Игрот Цафун — 19 писем — Письмо девятое

Дата: | Автор материала: Рав Шимшон Рафаэль Гирш

1530

Этого идеального состояния – осуществления своего предназначения в расцвете и благополучии – удостоился Израиль лишь на короткий период времени. Уже Моше –  первый из вождей народа – предрекал, что, находясь в стране Всевышнего, евреи позабудут о Нем. Израиль попадет под влияние окружающих народов, «тучным станет и взбрыкнет», увлечется погоней за материальными благами и наслаждениями и забудет о своем предназначении. Придет пора, которую оплакивает пророк: «По числу городов было (число) божеств твоих, Йеуда!»

Поэтому и был Израиль лишен изобилия, богатства и земли, сбивших его с пути. Волей Творца, народ был изгнан из благословенной страны, в которой вознеслось сердце его, оставив свое назначение. И уходя в изгнание, не спас он ничего, кроме своей живой души – Торы. Нет с тех пор ничего, что объединяет сынов народа, кроме веры в Б-га и общего предназначения, которые, будучи ценностями духовными, служат вечными факторами единства народа. Ибо миссия Израиля в мире не завершилась с разрушением его царства, которое само служило лишь средством этой миссии. Наоборот, само крушение – неотъемлемая часть его судьбы, в которой предстал Творец перед глазами всего человечества. Израилю же в изгнании надлежало исполнять свою роль заново, в новых формах.

В период царства народ Израиля совершал грехи, обычные и для других народов. Но, если те не были наказаны за них, то Израиль понес наказание. Ибо все его предназначение состояло в том, чтобы уберечься от этих сетей заблуждения, ведь Г-сподь – Б-г его.

Израилю надлежит сделать выводы из разрушения своего царства не в меньшей степени, чем из периода процветания и благополучия.

Изгнание открывает перед Израилем новое, еще более широкое, пространство для исполнения своей миссии. Поэтому прежде чем сыны Израиля отправились в свое великое странствие среди народов, они были еще раз заново собраны на своей земле. Подобно сыновьям в отчем доме, собрались они, чтобы укрепить себя духовной силой Торы, которая послужит в дальнейшем основой их жизни. [Прим. ред. По-видимому, автор имеет в виду возвращение из Вавилонского изгнания и расцвет постижения Торы в период от мужей Великого собрания до разрушения Второго Храма, кодификацию мишны и составление Иерусалимского и Вавилонского Талмудов.]

И прежде чем уйти в скитания, Израиль породил еще одну ветвь, отделившуюся затем от него для того, чтобы послать миру, погрязшему в язычестве, насилии, разврате и презрении к человеческому достоинству, весть о вере в единого Б-га, братстве всех людей и величии человека. Для того чтобы мир хоть немного оставил погоню за материальными благами и удовольствиями, даже если и не дано ему пока подняться над ними, видя в них лишь средства служения Творцу.

Уйдя в изгнание, будучи рассеянным среди народов, от края земли до края, Израиль исполняет свою миссию.

«Снова в пустыню!» – властно взывает голос пророка.

«Голос взывает в пустыне – дайте дорогу Г-споду. Выровняйте в степи стезю Б-гу нашему. Всякое ущелье – вознесется, и всякая гора или холм – принизятся. И будет кривое прямым, а горные цепи – долиной, и откроется Слава Г-спода, и увидит всякая плоть, что уста Г-спода говорили» (Йешаяу, 40:3-5).

Народ Израиля исполнил свое предназначение в изгнании более, чем в дни своего расцвета и величия. Именно в изгнании достиг он высот. Своими глазами видел он, как были сломлены его могущество, величие и великолепие, пленившие его и побудившие поклоняться себе, как идолам. Может ли теперь склониться он перед силой, властью и внешней красотой? В период изгнания, когда народ Израиля был лишен всякой силы, величия, внешней красоты и любых искусственных строений – творений рук человеческих – только вера в единого Б-га и Тора были ему опорой, спасли его жизнь и хранили от зла, когда он укрывался в сени их от преследователей. Великие и могущественные царства, окружавшие его, были уничтожены, малочисленный же и бедный еврейский народ пережил их благодаря своей вере в Б-га и Его Торе. Возможно ли, после этого, чтобы народ Израиля не почитал Единого и Единственного Б-га и не увидел в исполнении Торы свое предназначение в мире?

Многими поколениями доказал народ Израиля всем, что воспитание его не прошло зря. Тысячи раз силой открывала тирания народов перед евреями путь, ведущий к счастью и богатству на земле, если только согласятся они, хотя бы одним словом, отказаться от веры в Единого Б-га и Тору. И всякий раз евреи отвергали этот легкий путь, отдавая себя под удары и издевательства, брезгуя дешевыми приобретениями и наслаждениями мира. На алтаре своей веры принес этот народ в жертву свое скромное счастье, самое дорогое ему в жизни – своих жен и детей, отцов и братьев, собственную жизнь и достояние. На страницах истории написал он кровью сердца своего, что Израиль любит и почитает лишь одного Единого и Единственного Б-га и отвергает величие человека, основанное на материальных достояниях и наслаждении. Завет веры в Б-га и Торы подписал Израиль собственной кровью.

