Рав Моше Шапиро о воспитании детей

Дата: | Автор материала: Рав Моше Шапиро

175
Примечание рава Игаля Полищука. Несколько лет назад, когда мы издали книгу рава Хаима Фридлендера «О воспитании в еврейской традиции», мы напечатали также приведённое ниже письмо рава Моше Шапиро. Письмо это вызвало у нас недоумение. Если бы оно было обращено к поклонникам светского образования, всё было бы понятно. Однако нам было очевидно, что письмо обращено и к нам, к семьям, растящим детей на изучении Торы. Приведённые новые материалы помогают понять суть того письма рава Моше.
Этот материал написан одним из близких учеников рава Моше Шапиро, с которым я знаком лично. Он не хотел афишировать своё имя, поэтому оно не указано. Весь материал тщательно проверен семьёй рава, благословенной памяти.

Письмо рава Моше Шапиро

С помощью Небес

5 элуля 5772 г., Иерусалим

Во все времена во взращивании сыновей народа Израиля гораздо большую роль играло воспитание, чем образование. Сказано в Гемаре (Бава батра, 21а): «У кого был отец – обучал его Торе, а у кого не было – тот не учил Тору». До эпохи Второго Храма не было учителей для детей в Израиле, и ясно, что даже если и был у ребенка отец, он уходил на труды свои до вечера, и сын проводил большую часть времени с матерью, которая не могла обучать его. Она занималась лишь воспитанием его, и об этом сказано: «И не оставь Тору матери твоей» (Мишлей, 1:8). И матери укореняли в поколениях отличительные черты народа Израиля: милосердие, стыдливость и добродетельность – духовные качества наших святых отцов. И так же, как сама суть связи с ними, чтобы числиться среди сыновей их, через матерей (даже если рожден от нееврея), а не через отцов (если рожден нееврейкой), так и продолжение качеств наших святых отцов, формирующих облик человека из народа Израиля, осуществлялось через «Тору матери твоей». И так осуществляется сказанное: «Израиль, которым Я украшусь» (Йешаяу, 49:3) – красой и обаянием душевных качеств Израиля, которые – только лишь плод воспитания. И качества эти не приобретаются никаким образованием, но только соответственно сказанному: «Дорога жизни – назидание» (см. комм. Виленского Гаона к Мишлей, 6:23).

И причина падения и плачевного положения нашего в том, что мы совершенно перестали воспитывать, и скверные плоды невоспитанности ясно видны на наших улицах и в семьях наших, и трудно уже различить в наших отпрысках юных отличительные признаки народа нашего. И осуществится в этих молодых людях сказанное: «И когда состарится – не свернет с нее» (Мишлей, 22:6), с дороги, на которой они воспитаны… А ведь им предстоит быть воспитателями следующего поколения, не дай Б-г! Пробудитесь же, учителя и родители, чтобы заняться воспитанием! Ведь это – краеугольный камень, «камень в основании Израиля», где слово «камень», на языке святом «эвен», – читается так же, как ав (отец)-бен (сын), см. Раши на стих: «Оттуда стал он пастырем камня Израиля» (Берешит, 49:24).

 С печалью в сердце и в страхе великом за будущее,

 Моше Шапиро

Однажды во время разговора с равом Моше кто-то попросил его сказать несколько слов об основах воспитания детей.

«Дома воспитание не происходит посредством лекций и наставлений; дом — это не семинария. Домашнее воспитание — это царящая там атмосфера, вся сущность дома. Дом должен жить постоянным ощущением существования Всевышнего; осознанием, что Всевышний всё знает и что Он следит за всем и видит всё. Всё, что происходит, управляется Всевышним. И всё, что Он делает, — для нашей же пользы. Всё это должно быть живой сущностью дома. Так происходит воспитание».

Что касается лжи: ни в коем случае нельзя допускать, чтобы дети выдумывали вещи, которых в действительности не было. Этого нельзя допускать ни в коем случае. И хоть в обычной ситуации запрещено бить детей, за это их следует побить. [Смысл его слов заключался в том, что лгун постепенно начинает жить в мире своих выдумок, а не в рамках реальной жизни.] [Виленский Гаон написал в знаменитом послании своей жене, что за ложь надо давать самые строгие наказания. Рав Моше объяснил, что речь не идёт о лжи, которую ребёнок говорит, чтобы избежать неприятностей, «я этого не брал», «я этого не делал». Гаон говорил только о лжи, которую ребёнок выдумывает просто так, не стараясь защитить себя.]

Что касается телесных наказаний, рав Моше говорил, что в большинстве случаев детей бить нельзя. Он также пояснял, что даже в случае, когда необходимо ударить ребёнка: «Удары должны исходить из самых чистых побуждений. Ни в коем случае нельзя сердиться, и надо на самом деле хотеть лучшего для ребёнка. Рабанит Деслер рассказывала мне, что её отец, рав Нахум Велвл из Кельма [который был одним из величайших праведников и наставников того времени], ударил её всего два раза. И оба раза это было на следующий день после того, как она совершила действие, за которое он её побил. И оба раза, добавлял рав Моше, «причиной удара была порча духовных качеств».

Что касается друзей: «Дом — это крепость! Надо наставлять детей, чтобы нашли друзей, подходящих для нашего дома. И чтобы ты у них чувствовал себя как дома. С такими детьми стоит дружить. Детей нужно направлять, ни в коем случае не давать им самим искать себе друзей».

Отвечая на вопрос, рав Моше однажды сказал: «Не давать детям заходить в дом, в котором есть интернет. Опасно находиться в таком доме».

