Спаси нас от брата — Эсава!

Дата: | Автор материала: Рав Игаль Полищук

1230

Когда наш праотец Яаков с семьей возвращался от Лавана в Святую Землю, посланники предупреждают его: навстречу идет Эсав со своими людьми. Яаков опасался, что из-за возможных прегрешений в доме Лавана он не может полагаться на обещанную Всевышним защиту. Поэтому Яаков обращается ко Всевышнему со словами: «Спаси меня от брата моего, от Эсава» (Берешит, 32:11).

Почему Яаков называет здесь Эсава и по имени, и по степени родства с ним? Более того, в чем смысл такого повторения: от брата, от Эсава?

Объясняет великий автор книги «Бейт а-Леви» рав Йосеф Дов Соловейчик из Бриска, что здесь скрыты два образа, в которых перед нами предстает Эсав: как брат и как ненавистник. В первом своем качестве Эсав соблазняет потомков Якова свернуть с пути отцов и идти путями других народов. Это то, что началось в Германии за два столетия до Катастрофы, то, что происходит с евреями в Америке, да и практически везде.

Говорят наши мудрецы, в частности, автор комментария к Торе «Мешех Хохма» великий рав Меир Симха из Двинска: когда мы соблазняемся культурой других народов, вслед за этим приходит наказание, осуществляемое их же руками.

Сказано в Талмуде, что Сатан последовательно предстает в качестве соблазнителя, обвинителя (на Высшем суде) и ангела смерти, осуществляющего наказание (Бава Батра, 16а-16б). Это то, что происходило в Германии в течение двух последних столетий: сначала – соблазнение евреев просвещением и равноправием, затем жестокое наказание за то, что поддались этому соблазну. Поэтому Яаков, зная суть Эсава, просит Всевышнего спасти его и от «брата» Эсава, и от ненавистника Эсава. Однако нужно подчеркнуть, что опасность «брата» Эсава не в том, что он в итоге превратится в Эсава-убийцу. Само приближение к нему, отход от цельности веры отцов, ассимиляция и т. д. — это страшная смерть души.

Духовная гибель поколений немецких, американских и других евреев в странах рассеяния, спокойно умерших своей смертью, более страшна, чем гибель поколения Катастрофы от рук нацистов и их сообщников (да будут стерты их имена!). Погибшие в Катастрофе, даже если они не жили еврейской жизнью, были убиты именно за то, что они евреи. Об этом пишет святая книга «Зоар», что это — величайшее искупление грехов.

Все это видно и сегодня на примере возрожденных еврейских общин Германии.

Современные немцы (и не только они) предстают перед евреями в образе «брата» Эсава, приветливо помогая им решать многие материальные проблемы. Нам необходимо напомнить себе, что в нашей истории это уже было — наш народ соблазнился немецким гуманизмом и культурой. Мы знаем, чем всё это закончилось: Катастрофой. Но практически полная ассимиляция — сама по себе является страшнейшей катастрофой. Именно о спасении от нее молился Яаков, ведь духовная смерть — это величайшее зло.

Рав Шимшон Пинкус рассказывал о нескольких случаях, происшедших в его семье во времена, когда его отец был раввином одной из общин в пригороде Нью-Йорка. Однажды маленькая сестра рава Шимшона, придя с улицы домой, восхищенно рассказала, как красиво украшены улицы перед известным христианским зимним праздником. На это папа рава Шимшона с тревогой в голосе сказал жене: «Нееврейская улица “улыбается” нашим детям». В другой раз в один из шаббатов девочка пришла домой с губами, испачканными яичницей [которая была очевидно приготовлена в шаббат]. Папа рава Пинкуса немедленно уволился с хорошо оплачиваемой должности. В течение той же недели семья переехала в Бруклин. Позднее папа рава Шимшона Пинкуса сказал по этому поводу, что именно в заслугу его решения о срочной смене места жительства у них выросли такие замечательные дети.

Мы безусловно должны следовать путями мира в отношениях с окружающими народами и нерелигиозными евреями, но при этом обязаны знать и помнить: наши образ жизни и взгляды — другие.

