Квартал Хазон Иш — Мудрецы синагоги «Ледерман»

Дата: | Автор материала: Рабанит Рут Цивьён

530
Магид из Дубно совет

Взгляд на жизнь моей матери рабанит Батшевы Эстер Каневски (благословенной памяти), жены одного из руководителей нашего поколения гаона рава Хаима Каневского (да продлит Всевышний его годы!), на фоне истории предыдущих поколений.

Квартал Хазон Иш

Продолжение

Невозможно, повествуя о квартале Хазон Иш и о синагоге «Ледерман», не рассказать, хотя бы вкратце, о живших там великих людях.

Рав Гедалья Надель

Ведущей фигурой квартала был гаон рав Гедалья Надель. Папа рассказывал, что Хазон Иш назначил его раввином квартала еще до того, как тот был построен. Рав Гедалья был выдающимся мудрецом, которого отличали особые манеры поведения. Многие приходили к нему домой, чтобы послушать его ежедневный урок, который он давал в своем особенном стиле, глубоко вникая в суть проблемы. Какое-то время он давал уроки в ешиве Вижниц, расположенной по соседству, в то же время там преподавал мой дядя, рав Шауль Барзам.

Рав Гедалья считался одним из великих учеников Хазон Иша, но при этом в его поведении не было ни малейшего проявления высокомерия. Он всегда вел себя очень скромно, и, несмотря на то что он был раввином квартала, занимал в синагоге место позади бимы – возвышения, на которое кладут свиток Торы. Глядя на него, люди не замечали ничего особенного, и потому многие были с ним незнакомы. Но те, кто удостоились с ним познакомиться, льнули к нему, лишний раз желая услышать сказанное им слово.

Папа был знаком с ним еще с юности, со времен учебы в ешиве Ломжа в Петах-Тикве. Он рассказывал, что однажды они за один день проучили семьдесят (!) листов трактата Недарим, и только после этого вышли немного отдохнуть. Рав Гедалья основательно проучил вместе с папой весь Талмуд за один год.

Первые годы после свадьбы рав Гедалья жил в Иерусалиме. Он продолжал учиться в ешиве Ломжа в Петах-Тикве, а домой возвращался только раз в две недели. Он был необыкновенно усерден в учебе и вникал в изучаемые проблемы очень глубоко, в какой-то момент врачи вынудили его периодически отвлекаться от напряженной учебы, и он так и поступал, занимаясь различными делами.

Рав Гедалья был раввином нашей семьи: когда в доме возникал какой-нибудь вопрос – по поводу законов Шаббата, кашерности курицы или еще чего-нибудь, дедушка и папа отказывались выносить постановления сами, и посылали нас к соседу раву Гедалье. Если того не было дома, папа посылал нас к раву Юдлу Шапиро.

Рав Йеуда Шапиро

Гаон рав Йеуда Шапиро, благословенной памяти, происходил из иерусалимской семьи, и в Шаббат носил штраймл, как это принято в старом Иерусалиме. С годами он сблизился с Хазон Ишем и стал одним из его ближайших учеников. Когда его семья разрослась, он переехал в Бней-Брак, в квартал Хазон Иш, чтобы учиться вместе со своими друзьями – учениками Хазон Иша. Его жене это далось совсем не легко, климат Бней-Брака не подходил ей по состоянию здоровья, тем не менее, она делала все возможное, чтобы ее муж мог еще выше подняться в изучении Торы.

Рав Юдл был величайшим мудрецом и большим специалистом в алахе – еврейском законодательстве. Всю жизнь он отказывался от официальных должностей, но при этом считался одним из самых авторитетных раввинов синагоги «Ледерман».

До его появления в квартале в синагоге собирался только один миньян для утренней молитвы – на восходе солнца, так, как это было принято у Хазон Иша. Для Стайплера это было проблемой: он привык учиться большую часть ночи, и ему тяжело было вставать с восходом солнца. Поэтому он молился утреннюю молитву в ешиве «Бейт Меир» (кроме тех дней, когда есть особый повод молиться на восходе солнца – написано, что напоминанием о них служит стих Торы «И встал Авраам рано утром» (Берешит, 22:3), буквы имени Авраам являются последними буквами в названии этих дней: Ошана Раба, Тиша бе-Ав, Йом Киппур, Рош а-Шана и Пурим).

Многие другие, переехав жить в квартал «Хазон Иш», затруднялись встать на молитву в синагоге «Ледерман», и рав Юдл решил организовать еще один миньян, в семь часов утра, к этому миньяну присоединился и Стайплер. В результате в синагогу «Ледерман» потянулись многие молящиеся, образуя все новые миньяны, и пришлось расширить помещение и построить новые залы для молитвы. Синагога «Ледерман» очень разрослась, превратившись в духовный центр, знаменитый во всем мире. И сегодня многочисленные миньяны молятся там все три молитвы в нескольких молитвенных залах.

