда вышли террористы – так надо их проверять! В чем вообще спор?

Как всегда, прежде всего, здесь виден злой умысел окружающих нас ненавистников, как внешних, так и внутренних…

Но если заглянуть чуть глубже – здесь есть вещь немножко более глубокая, как мне кажется.

Произносились высокие слова, «Кто хозяин Храмовой горы?» — мусульманские религиозные службы, или — государство…

Кто хозяин? Есть у этого места – другой Хозяин…

В Торе есть такое понятие, экдеш – «освященное». Есть также понятие, мамон гавоа — «высшая собственность». Когда мы говорим о святости этой земли, в частности, она проявляется в том, что на Святой Земле действует понятие шмита – законы «седьмого года». В чем суть седьмого года? Сказано в Торе, «ли аарец» — «Мне (принадлежит) земля» — говорит Всевышний.

Речь идет о той земле, на которой нам надлежит сеять, собирать урожаи и так далее.

Когда же мы говорим о месте Храма, тут нет вопроса, кто там хозяин – это место освященное! Освященное для служения Всевышнему, для жертвоприношений, для присутствия Шхины…

Есть у наших мудрецов четкое объяснение, что значит разрушение Храма: «Когда наши грехи разрушили Храм внизу (внутренний Храм, не здание!) – тогда наши враги получили силу разрушить Храм физически». Об императоре Тите, разрушившем Храм, сказано, что он «перемолол уже перемолотую муку».

Нам это болит, мы все хотим возрождения нашего народа, возрождения Храма… но оно не достигается тем, что на практическом языке называется «суверенитетом».

Когда мы исправляем грехи, которые привели к разрушению Храма – злоязычие, беспричинную ненависть, отход от Торы – тем самым, мы строим Храм.

Когда мы делаем тшуву, — мы строим Храм.

А когда для нас место Храма – это признак власти, (как мы уже обсуждали в примере с реформистами, борющимися за место у Котеля – как признак их власти над Торой)…

Когда мы не ведем себя с местом Храма как подобает – пробуждается Ишмаэль.

В книге Зоар есть очень известное место, что, пока мы находимся в изгнании, страна отдана Ишмаэлю – отдана Всевышним, не кем-то другим! У него тоже есть завет обрезания, и это то, что дает ему право на эту страну, пока она пустынна.

Но, если страна строится – без ее духовного содержания… Пусть это будет город, где живут евреи – но в нем не соблюдается шаббат, в нем не изучают Тору… Есть такое аллегорическое понятие в Торе – «ир нидахат», город, «отстраненный» от Торы… Это мы можем назвать, что Страна наполняется – нами?!

Когда на Святой земле строятся ешивы, строятся поселения, построенные на изучении и соблюдении Торы; когда, подходя к Храму, мы боимся не дай Б-г, не перейти границу, до которой нам можно заходить… когда у нас есть то, что называется «мора Микдош» — страх перед местом присутствия Творца – это причина, чтобы к нам вернулся Храм.

Когда мы наполняем Святую землю Торой, соблюдением шаббата, святостью, — этим мы строим Храм.

А когда происходят всевозможные события, при которых место Храма пытаются осквернить – например, реформистами…

Просыпается «страж святого места». Так как Святая земля еще во многом пуста от святости, стражем этого места пока является Ишмаэль…

Он показывает нам, что словами о «суверенитете» святые места – не заполучить во владение…

Что такое «Храм» на святом языке? Есть два понятия, «Мишкан» и «Микдаш». Мишкан – это место пребывания Всевышнего, присутствия Шхины, а Микдаш происходит от слова лекадеш, «освятить».

Что мы можем противопоставить Ишмаэлю в происходящих событиях?

Мы можем «отменить» его силу владения Эрец Исроэль, если мы построим здание святости – в каждом углу этой земли, в котором мы можем.

Еще одну ешиву, еще один Талмуд Тора, еще уроки Торы, еще один бейт-мидраш…

Когда мы будем относиться к месту Храма – как к месту обращения наших молитв, месту трепета перед Творцом… Когда нам будет по-настоящему болеть – не за разрушение какого-то «национального символа», а за разрушение места присутствия Творца среди нас, разрушение того, что связывает нас с Творцом, того, что позволяло нам исполнять большую часть заповедей Торы…

Эта боль – это то, что называется «авелут» — траур по разрушению Храма.

Но мы не можем исправить это – провозглашением суверенитета!

Мы не можем исправить это тем, что будем силой – пытаться подняться на Храмовую гору!

В разное время, происходят попытки разных групп – подняться на Храмовую гору… попытки, которые не понятно, на что опираются, и всегда на грани нарушения законов, за нарушение которых полагается «карет». Эти попытки, скажем так, имеют мало общего с тем, что называется «мора Микдош», трепет перед Его присутствием на месте Храма…

Как-то я спросил рава Моше Шапиро, зацаль, что он думает про это – попытки подниматься на Храмовую гору? Он сказал такую вещь, «это чрезвычайно опасно»!

Избавление – находится в нас самих.

Оно находится в нашем возвращении к Творцу, к Торе… оно находится и вне нас – когда мы то, что постигаем нашими сердцами, то исправление, которое происходит внутри нас – пытаемся распространить и на других, на все концы Святой земли…

Это – то, что нам даст… не скажу «суверенитет», это нееврейское слово. Мы не «хозяева» Храма, он принадлежит Всевышнему.

Но это то, что может привести к тому, что Всевышний вернет нам Храм, как место служения, место жертвоприношений, и дай Б-г, чтобы это произошло поскорее, в наши дни! Амен!

 


http://www.beerot.ru/?p=36741