Ховот а-Левавот. Врата посвящения — Уловки дурного побуждения

Дата: | Автор материала: Рабейну Бахае бен Йосеф Ибн Пакуда

1581

РАЗДЕЛ ПЯТЫЙ (продолжение)

Первое, в чём дурное побуждение попытается пробудить у тебя сомнение, – в бессмертии души. Оно старается убедить тебя, – посредством доводов, являющихся плодом фантазии и не способных устоять при внимательном, углублённом рассмотрении, – что душа твоя не может существовать без тела, что она пропадает с потерей тела, и нет у неё бытия после смерти. И всё это – чтобы дать человеку оправдание в стремлении его к преходящим удовольствиям и ускользающим, как тень, наслаждениям [этого мира], чтобы сказал человек словами Писания – от имени всех людей, думающих так: «Ешьте и пейте, ибо завтра умрём!» (Йешаяу, 22:13).

Но если ты возьмёшь в этом деле совет у своего разума, то он отринет эту идею ясными доказательствами, приводимыми нашими мудрецами, жившими прежде нас, и словами пророков, да пребудет с ними мир.

Когда дурное побуждение потеряет надежду посеять в тебе сомнения в бессмертии души, оно попытается пробудить сомнения в существовании Творца благословенного. Оно будет твердить тебе, что этот мир не нов и не был сотворён, и не был иным по сравнению с тем, каков он теперь, и не будет меняться впредь, и никакая вещь в мире не годится на роль «творца» больше, чем на роль «сотворённого», и нет в мире того, кто был бы обязан служить кому-то другому, ибо всё, что есть в мире, извечно и первично.

Когда дурное побуждение потеряет надежду посеять в тебе сомнение в бытии Творца, оно попытается увлечь тебя разного рода идеями о том, будто Г-сподь управляет миром совместно с какими-то другими силами, согласно, например, учению о «двух властях», или о «троице» – у последователей Йешу, или о том, что «природа – это божество», или наивным учениям астрологов… Но когда станет ясно тебе, что Творец благословенный – Единственный, предшествующий всем, как говорилось об этом в начале нашей книги, то уйдут от тебя все эти сомнения.

Когда дурное побуждение потеряет надежду посеять в тебе также и эти сомнения, оно попытается пошатнуть в тебе сознание твоей обязанности служить Творцу, уверяя, что всякий, кто обязан служить кому-то другому, должен делать это только тогда, когда тот нуждается в его службе, а Творец благословенный не нуждается в Своих творениях и в плодах трудов их рук, и нет никакого смысла в твоём служении Ему.

Но когда перед твоим умственным взором предстанет то, о чём мы писали… о благах, даруемых нам Б-гом, и… о нашей обязанности принять на себя служение Ему взамен этих благ, эти сомнения отпадут, и ты обяжешь себя к служению Б-гу.

Когда дурное побуждение потеряет надежду совратить тебя приведенными выше измышлениями, оно будет пытаться заронить в тебя сомнения в пророчестве и в пророках, в Торе, в истинности её и в нашей обязанности исполнять её.

Но если ты будешь твёрдо стоять против него во всеоружии своего разума и будешь вести с ним войну, используя доводы и доказательства, приводимые в третьей части этой книги (Врата служения), все эти сомнения отдалятся от твоего сердца. Тогда откроется тебе истинность пророчеств и необходимость принятия на себя обязанностей Торы, и роль пророков – посланников Г-спода в ней, и то, каким образом мы должны побуждать себя к её исполнению.

Когда дурное побуждение потеряет надежду преуспеть в своих прежних замыслах, оно попытается заставить тебя усомниться в Устной Торе. Оно скажет: верно, что заповеди, как те, к которым нас обязывает [наш человеческий] разум, так и те постановления Торы, которые мы не можем понять, – истинны, но постановления наших благословенной памяти мудрецов не столь уж важны, и мы не обязаны подчиняться им.

Но когда ты всмотришься во всё это очами своего разума, поймёшь, что как те заповеди, к которым нас обязывает разум, так и те, которые являются непостижимыми постановлениями Торы, чрезвычайно нуждаются в устной Торе, ибо без неё невозможно исполнить должным образом ни одной из них. Для заповедей первого типа, если только она не установит для них определений количественных и качественных, границ, относящихся к времени и месту, а также прочих деталей, мы не никак не сможем сделать этого одной лишь силой нашей мысли. Точно так же в отношении заповедей второго типа следует сказать, что если устная Тора не укажет нам, как прочитать текст [ибо даже знаки огласовки, часто очень важные для понимания текста, не записываются в свитке Торы, существуя в традиции как бы отдельно от него и являясь частью устной Торы], не объяснит языка его, содержания и законов, из него вытекающих, то мы не сможем понять всего этого из одного только текста в свите Торы, как сказали наши благословенной памяти мудрецы: «Существуют тринадцать правил вывода законов [из текста] Торы» (Барайта де-раби Ишмаэль), и также  сказано: «Традиция – ограда для Торы» (Пиркей Авот, 3:13).