Далее, когда Эсав принимает дары и вроде бы примирился с Яаковом, он предлагает идти вместе. На что наш праотец говорит: «Пусть же пройдет мой господин перед рабом своим, а я поведу (домочадцев и скот) моим медленным шагом» (Берешит, 33:12-14). Это место автор «Бейт а-Леви» также объясняет как защиту от влияния Эсава.

В Торе мы видим, как наши праматери защищают своё потомство от дурного влияния. Сара настояла на изгнании Агари с Ишмаэлем (Берешит, 21:9-13). Она буквально заставила Авраама резать по живому, ведь Ишмаэль был первенцем Авраама! Причиной было то, что Ишмаэль мог испортить Ицхака своим дурным влиянием. В недельной главе Толдот рассказывается, как Ривка оградила Яакова от Эсава (Берешит, 27:5-17). Охрана основателей народа Израиля от дурного влияния было одной из задач наших праматерей.

В недельной главе Хаей Сара рассказывается, что после смерти Сары Авраам женился на Ктуре (Агари), а детей от этого брака он отправил на Восток, одарив их подарками (Берешит, 25:1-6). Я слышал по этому поводу очень интересную вещь от моего учителя рава Яакова Горовица, которую он приводил от имени своего учителя — рава Ицхака Гутнера. Пока Сара была жива, она берегла Ицхака от дурного влияния. Но после ее смерти это пришлось уже делать самому Аврааму. Чтобы оградить Ицхака, дети Ктуры были отосланы подальше на Восток. Авраам справился с задачей настолько хорошо, что и сегодня мы не знаем, прародителями каких народов Востока они стали.

Наш народ тысячелетия хранил свою обособленность, чистоту и святость, отдалялся от чуждых влияний.

Началом катастрофы нашего народа было разрушение в течение последних двухсот лет видимых и невидимых стен, которыми мы окружали себя. Мы должны понимать, что при всем мирном отношении к другим народам у нас есть совершенно отличная от них функция: быть светочем для всего человечества. Это означает, что мы должны идти путями Торы, и не учиться у других тому, что этим путям не соответствует. В этом состоит великий урок, который мы должны извлечь из деяний праотцов.

Сегодня мы не можем оградить себя физическими стенами, поскольку вся мерзость окружающего мира может поместиться в небольшом телефоне. В наши дни следование путями нашего народа означает, прежде всего, учебу в местах серьезного изучения Торы и построение своего внутреннего мира таким образом, чтобы потребность во «внешних» радостях у нас даже не возникала. Речь идет о радости Торы, заповедей и истинной еврейской семейной жизни. Тора чрезвычайно богата: в ней есть самые разнообразные удовольствия и радости.

Нам необходимо отдалиться от чуждого влияния и построить внутри себя мир, отталкивающий от нас чуждые влияния своим внутренним светом.

Раши приводит сказанное в «Мидраш Раба» и в конце первой главы трактата Мегила: перед тем, как пойти к Лавану, Яаков ушел на четырнадцать лет в ешиву Шема и Эвера («Берешит Раба», 63:10). Ему было необходимо внутренне укрепить себя перед уходом к Лавану, чтобы потом он мог сказать Эсаву: «С Лаваном жил я» (Берешит, 32:5). Гематрия слова גרתי — гарти («жил я») совпадает с гематрией слова תרי״ג — тарьяг (613 заповедей). Яаков хотел сказать этим, что он жил с Лаваном, но не изменился внутренне. Наша большая беда в том, что наш народ в целом не может сказать то же самое о себе. Мы сильно пострадали от «брата» Эсава. Однако, слава Б-гу, осталась небольшая, но крепкая часть нашего народа, к которой в полной мере относятся слова Яакова. Мы, в прошлом далекие от Торы и веры Израиля, возвращаясь к истокам, должны усвоить этот важнейший урок истории нашего народа.

Мы обязаны укрепить себя в вере и изучении Торы, оградиться от «брата» Эсава, чтобы все наше потомство — вплоть до прихода Машиаха — могло сказать о себе то, что сказал Яаков. Мы жили с европейским и американским Эсавом, мы шли в отношениях с ними путями мира, при этом не сближаясь, но изучали и исполняли всю Тору. И дай Б-г, чтобы весь наш народ вскорости удостоился этого!

Подготовил: рав Цви Маламуд


http://www.beerot.ru/?p=58151