Бейт Элоким — Раздел Тфила — Следует предварять молитву восхвалениями — Часть 2

Дата: | Автор материала: Рабби Моше бен Йосеф из Терани (а-Мабит)

392
тфила

Глава 2. Часть 2. Перед каждой молитвой следует вознести ряд восхвалений Всевышнему

Следует предварять молитву именно такими восхвалениями Всевышнему, которые подходили бы той просьбе, с которой мы обращаемся к Нему в молитве. Потому что если человек предваряет ее другими восхвалениями, это выглядит так, будто он собирается перечислить все достоинства Творца, [и тем самым, не дай Б-г, преуменьшить Его почет, ибо Он бесконечен и хвалы Ему не могут кончиться, поэтому мы упоминаем лишь ту часть из них, которая относится к нашей просьбе, а если начать перечислять их все, то это выглядит как ограничение; здесь и далее в квадратных скобках – примечания переводчика]. Как сказали (Брахот, 33) одному человеку, который вел молитву в присутствии рабби Акивы: «Ты перечислил уже все достоинства твоего Господина?» Так как он говорил: «Б-г великий, сильный и вызывающий трепет», а эти восхваления не имеют отношения к просьбе, излагаемой в молитве, и это выглядело так, как будто он собирается перечислить все хвалы Всевышнему. А ведь сказали мудрецы: «Три первых [эпитета Всевышнего, с которых мы начинаем молитву Шмонэ Эсре: великий, могучий и грозный] – если бы не произнес их Моше, учитель наш, и мужи Великого Собрания не установили бы их как формулу молитвы, мы бы и их не стали произносить». Потому что во время Исхода из Египта и <странствий> в пустыне всем стало известно, насколько Творец велик, могуч и грозен. А после разрушения Храма пророк Ирмияу сказал: «иноверцы гогочут в Храме Его [и остаются пока что безнаказанными за поругание и разрушение Храма], где же Его грозность?», и поэтому не упомянул «грозный», а Даниэль сказал: «народы мира порабощают сына Израиля, где же Его могущество?», и не упомянул «могучий». А мужи Великого Собрания вернули венец [величие Творца] на прежнее место, сказав: «В этом и есть Его грозность, в этом и есть Его могущество: в том, что Он сдерживает Свой гнев и дает злодеям время [раскаяться, прежде чем разгневаться на них по-настоящему], и если бы не Его могущество, как мог бы один народ сохраниться среди многих». То есть, мудрецы хорошо объяснили, как можно использовать эти эпитеты даже во время разрушения Храма – потому что и они относятся к тому, о чем мы молимся, ведь мы просим о том, чтобы выжить среди народов.

И так же было прямо сказано о Хане (Брахот, 31): «Сказал рабби Элазар: с того дня, как Святой, благословен Он, сотворил мир, не было человека, который назвал бы Всевышнего Цева-от [так звучит одно из Имен, которые нельзя стирать, означает в сочетании с Именем а-Шем – Г-сподь Воинств, это Имя, в частности, указывает на многообразие и величие Творения], пока не появилась Хана и не назвала Его так, говоря: “Владыка мира! Из всех великих воинств, что ты сотворил в Твоем мире, <неужели> Тебе трудно дать мне одного сына? Подобно тому царю, который устроил трапезу и т. д.”, [далее мудрецы приводят притчу о том, как царь устроил большую трапезу, и один бедняк пробрался во дворец. Подойдя к царскому столу, он спросил: неужели тебе трудно из всей твоей роскошной трапезы выделить мне кусочек?]». То есть, хвала, которую Хана вознесла Всевышнему перед молитвой, [назвав Всевышнего Цева-от], была связана с тем, о чем она просила. И Даниэль говорил (гл. 9): «У Г-спода, Б-га нашего – милосердие и прощение, ведь мы бунтовали против Него» – в качестве Владыки всего мира Он обладает милосердием, а в качестве нашего Б-га – прощением. И добавил: «ведь мы бунтовали против Него» – из-за того, что наш грех – бунт и вероломство – тяжел, мы нуждаемся в милосердии и прощении, чтобы сначала Всевышний смилостивился над нами, а затем простил.