Рав Юдл был очень теплым и тонко чувствующим человеком, вокруг него царила атмосфера воодушевления святостью.

В праздник Симхат Тора он радовался и веселился, заражая своими пылкими танцами толпы молящихся. Он был известен как ведущий молитву в Рош а-Шана и Йом Кипур.

Рав Юдл был большим специалистом в четырех видах растений, на которые евреи благословляют в Суккот. Каждый год в месяц тишрей мы наблюдали из окна толпы людей с лулавами, миртами и этрогами, стекающиеся к его дому, чтобы услышать его мнение по поводу их кашерности. В те годы почти не было раввинов, официально принимавших посетителей, и рав Юдл был практически единственным человеком в округе, у которого можно было получить ответы на подобные вопросы. Перед Суккотом возле его дома выстраивалась очередь, которая начиналась еще во дворе и поднималась к нему на второй этаж. Рав Юдл «с утра до утра» разглядывал принесенные ему этроги и остальные виды растений, и выносил свои постановления. Папа однажды пошутил, что если бы рав Юдл брал хотя бы одну лиру за каждую проверку, он бы давно стал миллионером…

Целыми днями рав Юдл усердно учился – у себя дома или в коллеле «Хазон Иш», где разгорались бурные споры на темы Торы между ним и другими учащимися, приходившими к нему поговорить об учебе. Его сын рав Хаим Исраэль, глава ешивы «Шаарей Тора», рассказывал на его похоронах, что если им, его детям, необходимо было получить от папы разрешение поехать на экскурсию или что-нибудь в этом роде, они предпочитали делать это во время папиной учебы – тогда папа, не вникая в детали, сразу говорил «да-да», к большой их радости…

Рав Хаим Грейнеман

Гаон рав Хаим Шауль Грейнеман, благословенной памяти, был папиным двоюродным братом. Рабанит Цивья, сестра Хазон Иша, вышла замуж за рава Шмуэля Грейнемана, благословенной памяти. Рав Хаим удостоился того, что Хазон Иш был сандаком во время его обрезания.

Рав Шмуэль занимался делами общины и часто ездил за границу, собирая деньги на изучение Торы, поэтому дети его росли у Хазон Иша, который воспитывал их и был им как отец. Какое-то время юный рав Хаим учился с Хазон Ишем в хевруте, и с тех пор он очень привязался к своему великому дяде, сделав его своим наставником.

Многие вопросы в доме Хазон Иша решались при помощи рава Хаима. Например, именно он покупал Хазон Ишу новые тфилин. Когда Хазон Иш захотел выполнить заповедь написания свитка Торы, он поручил раву Хаиму приобрести куски кожи и выделать их, найти профессионального писца и позаботиться обо всем необходимом для написания свитка «от и до».

Обряд обрезания первенца рава Хаима состоялся в Иерусалиме, и Хазон Иш специально приехал туда, чтобы участвовать в церемонии, и был сандаком. Дедушка Стайплер поехал вместе с ним. Пользуясь случаем, Хазон Иш навестил тогда рава из Бриска.

Много лет рав Хаим молился в синагоге «Ледерман», пока не построил свой собственный Дом учения неподалеку. Я помню его восторженный танец в праздник Симхат Тора с другими мудрецами Торы. После молитвы он возвращался домой, сопровождаемый большой толпой желающих задать ему вопрос или посоветоваться.

Рав Хаим Грейнеман написал серию книг «Хидушим увеурим» с очень глубокими комментариями на все трактаты Талмуда.

Кроме усердного изучения Торы, рав Хаим занимался делами общины. Одним из первых он занялся открытием по всей земле Израиля учебных заведений для выходцев из восточных общин. Он был одним из основателей семинара «Ор а-Хаим», воспитавшим тысячи сефардских девушек.

Благодаря усердному изучению Торы, рав Хаим удостоился жизненной мудрости и сообразительности, в том числе в вопросах, касающихся медицины, и тысячи людей советовались с ним в течение многих лет.

Рав Исраэль-Эле Вайнтроб

Еще одним ангелом, посланным Свыше и осенявшим святостью квартал Хазон Иш, был гаон рав Исраэль Элияу Вайнтроб, благословенной памяти, приехавший в землю Израиля из Америки, где он учился у рава Ицхака Гутнера. Рав Исраэль-Эле был великим знатоком Торы – как открытой, так и скрытой. На его долю выпало немало страданий, к концу жизни он практически полностью ослеп.

Но, несмотря на это, он давал свои бесчисленные уроки и беседы по всем разделам Торы, в том числе по каббале.

Он вырастил множество учеников, на основании его рукописей было напечатано много основополагающих трудов по Торе, каббале, этическому учению и еврейскому образу мышления.

