Квартал Хазон Иш — Синагога «Ледерман»

Дата: | Автор материала: Рабанит Рут Цивьён

583

Взгляд на жизнь моей матери рабанит Батшевы Эстер Каневски (благословенной памяти), жены одного из руководителей нашего поколения гаона рава Хаима Каневского (да продлит Всевышний его годы!), на фоне истории предыдущих поколений.

Квартал Хазон Иш

Продолжение…

Роскошные люстры с газовыми лампами

Порядки синагоги «Ледерман», созданной постоянными участниками миньяна в доме Хазон Иша, полностью основаны на постановлениях Хазон Иша и на указаниях Стайплера. Так, например, дедушка, в соответствии с постановлением Хазон Иша, запретил в Шаббат использование электричества, поставляемого государственной электрической компанией. (В государственной электрической компании – хеврат хашмаль – работают евреи. Ввиду непрерывности производственного процесса, они работают и в Шаббат. Раввины, которые разрешают использование электричества, полученного в результате нарушения Шаббата, оправдывают это необходимостью электричества для больных, чья жизнь находится в опасности и ради которых разрешено нарушать Шаббат. Заодно они разрешают использование этого электричества и всем остальным. Хазон Иш придерживался иного мнения и запрещал использование электричества, полученного в результате нарушения Шаббата – прим. пер.) Многие пользуются альтернативными источниками электричества, например, генератором, но в «Ледермане» используют только газовые лампы (по-видимому, чтобы, увидев электрические лампы, никто не подумал, что здесь используется электричество, производимое государственной электрической компанией – прим. пер.). На втором этаже можно видеть совершенно потрясающее зрелище – роскошные люстры, в которые вставлены старинные газовые лампы – единение нового и старого… Эти лампы зажигают при помощи большой свечи, прикрепленной к длинной палке, позволяющей добраться до люстр, висящих под высоким потолком.

Кондиционерами до недавнего времени в синагоге вообще не пользовались, чтобы избежать использования в Шаббат какого бы то ни было электричества, в том числе и поставляемого генератором, но во избежание опасности для жизни были установлены кондиционеры, работающие в Шаббат при помощи генератора. При входе в синагогу висит большое объявление, оповещающее о том, что кондиционеры не потребляют электричество, произведенное в результате нарушения Шаббата. При этом газовые лампы остались на своем месте, в соответствии с указанием Стайплера.

Свиток Теилим

Папа распорядился, чтобы перед утренней молитвой в миньяне «Ватикин» в синагоге прочитывали десять глав из книги Теилим, написанной на пергаменте. Деньги для покупки свитка Теилим пожертвовала, следуя папиному совету, госпожа Фридман – бездетная вдова, жившая в квартале Хазон Иш.

Обычно в синагоге по свитку читается недельная глава Торы и отрывки из книги Пророков (афтара), книга Теилим при этом не используется, поэтому Теилим, написанные на пергаменте, в мире просто не существовали. Написание свитка Теилим вызвало множество вопросов, поскольку не было четкой традиции, как именно нужно его писать. В процессе написания на каждом шагу были необходимы указания и постановления Стайплера. По окончании написания свитка состоялась торжественная церемония внесения его в синагогу, с танцами и свадебным балдахином, как при внесении свитка Торы, при участии молящихся синагоги и учащихся колеля «Хазон Иш». По этому случаю папа вывесил написанное им собственноручно приглашение:

Окажите почет Торе!

С помощью Всевышнего, в четвертый день недели, в которую читается глава Шмот, в ночь на 23 тевета, после молитвы Маарив в синагоге «Ледерман» состоится

торжественное внесение свитка Теилим,

написанного на пергаменте профессиональным сойфером, в святости и в соответствии с законом, и пожертвованного щедрой великой женщиной, госпожой Фридман, благословенной памяти, скончавшейся год назад, 23 тевета.

«Каждый, с уважением относящийся к Торе…» (Авот, 4:8)

(продолжение цитаты – «будет уважаем людьми» – прим. пер.)

Дедушка пребывал в великой радости во время этой церемонии. Он вписал в свиток последние буквы и, подняв его, с упоением танцевал, а потом попросил позволить ему внести свиток в арон а-кодеш.

С тех пор в синагогу были внесены многие свитки книг Пророков и Писаний, среди них – книга пророка Даниэля и другие книги, которые вообще не читают в синагоге. Все они написаны в соответствии с папиными указаниями. Кроме шкафа, в котором хранятся свитки Торы, в синагоге «Ледерман» есть еще два шкафа с занавесью – один для свитков Пророков, а другой – для свитков Писаний.

Через заднюю дверь

Синагога «Ледерман» удостоилась того, что в ее стенах молились многие великие мудрецы Торы, во главе которых стоял Стайплер. Он был единственным, кто сидел у восточной стены, лицом к остальным молящимся, сдвинувшись в самый угол (место у восточной стены обычно принадлежит раввину общины и другим мудрецам, раввин общины сидит лицом к молящимся – прим. пер.). Стайплер был очень скромен, и потому ему было очень тяжело сидеть там в одиночестве, он просил других мудрецов сесть рядом с ним, но – безрезультатно.