Так же, как нам следует возносить Всевышнему хвалу перед молитвой, после нее следует благодарить Его за то, что у нас есть, подобно рабу, который, получив награду от господина, благодарит его и <лишь затем> уходит, как сказали мудрецы (Брахот, 34). Это высказывание мудрецов требует объяснения: они привели в пример раба, который уже получил награду от господина, как будто человек может (или должен) надеяться, что его молитва обязательно будет услышана сразу же. Возможно, этим сравнением мудрецы хотели научить нас одной из основ молитвы, а именно: человек во время молитвы не должен ставить своей целью, чтобы она была принята, о чем говорили мудрецы (там же, 32б): «от этого в конце концов может заболеть сердце», как написано: (Мишлей, 13) «Долгое ожидание – болезнь сердца», и говорил рабби Хама бар Ханина (там же, 36): «Если молитва человека остается неотвеченной, пусть молится еще раз, как сказано: “Надейся на Г-спода, мужайся, и <Он> укрепит твое сердце, и надейся на Г-спода”». Поэтому слова мудрецов «подобно рабу, который, получив награду от господина…» следует понимать так: человек должен молиться так, как будто он уже получил желаемое, ведь смысл его молитвы был не в том, чтобы на нее ответили, а в том, чтобы показать – не подобает молиться никому, кроме Б-га, благословен Он. И чтобы осознать, что сам человек не имеет ничего в этом мире, и нет никого, кто дал бы ему то, чего ему не хватает, кроме Всевышнего. Для этого человек и перечисляет все свои нужды перед Ним. Награда же придет сама собой, и не должна молитва становиться средством добиться желаемого, чтобы это не выглядело так, будто если бы человек знал, что ему не ответят, он не стал бы молиться.

Теперь можно будет объяснить то, что казалось странным в молитве. А именно – представляется некрасивым и неправильным просить одно и то же несколько раз. Ведь если просить у царя из плоти и крови одно и то же два или три раза, тот рассердится на просителя, так как если бы царь желал дать ему то, чего он просит, в первый раз, или хотя бы во второй, он уже дал бы это ему. Поэтому настойчивость излишня и только мешает исполнению просьбы. А мы молимся Б-гу каждый день, вечером, утром и днем, произнося одну и ту же молитву – «Восемнадцать благословений», установленную мудрецами. И хотя большая часть наших просьб остается безответной, мы не прекращаем повторять их изо дня в день.

[Теперь же мы можем снять этот вопрос]: ведь настоящее назначение молитвы – в том, чтобы мы осознали и показали всем: нет никого в мире, кому подобало бы молиться, кроме Всевышнего, благословен Он, который является Владыкой всего мира. И поняли бы, что нам не хватает упоминаемых в молитве вещей. Мы перечисляем их, стоя перед Ним, чтобы осознать: никто не может дать нам необходимое и избавить нас от всех проблем, кроме Всевышнего, благословен Он, и на Него мы перекладываем свою ношу. Молясь с этим настроем, мы выполняем свою обязанность [так как молитва – кроме того, что она является великой привилегией, она является еще и нашей обязанностью], а Всевышний по доброте Своей поступит так, как посчитает нужным – принять нашу молитву (если она достойна) или нет. И об этом сказано в конце псалма, упоминаемого в Диврей а-Ямим I (15) Давидом, Асафом и его братьями (когда Ковчег был установлен в переносном храме, сделанным Давидом): «Спаси нас, Б-г спасения нашего, собери нас и вытащи из народов, чтобы мы благодарили Имя Святое Твое, хвалились тем, что прославляем Тебя». Когда они сказали «спаси нас», они научили нас, что человек должен осознавать, чего ему не хватает, и обращаться с этим к Всевышнему. А сказав «Б-г спасения», показали, что понимают: Он – Б-г спасения, то есть некому молиться, кроме Него, потому что Он – Б-г нашего спасения, и наши просьбы и молитвы подобает обращать только к Нему. И еще сказали: «Собери нас и вытащи из народов, чтобы мы благодарили Имя Святое Твое…» – научить нас, что только пока мы в изгнании, нам подобает, вознеся хвалу Всевышнему, обращаться к Нему с просьбами об избавлении от всех наших бед. Когда же он соберет нас и выведет из среды народов, тогда вся наша молитва будет состоять из хвалы и благодарности Б-гу, благословен Он, и в ней уже не будет просьбы и мольбы. Ведь уже не случится у нас никакого ущерба и страдания, чтобы молиться о них, и нам останется только восхвалять и возвеличивать Всевышнего, и возносить благодарность Его Имени, как это делают ангелы, когда освящают Всевышнего и возвеличивают Его, но не молятся, ведь они ни в чем не нуждаются. Так будет и с нами в будущем, скорее, в наши дни!

И если так, то <высказывание мудрецов о том, что человек должен благодарить Всевышнего> в конце молитвы подобно рабу, уже получившему награду от господина, следует понимать прямо – человек должен представлять, что он уже получил свою награду, ведь его молитва и была направлена не только на то, чтобы добиться желаемого, а имела тот настрой, о котором мы говорили здесь.

Перевод – рав О. Климовский.


http://www.beerot.ru/?p=51871