«Дом должен быть основан на духовных вещах. Они должны быть наиболее явными и наглядными — более всего остального. Есть Всевышний, Он всё видит, Он наблюдает за всем. И самое лучшее, что есть, — это выполнять Его волю. И тот, кто так делает, — хороша доля его! Это должно быть важнейшим фактором при создании атмосферы дома».

«Да, родители действительно не обязаны объяснять детям, почему они говорят так или иначе. Но фактически, если ты хочешь, чтобы тебя слушались, тебе стоит быть как можно более понятным».

Рав Моше иногда повторял поговорку «если не сломает — то и не починит». То есть от того, кто не хулиганит и не ломает вещи в детстве, не приходится ожидать, что он сделает много полезного, когда вырастет.

Он также говорил: «Для того, чтобы скушать маленький пирожок, нужно сначала пережевать много соломы». [То есть для того, чтобы удостоиться небольшой радости от детей, нужно вложить в них очень много работы.]

«Что делать с ребёнком, которому трудно усидеть, когда папа с ним занимается? Что делать, если он всё время прыгает? Не следует заставлять его сидеть. Из этого не выйдет ничего хорошего. Лучше занимайся с ним в лесу. Он будет лезть на деревья, а ты с ним занимайся…»

Он очень любил озорных детей и не видел в этом никакого недостатка, даже наоборот…

Однажды к нему пришёл ученик со своей семьёй. Его жена вытащила игру, в которой было несколько кнопок, которые открывали дверцы от коробочек. Один из маленьких детей не мог понять, как эти коробочки открываются. Он подошёл к раву Моше и спросил его: «Как это открывается?» Рав, который в это время обсуждал со своим учеником торанические темы, прервался и сказал ребёнку: «А ты как думаешь?». Ребёнок ответил: «Я не знаю». «Попробуй разные способы», — сказал ему рав. Ребёнок долго пытался открыть коробочку, но у него никак не получалось. Рав всё время смотрел, как тот старается, но не помогал ему. В конце концов ребёнку удалось открыть коробочку, и рав радовался вместе с ним. Это — типичная для рава история. С его точки зрения, надо всегда стараться дать человеку возможность вырасти самостоятельно, самому реализовать свой потенциал.

Один человек, который был близок к раву Моше, переживал сложные и тяжёлые периоды жизни. Вот что он рассказывает: «Я обсуждал с равом возвышенные вещи, имеющие отношение только к людям высочайшего духовного уровня. С другой стороны, иногда рав вынужден был делать мне замечания по поводу самых элементарных вещей (связанных с соблюдением Торы). Рав никогда, никогда не порицал меня за столь явное несоответствие: “Как ты обсуждаешь со мной столь возвышенные вещи, когда ты сам…”. Всегда, когда я говорил с ним, он самым естественным образом общался с самыми высокими аспектами моей личности… как будто это и есть настоящий я».

Рав уделял очень много времени изучению Торы со своими детьми.

Однажды он рассказал, что за субботним столом он задал своим сыновьям загадку. В книге Берешит есть две главы, которые начинаются одними и теми же словами: «Это порождения Ноаха» и «Это порождения Ицхака». Почему же тогда одну главу называют Ноах, а другую — Толдот («порождения»)? Рав с радостью рассказывал, что его дети дали правильный ответ на этот вопрос. К словам «Это порождения Ноаха» Раши приводит следующий комментарий: «Ноах был праведным человеком, а порождения праведника — это его добрые дела». Получается, что порождения Ноаха — это сам Ноах.

С другой стороны, к словам «порождения Ицхака» Раши приводит следующий комментарий: «[это] Яаков и Эйсав, о которых идёт речь в данной главе». Получается, что глава — это не Ицхак, а его «порождения».

Однажды в Шаббат накануне новомесячья он задал своим детям такой вопрос: «Известно от имени великого рава Хаима Соловейчика из Бриска, что на один вопрос, возникающий при изучении какой-либо темы, даётся один ответ, на второй вопрос даётся второй ответ, но если возникает ещё один вопрос, то требуется дать единый ответ на все три вопроса. Не читали ли вы сегодня что-нибудь подобное этому?»

Ответ на этот вопрос [можно обнаружить в афтаре (отрывке из книги пророков), которую читают в Шаббат, когда этот день приходится на канун начала нового месяца]. Когда Давид не пришёл на трапезу, связанную с началом нового месяца, царь Шауль (его тесть) сказал: «Наверное так случилось, что он был нечист» (Шмуэль 1, 20:26). Но когда Давид не пришёл на трапезу также и на второй день новомесячья, царь Шауль спросил так: «И сказал Шауль Йонатану, сыну своему: почему не пришел сын Ишая ни вчера, ни сегодня к трапезе?» (стих 27). То есть после того, как Давид не пришёл и на второй день, снова возникает вопрос, почему его также не было и в первый день.

Один человек устроил своего ребёнка в некое учебное заведение. Через некоторое время у него возникло недовольство одним из работников этого учреждения. Он не знал, следует ли ему поднимать этот вопрос с начальством учебного заведения. Сомнения возникли, в частности, из-за того, что этот человек мог лишиться заработка из-за критики, поступающей от родителей. Поэтому отец ребёнка обратился к Раву за советом.

Рав сказал ему: «Ничего не говори! Ты устроил туда своих детей совсем недавно. Не следует начинать с критики. В течение первого года говорят только комплименты. После того, как ты целый год прославлял и расхваливал это заведение, от тебя могут также воспринять и критику».

Перевод: рав Берл Набутовский


http://www.beerot.ru/?p=50603