Почти до последнего дня Стайплер приходил молиться в синагогу, во всяком случае, он не пропускал Шахарит в Шаббат. Ему было очень тяжело ходить, короткая дорога от дома №10 по улице Рашбам до дома №19 занимала у него полчаса! Рав Моше Коэн, преданный габай синагоги, расставил вдоль улицы многочисленные железные скамейки, на которых Стайплер мог отдохнуть. Несмотря на то, что ему было тяжело идти, он не заходил в синагогу через главный вход, а, обойдя здание вокруг, заходил через заднюю дверь, находящуюся рядом с его местом, чтобы не утруждать молящихся вставать в его честь. Однако после молитвы он проходил между молящимися и выходил через главный вход – следуя при этом закону, согласно которому нужно входить в синагогу через одну дверь, а выходить – через другую. Кроме того, таким образом он избавлял молящихся от необходимости пробираться к нему, чтобы пожелать хорошей субботы.

(Папа тоже обычно заходил в синагогу через заднюю дверь, которая ближе к его дому, а выходил – через главный вход. Правда в Шаббат он поступал наоборот. Не так давно был построен мост, соединяющий папин дом с синагогой, с моста в синагогу тоже ведут два входа, через один папа заходит, через другой – выходит.)

Интересно отметить, что в первые годы существования квартала, когда дедушка еще был полон сил, он имел обыкновение идти в Шаббат посреди проезжей части – он объяснял, что именно так следует поступать, демонстрируя тем самым отсутствие нарушения Шаббата. При этом он остерегался наступать на «классики», нарисованные девочками на асфальте, чтобы не нарушить запрет стирания написанного. В будни он обращался к детям с просьбой не рисовать на асфальте, чтобы не быть причиной нарушения законов Шаббата прохожими.

Как известно, дедушка очень плохо слышал, поэтому перед чтением Торы он подходил поближе к возвышению. Многие годы в «Ледермане» Тору читал рав Йосеф Грейнеман, сын гаона рава Хаима Грейнемана. После того как был построен Дом учения рава Хаима Грейнемана, Тору стал читать рав Моше Бойер, сын гаона рава Йеуды Бойера, обладающий сильным голосом, и научившийся у специалистов читать громко таким образом, чтобы голос при этом не пропадал. Он читал очень громко, прилагая большие усилия, чтобы Стайплер мог его услышать. Но его чтение недельной главы меркло по сравнению с чтением отрывка «Парашат Захор», слушать который заповедано Торой (этот отрывок, в котором упоминается заповедь уничтожить Амалека, читается в Шаббат перед Пуримом – прим. пер.), тогда он старался изо всех сил, переводя дух между словами. Его могучий голос был слышен на большом расстоянии, в том числе и за пределами синагоги. Можно с уверенностью сказать, что заповедь уничтожить Амалека проникала нам в самое сердце…

(Рав Моше Бойер до сих пор читает Тору в «Ледермане» в миньяне «Ватикин».)

Последний Йом Кипур в жизни Стайплера

За пару лет до смерти дедушки был построен просторный второй этаж синагоги, там дедушка молился в Рош а-Шана и Йом Кипур в последний год жизни. Поскольку ему было тяжело ходить, было решено, что в Йом Кипур он останется ночевать в одной из комнат на втором этаже. Позже выяснилось, что Стайплер не спал всю ночь – он объяснил, что чувствовал присутствие в этой комнате необыкновенной святости и опасался, что в этом месте прежде была синагога, и там запрещено спать. «Шаги благочестивых Он охраняет…» (Шмуэль I, 2:9) – выяснилось, что опасения его были небезосновательными: до перестройки второго этажа на месте этой комнаты была квартира госпожи Ледерман, внутри которой была синагога, и часть кровати, на которой собирался спать Стайплер, оказалась на том месте, где раньше был арон а-кодеш.

В течение следующего дня, святого дня Йом Кипура, выяснился еще один удивительный факт: невзирая на сильную слабость, вызванную постом и отсутствием сна, Стайплер долго молился, стоя на одной ноге. И почему?

В нашей семье принято, что в Йом Кипур и Девятого ава мужчины не носят никакую обувь, в том числе и некожаную, а ходят только в носках. Так получилось, что Стайплер наступил одной ногой на мокрый пол, и носок промок. Благочестивый дедушка опасался наступать на эту ногу, чтобы не выжать воду из носка и не нарушить тем самым один из шаббатних запретов. Он держал ногу на весу, слегка опираясь на скамейку, выжидая, пока носок высохнет…

После смерти Стайплера на его месте установили маленький книжный шкаф с большим количеством книг.

Действующее женское отделение

Еще одна отличительная черта синагоги Ледерман – эзрат нашим (женское отделение), открытое во время всех молитв, в любой день недели. Насколько мне известно, во всем мире нет другой такой синагоги. С момента открытия синагоги там постоянно молилась моя бабушка, рабанит Каневски, а потом и моя мама. Глядя на них, и другие женщины стали молиться в миньяне все молитвы во все дни года, и эта традиция продолжается по сегодняшний день.

Танцующая Тора

Красочное и волнующее зрелище – танцующие лидеры поколения, «скачущие и пляшущие» (см. Шмуэль II, 6:16) в честь Торы в праздник Симхат Тора, поющие громким голосом от всего сердца: «Лучше для меня Тора из Твоих уст, чем тысячи золотых и серебряных монет» (Теилим, 119:72), подпрыгивающие со словами «Моше – истина, и Тора его – истина». Вы своими глазами могли видеть Тору, танцующую во всей своей красе, в радости, подобной радости дарования ее на горе Синай. Со всего города стекались люди – мужчины, женщины и дети, чтобы увидеть веселые зажигательные танцы, исходящие из самого сердца, до краев наполненного любовью к Торе, выплескивающейся из него в этот великий день.

Продолжение следует

Перевод: г-жа Хана Берман


http://www.beerot.ru/?p=81283