Стайплер высоко ценил рава Исраэля-Эле. Как-то тот заболел и послал к Стайплеру гонца с просьбой молиться за него. Не прошло и четверти часа, как дедушка уже пришел его навестить, подробно расспрашивая о его болезни и о лекарствах, которые он принимает…

Рав Ицхак Вальдман

Когда рав Исраэль Элияу поднялся в землю Израиля, с ним вместе приехал гаон рав Ицхак Вальдман, благословенной памяти. Рав Ицхак был великим мудрецом, одним из членов немногочисленный группы, на суд которой гаон рав Аарон Котлер представлял свои уроки, перед тем как давал их широкой аудитории.

Рав Исраэль Элияу и рав Ицхак поселились в доме №21, им обоим понравилась квартира на первом этаже с юго-восточной стороны, расположенная напротив квартиры, в которой в то время жил Стайплер… Они кинули жребий, и рав Ицхак оказался счастливчиком, удостоившимся этой квартиры.

Он, так же как и его друг, рав Исраэль Элияу, с необыкновенным усердием учился в коллеле «Хазон Иш». Он был принципиальным человеком, имевшим стойкие убеждения. При этом он мгновенно оказался под влиянием учеников Хазон Иша, следуя за ними и в скрупулезном следовании закону, и в методике изучения Торы.

Рав Реувен Файн

Какое-то время в квартале Хазон Иш жил гаон рав Реувен Файн, благословенной памяти. (Рав Реувен приходился нам родственником – его жена была внучкой рава Меира Карелица, дяди моего папы.) Во время Второй Мировой войны рав Реувен вместе с учениками ешивы Мир бежал из Польши в Шанхай, а после войны вместе с ними оказался в Америке. Свадьба его состоялась в земле Израиля, и первое время после свадьбы он жил в здании коллеля, а потом переехал в квартал Хазон Иш.

Рав Реувен много лет был ведущим преподавателем в ешиве «Бейт Меир», возглавляемой его дядей, гаоном равом Залманом Ротбергом. Позднее он уехал в Америку, куда был вызван для преподавания Торы руководством ешивы «Тора вадаат».

Во время каникул он приезжал в Святую Землю, и мы видели его сидящим во дворе синагоги «Ледерман» и раскачивающимся, как молодой ешиботник, над стендером с Гемарой – он учился вслух с необыкновенным усердием.

Рав Берл Вайнтройб

Гаон рав Берл Вайнтройб, благословенной памяти, был сыном гаона рава Шмуэля Вайнтройба, благословенной памяти, главы ешивы Новардок в Пинске. Рав Берл был близким другом моего папы, они учились в хевруте еще с детских лет. Когда-то они жили в одной квартире в доме №5 по улице рав Блой, как уже рассказывалось выше, а потом были соседями в квартале «Хазон Иш». Все эти годы, практически до самой смерти рава Берла, они учились в хевруте.

Рав Ицхак Давид Залазник

Еще один человек, являвшийся неотъемлемой частью синагоги «Ледерман», – гаон рав Ицхак Давид Залазник, благословенной памяти, автор книги «Яд Ицхак». Рав Ицхак Давид был сыном гаона рава Авраама Залазника, благословенной памяти, главы иерусалимской ешивы «Эц Хаим» и члена Совета великих мудрецов Торы. Женившись на дочери гаона рава Матитьяу Щигеля, он поселился в квартале «Хазон Иш».

Рав Ицхак Давид был величайшим мудрецом и необыкновенно Б-гобоязненным человеком, все ценили его величие в Торе и его прямоту.

Когда синагога находилась в начале своего становления, главы общины избрали его габаем. И действительно, благодаря своей удивительной смекалке, он ухитрялся угодить каждому.

Он вел молитву Мусаф в Рош а-Шана и в Йом Кипур, добавляя к ней иерусалимские мелодии, которые очень нравились молящимся. Своими особенными молитвами, своим чистым чарующим голосом он создавал возвышенную атмосферу в синагоге «Ледерман» – месте молитвы Стайплера.

Празднование Симхат Тора у рава Ицхака Давида было совершенно особенным. Будучи ведущим молитву, он прочитывал вслух стихи «Ты воочию убедился, что Г-сподь – Б-г, нет никого, кроме Него…», а затем начинал танцевать и петь с большим воодушевлением. Как известно, в синагоге не было кондиционеров, но, несмотря на жару и тесноту, он не выходил из синагоги на протяжении всех танцев с Торой. Передавая свитки Торы от одного молящегося к другому, он заботился, чтобы не было ни одного, достигшего возраста бар-мицвы, еврея, который бы не получил свиток Торы. Даже те, кто приходил посредине танцев, потанцевав в других синагогах, получали свиток Торы и танцевали вместе со всеми.

Его усидчивость и постоянство в изучении Торы были уникальными, вплоть до того, что люди говорили, что можно подводить часы, ориентируясь на время его выхода из дома в коллель.

Рав Ицхак Давид был привязан к Стайплеру всей душой. Перед началом каждого нового семестра в ешиве он посылал своих сыновей получить благословение Стайплера, и просил его молиться об их успехах в учебе.

Продолжение следует…

Перевод: г-жа Хана Берман


http://www.beerot.ru/?p=85691