Вся история периода изгнания – одно постоянное жертвоприношение, в котором Израиль принес в жертву ради освящения Имени Всевышнего и ради Торы Его все, что дорого сердцу человеческому на земле. Среди всех народов, во всех концах земли дымились его жертвенники. Возможно ли, чтобы все это не научило людей пониманию? Чтобы не усмотрели в этом люди деяния Б-га? Чтобы не поняли из веры Израиля и самопожертвования его, в чем предназначение человека на земле?

Пусть в наше время огонь этих жертвенников лишь тлеет под слоем пепла, и в различных странах ощущают на себе изгнанники Израиля милосердие народов, защиту закона, равноправие и свободу собственной жизни. Пусть молятся евреи за благополучие царств, принявших их, и вносят по велению пророков свой вклад в их развитие и расцвет.

Во многих странах евреи могут спокойно вести свою жизнь, жизнь справедливости и любви среди мира, предающегося погоне за материальными приобретениями и удовольствиями.

Если бы сыны и дочери Израиля продолжали красоваться, увенчанные чистым и непорочным великолепием юности, несмотря на окружающий мир, опустившийся и погрязший в вожделении! Даже если школы всего мира перестанут быть местом воспитания чистой человеческой поросли, прямодушные и Б-гобоязненные – весь дом Израиля – продолжит служить обителью любви, страха и веры в Б-га. Если овладеют человечеством погоня за прибылью и удовольствиями, и эгоизм станет единственным фактором человеческих поступков, каждый еврей своей скромной жизнью послужит примером жизни достойного человека. Если бы поднялись изгнанники Израиля на ступень священников Б-га и чистого человечества, если бы мы, дорогой Биньямин, стали тем, чем подобает нам быть, если бы наша Тора нашла полное выражение в нашей жизни, – мы послужили бы гигантским рычагом в достижении окончательной цели воспитания человечества Всевышним. Насколько большим могло бы быть тогда наше моральное влияние на весь мир по сравнению с нынешним влиянием нашей судьбы, полной страдания и мучений, посредством которой открывается Творец перед глазами всякой плоти!

В течение тысяч лет страданий и позора мы не могли полностью исполнить свое предназначение. Но наступают года милосердия [Имеется в виду период эмансипации, в котором рав Гирш видел, с одной стороны, большое испытание, а с другой стороны – дар Свыше, дающий нашему народу открыть и без ограничений исполнить свое предназначение в мире], призывающие каждого мужчину и женщину в Израиле быть в своей скромной жизни служителем Всевышнего Б-га и чистого человечества. Когда мы стоим перед осуществлением этого идеала и этого назначения, можем ли мы еще, дорогой мой Биньямин, пожаловаться на свой удел?

