Зихру Торат Моше
— Вступление в Шаббат (кабалат Шаббат)

Дата: | Автор материала: Рав Авраам Данциг

1629

1. Неученые люди (амей а-арец) часто говорят, что все то время, пока в синагоге во время молитвы «Кабалат Шабат» не произнесли «Хвалебную песню в честь дня Шабата» (Мизмор шир ле-йом а-Шабат), Шабат еще не наступил, даже если уже настала ночь. Не принимай и не слушай подобных мнений, избавь Б-г, ведь Шабат приходит сам по себе – независимо от того, объявляется ли его приход во время молитвы.

И поэтому каждый человек должен остеречься и в зимнее время зажечь свечи как минимум за час до наступления ночи, даже если еще не созывают в синагогу. И тот, кто печется о своей душе, пусть от первого дня месяца хешван до первого дня месяца шват не задерживается в канун Шабата ни минуты после того, как часы показывают половину четвертого пополудни – чтобы к этому времени уже были зажжены все свечи и приготовлена вся еда. Пусть он, чтобы не дойти до осквернения Шабата, примет Шабат в это время и «тогда пойдет без опасений по своему пути, и его нога не споткнется» (Мишлей, 3:23). А тот, кто хоть немного задержится, подвергнет себя чрезвычайно большой опасности. И тем более, когда в городе имеется синагога, тогда сразу же, как только община молящихся приняла Шабат, он наступает для всех евреев этого города независимо от их воли, даже если день еще в разгаре. [Однако в городе, где есть две синагоги, община одной из них не зависит от второй (Хаей Адам, Илхот Шабат 5:5). Но если в городе одна синагога, а человек собирает миньян у себя дома, то такой миньян не принимается во внимание, и его участники должны следовать за большинством общины, принимающим Шабат в синагоге (Мишна Брура, 263:51)]

И уж, во всяком случае, за 15-20 минут до захода солнца, каждому человеку запрещено выполнять любую работу, и кто нарушает это, тем самым оскверняет Шабат, и ему необходимы раскаяние, прощение и искупление.

Запрет оставлять неприготовленную пищу на огне. «Пища Бен Дросая»

Согласно мнению многих мудрецов Талмуда, запрещено оставлять перед наступлением Шабата на огне очага сосуд с пищей, чтобы она доваривалась в Шабат. Этот запрет был введен из опасения, как бы человек, недовольный тем, что пища варится слишком медленно, не разворошил бы угли в очаге и не увеличил бы силу огня, нарушив тем самым запрет Торы разжигать огонь (Шабат, 36б).

Однако в Талмуде приведено и альтернативное мнение Ханании, согласно которому оставлять пищу на горящем очаге можно – но только в том случае, если до наступления Шабата она уже достигла готовности «пищи Бен Дросая». Комментаторы поясняют, что Бен Дросай был известным разбойником, который варил пищу лишь до промежуточного состояния, когда ее уже можно было есть, и сразу же неистово набрасывался на нее, не дожидаясь, пока она доварится до полной готовности (Раши на Шабат 20а). И Ханания полагал, что если пищу в случае крайней необходимости можно есть уже при наступлении Шабата, тогда не следует опасаться того, что из-за нее станут ворошить угли, чтобы увеличить огонь (Мишна Брура, 253:37).

Мнения величайших законоучителей-ришоним разделились: часть из них определяла алаху по мнению Ханании, а часть – по мнению других мудрецов Талмуда. И хотя в кодексе «Шульхан Арух» предписывается устрожать в соответствии с точкой зрения оппонентов Ханании, тем не менее, Рамо указывает, что, согласно сложившемуся обычаю, в этом вопросе принято облегчать, как разрешает Ханания (Шульхан Арух, Орах Хаим 253:1, Рамо). И даже в сефардских общинах, где, как правило, следуют алахическим решениям составителя «Шульхан Аруха» р. Йосефа Каро, а не дополнениям Рамо, – в данном случае тоже принято облегчать (Каф а-Хаим 253:23; Орхот Шабат 1, 2/2/).

Согласно точке зрения большинства комментаторов, готовность «пищи Бен Дросая» составляет треть от полной готовности (Раши на Шабат, 20а), но некоторые законоучители полагают, что это – половина полной готовности (Рамбам, Шабат 9:5, Магид Мишнэ). В кодексе «Шульхан Арух» за основу принято вторая норма (Орах Хаим, 254:2), но в случае острой необходимости можно оставить на огне и пищу, достигшую всего трети от полной готовности (Мишна Брура, 253:38). Эти степени готовности измеряются временем, затраченным на варку (Хазон Иш, 37:6), – так, если для полного приготовления блюда необходимо два часа от начала кипения, то треть готовности составит сорок минут. И следует разъяснить, что газовая или электрическая плита, на которых принято готовить в наши дни, рассматриваются в отношении данного закона как «очаг с углями» (Орхот Шабат 1, 2:1).

Если в Шабат сосуд с пищей сняли с открытого огня, его запрещено возвращать, даже если пища сварена до полной готовности. Но если огонь закрыт, например, металлическим листом, на котором не принято варить в будний день (блех), пищу можно возвратить при соблюдении ряда условий: она сварена до полной готовности и еще полностью не остыла, а сосуд не выпускали из рук, намереваясь возвратить его на огонь. Когда сосуд не выпускали из рук, в случае серьезной необходимости его можно возвратить на огонь, даже если первоначально не собирались этого сделать. А если сосуд намеревались возвратить на огонь, то в случае серьезной необходимости разрешено это сделать, даже если его по ошибке выпускали из рук (например, оставили стоять на кухонном столе) (Шмират Шабат ке-илхата 1:17-19). И поэтому рекомендуется оставлять на плите при наступлении Шабата только полностью приготовленную еду, и при этом покрывать огонь асбестом или иным материалом, или использовать для этого электрическую плату, предназначенную специально для нужд Шабата, чтобы сохранить возможность возвратить сосуд с пищей на закрытый огонь.

Перевод и комментарий – рав Александр Кац


http://www.beerot.ru/?p=9625