Врата веры — Четвертый принцип — Первичность

Дата: | Автор материала: Рав Шимшон Довид Пинкус

871
первичный

Четвертый принцип. Первичность

Приведено с сокращениями

Провозглашение веры: я верю полной верой, что Творец, благословлено Имя Его, первичный и последний.

Существование Всевышнего неизбежно

Я верю полной верой, что Творец, благословлено Имя Его, первый и последний.

Смысл этого принципа заключается в том, что существование Всевышнего неизбежно; ранние комментаторы подробно обсуждают это.

Всего, что существует в этом мире, в принципе могло бы и не быть. С другой стороны, существование Всевышнего неизбежно, Его не могло не быть. Рамбам (Законы основ Торы, 1:1-2) сравнивает существование Всевышнего с нашим существованием: «Основа основ и столп мудрости — знать, что существует Первичная Сущность, и Она создает всё сущее; и все существующее, небо и земля и всё, что между ними, существуют исключительно благодаря истинности Его сущности. А если представить себе, что Его не существует, то и ничто другое не сможет существовать». Другими словами, существование Всевышнего — это основа всего сущего. Следовательно, если существуем мы, то обязательно существует и Он. Ведь иначе мы никак не смогли бы существовать.

В действительности, эта основа вполне самоочевидна.

Каждой вещи могло бы и не быть. Если поймем, что есть сущность, которой не могло не быть, поймем, что она, несомненно, существовала всегда.

У нас есть примеры и аллегории, объясняющие это.

Наиболее удачный пример этого — это понятие מקום — «место», «пространство». У нас нет никакой возможности представить себе, что нет пространства. Когда мы говорим, что до создания мира не было никакого пространства, это совершенно невозможно себе представить. Наше мышление таково, что, если бы нас спросили, кто создал пространство, мы ответили бы, что оно существовало всегда. Мы сказали бы, что пространство — это первое и последнее из того, что существует, ибо оно — везде, оно обязано быть перед чем бы то ни было, и после всего. А если его не будет, то не будет ничего. Именно поэтому Всевышний зовется «местом». «Почему Всевышнего называют «местом»? Поскольку Он является местом мира, а не мир Его местом» («Берешит Раба», 68:9). Также как пространство вмещает всё и содержит всё, а без пространства невозможно существование ничего, без него всё исчезнет, также Всевышний зовется местом мира. Пространство — у Него, а Он не находится в рамках пространства. Всевышний зовется этим именем.

Одна и основ нашей веры заключается в том, что существование Всевышнего логически неизбежно; но этот вопрос невозможно изучить глубоко, как сказано в книге «Йецира»: «Если бежит сердце твоё — вернись на место». Вернись к этой аллегории, и не более того.

В действительности, само «пространство» — это создание Всевышнего, как солнце и звезды.

Перед созданием не было пространства. У нас нет никакой возможности объяснить, что было перед этим.

Это понимание данного принципа. Его существование неизбежно, следовательно, Он первый и Он последний. Ничего другое, кроме Него, не существует безусловно. Следовательно, Он — первый создатель, и «всё, у чего есть конец, есть начало» («Ховот а-Левавот», Врата единства, гл. 5). Он, же, не может закончится, также как Он не начался. Поэтому, неизбежно, что Он будет существовать вечно.

Реальность отрицает вероотступничество

Откуда нам известно, что есть Б-г? «Познай же ныне и утверди в сердце своем» (Дварим, 4:39). Автор «Ховот а-Левавот» (Врата единства, гл. 2) пишет, что этот вопрос требует изучения — откуда нам известна эта истина? Нам можно это выяснить, нам необходимо узнать Всевышнего.

У каждого свой подход и свои чувства. Но прежде всего нам необходимо знать одну основу — в начале надо определить, истинно это понимание, или нет. Когда приходят в суд, есть судья и есть адвокат. Адвокат — работник судящегося. Судье необходимо решить, кто прав, кто виноват. С точки зрения адвоката, однако, его клиент несомненно прав.

Многие путаются каждый раз, когда начинают изучать вопрос Б-жественности, из-за того, что превращаются в «адвоката», защищающего неверие.

Если бы они хоть на секунду стали «судьей», то сразу же упали бы ниц и закричали: «Есть Б-г!». Будучи в роли адвоката, можно не обнаружить истину. Если очень не хочется знать истину — может быть дело обстояло так, может быть иначе, может быть ещё как-то… «может быть» никогда не кончаются. Таким образом, можно действительно не увидеть истину. У дурного начала множество посланников. Есть наклонность служить идолам. Человеку дана возможность отрицать Б-га. Все его чувства помогают ему быть «адвокатом». И так он запутывается.

В нашем «просвещенном» мире есть идол под названием «эволюция».

Кроме того, некоторые утверждают, что мир создан посредством большого взрыва, после которого всё само собой развивалось многие миллионы лет, пока само не превратилось в то, что есть сейчас. Но сама реальность отрицает эту теорию! В нашем мире нет ни единого примера того, что вещь появляется сама по себе. В этом мире, всё, что существует самостоятельно, раскалывается и разлагается. Проигрыватель за сто лет превратится не в компьютер, а в мусор. Во всей нашей реальности нет ни одного примера того, что развивается и растет само по себе. [Что касается живой природы, она существует только благодаря тому, что в живых клетках уже есть механизм, который позволяет им размножаться и развиваться. Сам же этот механизм не появляется сам по себе.] Это понимает каждый школьник!

Возьмем верблюда, поместим его в пустыню Сахару, он умрет. Что с ним произойдет через несколько тысяч лет? Тут не нужна философия, тут не нужна вера; любому человеку очевидно, что свойство верблюда таково, что после смерти, верблюд начнет разлагаться и в конце концов вернется в прах, так что от него вообще ничего не останется.