«… Будьте чисты, носители сосудов Г-спода. Ибо не должны вы выходить с легкомыслием и не (должны) ходить в ветрености, ибо идет перед вами Г-сподь, и собирает вас Б-г Израиля. Смотри, если только мудро ведет себя раб Мой – будет он высоко вознесен и возвеличен весьма. Как поражались ему многие, ведь нечеловеческий облик его, [не как] у людей. Так потрясет племена многие, закроют рот цари, ибо, что не сказано им, увидали, и что не слыхали, узрели. Кто бы поверил слуху о нас, и длань Г-спода над кем открылась. И поднялся как младенец перед Ним, и как росток из земли сухой, ни вида у него, ни красы, и увидим его и видом его не прельстимся. Презренный и никчемный из людей, человек хворей и явно больной, будто скрыл [Б-г] от него лик Свой, презренный, и не почтили мы его. Но болячки наши он сносил и от болей наших страдал, а мы его почитали прокаженным, пораженным Б-гом и изнуренным. А он поражен за злодейство наше, подавлен грехами нашими, на него возложено здравие наше, и ранами его мы исцелились. Все мы как овцы блудили, каждый к пути своему обратился, а Г-сподь поразил его за грех всех нас. Истерзан он, измучен и не откроет уст своих, как ягненок на заклание ведомый, и как овца перед стригущими ее умолкнет – не откроет уст своих. От власти и от суда отстранен и с поколеньем своим не ведет речей, ибо истреблен из земли живых, и от злодейства народа моего язва ему. И будет со злодеями могила его, и со злодеем он в смерти своей, за то что насилия не творил, и нет обмана в устах его. А Г-сподь пожелал его болезнью смирить, если принесешь жертвой душу свою, увидит семя, продлит дни, и желание Г-спода в руках его преуспеет. Из страданья души своей – увидит, насытится, из знания своего оправдает праведного для великих и грехи их он снесет. Поэтому дам удел ему среди великих, и с могучими разделит добычу, за то что бросил на смерть душу свою и среди злодеев почитался, а он грех многих сносил и  злодеев умолял. Ликуй, бездетная, нерожавшая, открой в ликовании уста и смейся, не носившая, ибо многочисленнее дети оставленной, чем дети замужней, сказал Г-сподь. Расширь место шатров своих, и полотнища обиталищ твоих пусть растянут, не жалей, растяни веревки свои и колышки свои укрепи. Ибо направо и налево ты прорвешься, и семя твое народам унаследует и города опустевшие заселит. Не бойся, ибо не устыдишься ты и не осрамишься, ибо стыд юности своей забудешь и срам вдовства своего не вспомнишь более. Ибо муж твой, сделавший тебя – Г-сподь Воинств имя Ему, и избавитель твой Б-гом всей земли наречен. Ибо женщиной брошенной и печальной духом назвал тебя Г-сподь, но жену юности разве отвергнуть, сказал Б-г твой. На мгновение краткое Я оставил тебя и в милости великой тебя соберу. Во вспышке гнева скрыл Я лик Свой от тебя на мгновенье, а в милости вечной сжалился над тобой, сказал избавитель твой, Г-сподь. Ибо как воды Ноаха это для Меня, как поклялся Я, что не пройдут воды Ноаха больше по земле, так поклялся Я не гневаться на тебя, не сердиться на тебя. Ибо горы сдвинутся, и холмы сокрушатся, а милость Моя не оставит тебя, и союз мира Мой не сокрушится, сказал милосердный к тебе Г-сподь. Бедная, смущенная, не утешенная, вот Я покрою камни твои самоцветами, а основанья твои – сапфиром. И сделаю окна твои ониксом, а врата твои – алмазами, а во всех пределах твоих – камни драгоценные. И все сыны твои научены Г-сподом, и велик мир сынов твоих. В справедливости утвердишься, отдалишься от притеснения, ибо не устрашишься и ужаса, ибо не приблизится к тебе. Ничего не должны бояться, кроме Меня! Кто среди тебя стремится того, что падет на тебя? Вот Я создал мастера, раздувающего огонь в углях и делающего орудие для деяния его, и Я создал разрушителя, чтоб сломать. Всякое орудие, созданное на тебя, не преуспеет и всякий язык, что с тобой поднимется на суд, осудишь ты, вот удел рабов Г-спода и праведность их от Меня, слово Г-спода. Ой, всякий жаждущий, идите к воде, и у кого нет серебра, идите, запаситесь и ешьте и идите, запаситесь без серебра и без денег вином и молоком. Зачем взвешивать серебро, когда нет хлеба, и трудиться вам – не для сытости, слушайте, послушайтесь Меня и ешьте благо, и усладится туком душа ваша. Преклоните ухо ваше и идите ко Мне, послушайте, и будет жить душа ваша, и заключу с вами вечный завет, милость Давида верную. Вот, свидетелем народов сделал Я его, владыкой и повелителем народов. Вот народ неведомый ты призовешь, и народ, что не знал тебя, к тебе устремится ради Г-спода Б-га твоего и Святого Израиля, ибо украсил тебя. Испрашивайте Г-спода в присутствие Его, взывайте к Нему, когда Он близок. Оставит злодей путь свой, и муж греха – помыслы свои, и вернется к Г-споду, и смилостивится над ним, и к Б-гу нашему, ибо простит многократно. Ибо помыслы Мои – не помыслы ваши, и пути ваши – не пути Мои, слово Г-спода. Как возвышены небеса над землей, так возвышены пути Мои над путями вашими и помыслы Мои над помыслами вашими. Ибо подобно тому, как выпадет дождь и снег с неба и туда не возвратится, пока не напоит землю, и породит и взрастит она и даст семя сеятелю и хлеб едоку. Таким будет слово Мое, что изойдет из уст Моих, не вернется ко Мне впустую, но сделает то, что желал Я, и преуспеет в том, для чего послал его. Ибо в радости выйдете и с миром пойдете, горы и холмы возликуют перед вами, и все деревья полевые заплещут в ладони. Вместо колючек поднимется кипарис, а вместо крапивы поднимется мирт, и будет Г-споду именем (славой), знамением вечным, что не истребится. Так сказал Г-сподь: храните правосудие и творите благодеяние, ибо близко избавление Мое прийти, и справедливость Моя – открыться. Счастлив человек, что сделает это, и сын человеческий, что держится этого, хранящий субботу, не оскверняя, и удерживающий руку свою, не делая всякого зла. И да не скажет чужеземец, пошедший за Г-сподом, говоря: «отделил, однако, Г-сподь меня от народа Своего», и да не скажет скопец: «вот я дерево сухое». Ибо так сказал Г-сподь скопцам, которые станут хранить субботы Мои и изберут то, чего возжелал Я, и держаться завета Моего. И дам Я им в доме Моем и в стенах Моих память и славу, что лучше сыновей и дочерей, имя навеки дам ему, что не истребится. И чужеземцы, пошедшие за Г-сподом, чтоб служить Ему, быть Ему рабами, всякий, хранящий субботу, не оскверняя, и держащийся завета Моего. И приведу их к Горе святой Моей и наделю их радостью в Храме молитвы Моей, всесожжения их и жертвы их – к благоволению на жертвеннике Моем, ибо Храм Мой домом молитвы назовется для всех народов» (Йешаяу, 52-55).

Перевод – рав М. Гафт.


http://www.beerot.ru/?p=9276