Введение в законы Шаббата — Порядок изготовления частей Шатра Откровения — Работа «тушить»

Дата: | Автор материала: Рав Авраам Данциг

799
работа

(36) Работа «тушить»

Работа «тушить» (מְכַבֶּה – мехабе) заключена в тушении огня для того, чтобы воспользоваться углями.

При изготовлении Шатра Откровения эту работу совершали ради того, чтобы получить угли для выплавки золота и других металлов. И точно так же, как разрушающий строение ответственен по закону Торы, только если разрушает, чтобы строить на этом месте или вновь использовать тот же строительный материал, так и гасящий огонь совершает работу «тушить», только если тушит, чтобы снова разжечь или воспользоваться углями – как и при изготовлении Шатра (Шаббат 31б, Тосафот; «Мишна Брура», 334:84-85). Поэтому в мишне сначала названа работа «тушить», а потом уже – «разжигать» (Шаббат, 7:2).

Но Рамбам указывает, что тот, кто тушит огонь (даже совсем чуть-чуть), в любом случае ответственен по закону Торы за совершение работы «тушить» (Рамбам, Шаббат, 12:2) – даже если он не собирается снова разжигать и ему не нужны угли («Мишна Брура», 334:84). Да и при изготовлении Шатра тоже тушили огонь, на котором вываривали красители из растительного сырья (Раши, Шаббат 73а) – и возможно, тушили просто для того, чтобы потушить.

Поэтому запрещено тушить или уменьшать любой огонь – и даже если возник пожар. Но если есть опасение, что из-за пожара жизням людей угрожает опасность, тушить разрешено («Шулхан Арух», 329:1). Законоучители последних поколений отмечают, что в наше время, если в доме возникает пожар, его необходимо потушить, так как в большинстве случаев может возникнуть опасность для жизни (Рамо 334:26, «Мишна Брура», 74). Ведь в многоквартирном доме огонь способен быстро распространиться на другие квартиры, где могут оказаться старики, больные или маленькие дети, которые не в состоянии покинуть дом. И даже если пожар возникает в одноквартирном доме, все же из-за плотной застройки огонь может перекинуться и на другие дома, где, возможно, есть беспомощные старики или дети. В связи с этим разрешено не только тушить самим, но и вызывать по телефону пожарную команду. При этом не следует опасаться, что кто-либо другой уже туда позвонил. И даже если впоследствии выяснится, что несколько человек по отдельности позвонили, каждому из них будет дарована за этот поступок награда с Небес за заботу о спасении человеческих жизней. И разрешено отключить электричество во всем доме, чтобы не воспламенилась проводка («Кицур Илхот Шаббат», 38:12; «Шмират Шаббат ке-Илхата», 41:1/2/; «Мишнат а-Шаббат», 40:2:2/14/).

Однако если существует полная уверенность, что пожар не приведет к опасности для жизни людей, то тушить запрещено («Орах Хаим», 334:26, Рамо). И, тем не менее, если огонь может причинить серьезный убыток, разрешено косвенным образом способствовать тому, чтобы он не распространился и постепенно угас («Орах Хаим», 334:22, Рамо). Так, например, если загорелась одна сторона шкафа, можно поливать водой на вторую сторону, чтобы огонь погас, дойдя до мокрого места («Шулхан Арух», 334:22; «Шмират Шаббат ке-Илхата», 41:16). И если загорелся край скатерти, можно намочить оставшуюся часть скатерти на некотором отдалении от огня. Но когда скатерть сделана из впитывающего жидкость натурального материала, ее нельзя поливать водой, так как при замачивании в воде был бы нарушен запрет «отбеливать» (мелабен) («Шулхан Арух», 334:24). В таком случае следует пропитать ее какой-либо другой жидкостью (например, соком), но при отсутствии в доме достаточного количества сока, можно добавить к нему воды («Кицур Илхот Шаббат», 38:8). И разрешено окружить место возгорания мокрыми простынями или покрывалами, а также полиэтиленовыми пакетами с водой – чтобы эти пакеты лопнули от жара и залили пламя («Шмират Шаббат ке-Илхата», 41:16).