Как можно объяснить всему миру, большим и маленьким, умным и глупым, всем, что весь мир, абсолютно всё, произошло в результате случайности?

Эта случайность произошла не один раз, нет, всё возникло в результате случайности, глаз, луна, трава, всё, всё, каждая деталь, состоит из миллиардов случайностей, пока не появился мир. Ответ — адвокат может сказать любую ложь. Эти люди никогда не смотрели на эту вещь как судьи, только как адвокаты.

Когда начинам обсуждать все эти вопросы, если будем адвокатами, у нас останется возможность не увидеть истину. Но если станем судьями, увидим истину, ясную и очевидную, так как ложь полна противоречий со всех сторон.

Самое явное – это также самое скрытое

Автор «Месилат Йешарим» в предисловии к своей книге пишет о её содержании: «так же, как доступны эти знания, так же часто невнимание, и глубока забывчивость по отношению к ним, хотя истинность их всем очевидна». Наши учителя передали нам, что вся эта книга основана на каббале, следовательно, этот самый первый изложенный в ней принцип также является каббалистическим принципом.

Именно то, что глубже всего, наиболее истинно из всего, наиболее явно и раскрыто. Самые основополагающие вещи одновременно являются самыми явными и самыми скрытыми. Осознание, что у мира есть Создатель, что Его величие не поддается пониманию, — наиболее скрытое. С другой стороны, она же самая ясная и очевидная! То, что мы это не видим это из-за того, что самое явное оно же наиболее скрыто.

Это основа веры. Для тех, кто ищет истину, кто не хочет отрицать веру, это самая что ни на есть очевидная вещь, раскрытая насколько только возможно. Просто невозможно смотреть на это никак иначе.

О том, кто подвигает и соблазняет других служить идолам, сказано: «Из божеств народов, которые вокруг вас, близких к тебе или далеких от тебя».

Мудрецы сказали об этом (Санедрин, 61б): «Какая мне разница, далёкие, или близкие? В действительности, Тора говорит тебе так: из качеств близких ты можешь сделать выводы о качествах далеких». Комментарий Раши объясняет: «Какая мне разница, далёкие, или близкие? Зачем было упоминать далеких и близких? Дело в том, что соблазнитель обычно говорит о дальнем идолопоклонстве, которое тебе незнакомо. Он обманывает и говорит: “Так оно ест, так оно пьёт”. Поэтому Я [Всевышний] говорю тебе, посмотри на близких идолов, убедись, что они лишены смысла, и приди к выводу, что в далеких идолах также нет смысла».

Другими словами, если ходят слухи, что в Тибете есть монахи, отрешенные от материального мира, и у тебя появляется мысль, что может быть там есть какая-то духовная чистота, пойди в церковь на соседней улице, и поймешь, что происходит на Тибете.

И если мы хотим знать, в чем заключалось идолопоклонство в прошлом, нам надо просто узнать, как действуют соблазнители нашего поколения!

Здравый разум подсказывает, что если бы была такая вещь, как эволюция, и за многие миллионы лет все развилось до нынешнего состояния, то должны были также существовать промежуточные звенья. Должно было быть полглаза, четверть глаза… Возьмем самую совершенную в мире камеру, которая не делает даже доли того, что делает глаз маленького ребенка. Если скажем, что эта камера развилась сама собой, должно было быть пятьдесят тысяч стадий развития. Даже на заводе остаются отходы. И вот один профессор едет на Антарктику, находит там какую-то кость и говорит: «Вот! Я нашел связующее звено между человеком и обезьяной». А весь мир соглашается с ним и поклоняется ему.

«Говорят они деревяшке: ты отец наш» (Йермияу 2:27). Раньше говорили, что деревья и камни создали мир. Сегодня мир нашел новое божество: «Никто»! Кем создан мир? — Никем!… Мир никогда не доходил до такого уровня отрицания Б-жественности! Эта ложь совершенно несостоятельна. Из идолопоклонства нашего времени, мы можем сделать выводы о том, каким было идолопоклонство всегда.

Знать истину — это настолько просто! Нет ничего более явного, чем истина.

Но Всевышний создал человека так, что он может не видеть истины. «Месилат Йешарим» пишет об этом в предисловии: чем более вещь очевидна, тем больше можно в ней ошибиться. Истина раскрыта перед тем, кто хочет её узнать. А у того, кто хочет ошибиться, есть возможность ошибиться. Самое первое правило нахождения истины — быть судьёй, а не адвокатом.

Если судья видит, что вероятность одного варианта — девяносто процентов, а другого — десять процентов, то решает в пользу девяноста процентов. Но вера в то, что Всевышний создал мир, — это стопроцентная уверенность. Когда судья видит девяносто процентов против десяти процентов, он склоняется в пользу девяноста процентов. Мы тоже, когда хотим перейти улицу по зеленому свету светофора, есть некоторый шанс, что проедет пьяный водитель и собьет нас. Но мы полагаемся на высокую вероятность, что этого не произойдет, хотя небольшой шанс противоположного варианта может стоить нам жизни. Но истинность веры не такова. Мы верим на все сто процентов, не девяносто и не девяносто девять процентов. Мы можем доказать свою правоту на все сто процентов!

Но тот, кому даже ста процентов недостаточно, начинает спрашивать: может быть так, а может быть и сяк. Всякие нелогичные высказывания. Он может быть вероотступником, но пусть хотя бы ознакомится с реальностью — он противостоит ста процентам! Тора построена не на девяноста девяти процентах, а на ста процентах!

Глядя непредвзято, каждый увидит, что «Он первичный и Он последний» — это здравый смысл!

Перевод: рав Берл Набутовский


http://www.beerot.ru/?p=85688