«И сказал царь» — Мудрость мудрецов

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Левинштейн

470
уничтожения

«И сказал царь мудрецам, знающим времена…». В трактате Мегила (12:2) говорится, что Ахашверош приказал еврейским мудрецам судить Вашти. Сказали мудрецы: «Что же нам делать? Если мы скажем царю, что следует ее убить, назавтра он протрезвеет и спросит с нас за убийство царицы. Если же посоветуем не наказывать ее – мы тем самым выказываем неуважение царю». Нашли они выход. Сказали царю: «С тех пор, как был разрушен Бейт Микдаш, и мы были изгнаны из нашей страны, Всевышний отнял у нас способность судить в вопросах, касающихся человеческой жизни…»

Мудрость и острый ум еврейских мудрецов известен во всем мире. Сколько раз великим мудрецам Израиля приходилось представать перед царями других народов, и их мудрость спасала евреев от тяжелых указов, которые желали объявить власти.

Эта особая мудрость помогала им и тогда, когда они были судьями, и должны были вынести свое решение в особо запутанных случаях. Приведем несколько примеров этой замечательной способности наших мудрецов находить правильное решение.

Однажды к главному раввину города Лодзь, раву Элияу Майзелю, пришли две женщины с вопросом: они повесили свое белье на одну веревку, а когда пришли забрать высохшие вещи, увидели, что какой-то вор украл часть белья. Женщины подошли посмотреть, какой ущерб был нанесен, но произошла странная вещь: каждая из них решительно утверждала, что оставшиеся вещи принадлежат ей, и что вор украл вещи соседки. После громогласных выяснений и взаимных обвинений они поняли, что сами никак не договорятся, и решили пойти к раву. Они взяли с собой тазик с оставшимся бельем и отправились в дом раввина.

Рав Майзель выслушал их и сказал, что вопрос очень сложный, ему нужно время подумать, поэтому он просит их подождать некоторое время. Тазик можно оставить у него, чтобы не таскать туда-сюда. Когда женщины вышли из дома, рав попросил рабанит добавить в тазик несколько ее вещей. Когда через час женщины вернулись, он велел им зайти по очереди. Первая зашла, и рав попросил ее посмотреть внимательно: может быть, все-таки часть вещей не её? Она бросила взгляд на тазик и сказала: «Нет никакого сомнения, все вещи мои, я их хорошо знаю». Рав сказал ее выйти и пригласил вторую женщину. Ее он тоже спросил – может быть, часть вещей принадлежит ее соседке? Та посмотрела, сморщила лоб и сказала: «Да, кажется, несколько вещей здесь не мои. Вон то полотенце – не мое, и этот платок тоже, и брюки те…» Так рав Майзель обнаружил, кому на самом деле принадлежали вещи.

Много поучительных историй рассказывают и о раве Шмуэле Саланте, главном раввине Иерусалима. Однажды к нему пришли две женщины. Одна из них нашла монету, а вторая требовала, чтобы та вернула ей монету, поскольку, как она утверждала, она потеряла ее в этом месте. По закону, если у монеты нет никакого отличительного знака, она принадлежит нашедшему. Раби Шмуэль взял монету в руки и попросил женщин подождать несколько минут. Он вошел в свой кабинет, оставив дверь приоткрытой, чтобы его голос можно было слышать снаружи. Он стал ходить взад-вперед и размышлять вслух: «Что же делать? Если бы у монеты был какой-то отличительный знак…» Тут он сделал вид, что внимательно разглядывает монету: «А-а, есть знак! На царском профиле есть крошечная дырочка!»

Конечно же, обе женщины все это прекрасно слышали. Через несколько минут рав позвал их в кабинет. «Был ли у монеты какой-то отличительный знак?» – спросил он ту, которая утверждала, что эта монета ее. «Конечно! – торжествующе улыбнулась она, — на профиле царя была маленькая дырочка.» «Если так, — спокойно ответил рав, — то это не ваша монета. На ней нет никакого знака!»

Дома рава Шмуэля был открыт для вопросов в любое время, даже в самые напряженные времена. Например, даже Пасхальный Седер он проводил довольно быстро и заканчивал раньше всех остальных жителей города. Сразу же после этого он ложился спать на полчаса, чтобы развеялось влияние четырех бокалов вина, и он мог бы отвечать на алахические вопросы. Чтобы город не оставался без раввина!

И действительно, однажды ночью после Седера к раву пришла взволнованная семья: юная пара и родители жены. Новобрачный сказал: «Рав! Я просто в шоке! Меня чуть не накормили хамцом в Песах! Из-за них я чуть не нарушил один из самых строгих запретов Торы!» Смущенные родители оправдывались: «Быть такого не может! Откуда эти зерна взялись… У нас все дома вычищено на Песах!»

«Пожалуйста, садитесь, — предложил рав, — и расскажите все по порядку».

«Мы поженились только две недели назад, — начал рассказывать молодой муж, — и, как принято, на пасхальный Седер мы пришли к моему тестю. Когда дошли до «накрытого стола», трапезы, мне подали тарелку супа. Я посмотрел на нее – и чуть не подавился! В супе плавали зерна пшеницы! И подумать я не мог, что они едят хамец в Песах! Кто их знает, может они вообще кашрут не соблюдают, и уже успели накормить меня какой-нибудь свининой за эти две недели!»

Рав Салант внимательно посмотрел на побагровевшего от гнева молодого человека, и вдруг… попросил дать ему штраймл (праздничную меховую шапку), которая была у него на голове. Рав взял шапку, и энергично встряхнул ее. Неожиданно, к полному удивлению присутствующих, из нее высыпалось несколько зерен пшеницы. По иерусалимской традиции, во время хупы на жениха и невесту бросают зерна пшеницы. Оказалось, что, поскольку они поженились совсем недавно, и подготовка к Песаху была для них новым сложным делом, молодые забыли, что и новый штраймл нужно проверить перед Песахом. Теперь молодому мужу пришлось краснеть уже от стыда…

Перевод: г-жа Лея Шухман


http://www.beerot.ru/?p=87146