И даже если пожар вообще не угрожает жизни людей, – например, он возник в частном доме, вокруг которого нет никаких других зданий, и точно известно, что в доме не осталось людей, то и в этом случае разрешено позвать на место пожара неевреев, но только не нарушая при этом никаких запретов Шаббата (т.е. не по телефону и т.п.), – и нельзя прямо просить их погасить огонь. А вне земли Израиля, там, где в пожарных командах работают неевреи, можно сказать соседям-неевреям или прохожим: «Тот, кто вызовет пожарников не останется без награды!» («Кицур Илхот Шаббат», 38:13; «Шмират Шаббат ке-Илхата», 41:14).

А если в загоревшемся помещении находятся свитки Торы, а также другие святые книги (сифрей кодеш) или тфилины, разрешено прямо попросить у нееврея вынести их даже во «владение многих» (решут а-рабим). А если невозможно их вынести, тогда, чтобы спасти святые книги (в том числе тома Талмуда, книги по еврейскому закону, комментарии к ним и т.п.), разрешено прямо попросить неевреев потушить пожар. А если нет неевреев, то и еврею разрешено вынести священные книги и предметы в огороженное место, например, во двор («Шулхан Арух», 334:18; «Мишна Брура», 334:68; «Кицур Илхот Шаббат», 38:13). И так же можно попросить неевреев погасить пожар, чтобы спасти от огня мезузы, закрепленные в дверных проемах («Шмират Шаббат ке-Илхата», 30:12).

В ряде случаев для нужд больного, жизнь которого в опасности, даже «гасят светильник» (Рамбам, Шаббат, 2:2) – для того, чтобы больной смог заснуть («Шулхан Арух», 278), ведь сон ему жизненно необходим. И понятно, что свет разрешено погасить только в том случае, если невозможно перевести больного в иное помещение или заслонить от него светильник («Мишна Брура», 278:1).

Производной работой (толада) от основной «тушить» является извлечение масла из резервуара с зажженным фитилем (Бейца, 22а, Раши; Рамбам, Шаббат, 12:2). Составители Тосафот объясняют, что берущий масло из горящего светильника сразу же его «чуть-чуть гасит и уменьшает его свет, ведь теперь огонь не сможет гореть как прежде» (Тосафот, Бейца, 22а). Есть и другие объяснения. Поэтому извлекать масло из горящего светильника запрещено даже в том случае, когда совершенно ясно, что огонь не уменьшится.

Мудрецы запретили ставить (даже до Шаббата) под свечу сосуд с водой, чтобы в ней гасли искры. Ведь если человек подвигает сосуд с водой к светильнику в момент, когда искры уже падают вниз, он тем самым тушит их действием своих рук. Поэтому мудрецы запретили ставить посудину с водой под светильник даже до Шаббата, чтобы человек не стал бы делать это в сам Шаббат и не нарушил бы при этом запрета Торы (Шаббат 47б, Раши). Но если возникает опасность пожара, разрешено поставить под искры сосуд с водой, однако предпочтительно, чтобы этот сосуд установил ребёнок, не достигший возраста бар-мицвы или бат-мицвы («Мишна Брура», 265:16).

Мудрецы запретили также «тушить» (т.е. охлаждать) раскаленный докрасна металл. Из Торы это не запрещено, так как металл не пылает и не образует углей, а, остывая, возвращается к прежнему состоянию; но если при этом происходит закаливание металла, то это запрещено из Торы (Шаббат 42а, Раши; «Хаей Адам», Шаббат, 46:2; «Мишна Брура», 334:84). Соответственно, запрещено гасить электрическую плиту и нагревательные приборы, а также уменьшать их температуру, ведь в них действуют нагревательные элементы, которые имеют статус «раскаленного металла». И также запрещено гасить любые электрические осветительные приборы. А Хазон Иш считает, что при размыкании электрической цепи также совершается запрещенная Торой работа сотер, «разрушать» («Мишнат а-Шаббат», 40; «Орхот Шаббат», 16:12).


http://www.beerot.ru/?p=39221