И ещё следует добавить к этому, что сама Тора [письменная] отсылает нас к устной Торе, когда появляется необходимость принять решение согласно закону, не объясняемому непосредственно в Торе письменной: «Если непостижим для тебя будет закон, чтобы судить… по делам спорным во вратах твоих, то встань и взойди на место, которое изберёт Г-сподь, Б-г твой. …И расспроси, и скажут они тебе судебное решение» (Дварим, 17:8-9). [Мы видим, что в этом случае Тора не учит нас так: «вчитайся (в текст письменной Торы) и вдумайся, каким следует быть закону», но отправляет нас к мудрецам, владеющим всей совокупностью знаний устной Торы и правилами вывода, позволяющими распространить их на все возможные в жизни ситуации.] И далее сказано: «А человек, который содеет злонамеренно, не послушав священнослужителя… или судью, – да умрёт тот человек» (там, 17:12).

И когда ты поймёшь и осознаешь всё это, исчезнет сомнение, и откроется тебе истинность тех заповедей, к которым нас обязывает разум, и тех, к которым обязывает Тора – письменная и устная.

Когда дурное побуждение потеряет надежду преуспеть в своих замыслах в том, о чём мы говорили до сих пор, оно постарается посеять сомнения в истинности награды и наказания, прежде всего – в этом мире, и скажет, подобно некоторым из людей (см. часть четвёртая – Врата упования, третий раздел): если бы этот мир был устроен справедливо, то не изливалось бы в нём благо на злодея, а зло – на праведного.

Но когда разум откроет тебе справедливость [путей Г-спода] в двух этих вещах в соответствии с тем, как это уже объяснялось в указанном месте нашей книги, то уйдёт от тебя это сомнение, и тогда сердце твоё отдохнёт от вздорных мыслей.

Когда дурное побуждение потеряет надежду одолеть нас в том, что мы сейчас обсуждали, оно попытается заставить нас усомниться в награде и наказании, ожидающих нас в будущем мире, на основании того, что об этом очень мало сказано в книге Торы [записанной нашим учителем Моше], да и то не прямо, а лишь намёком.

Но когда мы обратимся к тому, что сказали на эту тему другие пророки [в остальных книгах Писания], как, например: «А дух вернётся к Б-гу, Который дал его» (Коэлет, 12:7), и также сказано: «И дам Я тебе ходить среди стоящих этих [ангелов служения; намёк на то, что человек может удостоиться пребывания в высшем мире, и его ступень там выше, чем ступень ангелов, ибо человек также и в высшем мире «ходит», то есть продвигается вперёд и возвышается, тогда как ангелы «стоят», то есть остаются неизменными]» (Зехария, 3:7), и ещё сказано: «Как велико благо Твоё, что Ты хранишь для боящихся Тебя (Теилим, 31:20), и ещё сказано: «Ничей глаз не видел, кроме Твоего, о, Б-же, того [блага], которое Ты сделаешь ожидающим Тебя» (Йешаяу, 64:3), и ещё сказано: «И пойдёт пред тобою праведность твоя, и слава Г-сподня примет тебя [к себе]» (Йешаяу, 58:8), и ещё есть немало подобного этому; и также обратимся к тому, что говорили на эту тему наши мудрецы, будь благословенна их память, и к тому, что постигается посредством нашего разума, то душа наша обретёт покой и прочную веру в неотвратимость воздаяния и наказания в будущем мире.

Когда дурное побуждение потеряет надежду посеять в нас сомнения во всём том, о чём говорилось до сих пор, оно попытается привить нам вялость и лень в делах служения, загрузить нас делами этого мира, связанными с едой, питьём, одеждой, поездками, приохотить нас к разным телесным удовольствиям. И после того, как мы прислушаемся к его советам, относящимся к жизненно необходимому пропитанию, оно привьёт нам вкус к вещам излишним, второстепенным, любовь к увеселениям и услаждению себя, зависть к царям и их прислужникам, желание уподобиться им и вести себя подобно им, следовать их нравам в погоне за удовольствиями.

И когда дурное побуждение увидит нашу охоту и страсть ко всему этому, оно скажет так.

Соберись с силой и обнаружь мощь руки своей – ты, муж, побеждённый соблазном; яви усердие во всю силу свою – ты, богатырь обольщённый! Служи этому миру и людям его; быть может, достигнешь хотя бы части твоих вожделений в нём! И не занимайся ничем из того, что имеет отношение к будущему миру, а только тем, от чего тебе будет польза в этом мире и что поможет тебе нравиться людям, приобрести благорасположение сильных мира сего и правителей.

И не утруждай свой ум никаким познанием, кроме того, за что удостоишься почестей от людей своего поколения и благосклонности больших людей своего времени, вельмож и правителей, начальников и важных персон. Сделайся знатоком языка, тонкостей стилистики и грамматики, стихосложения, красивых загадок и шарад, чарующих притч, оригинальных поговорок и афоризмов; старайся постоянно находиться в обществе, в котором звучит изящная речь, и учись разговаривать с людьми из всех слоёв общества. И не молчи, чтобы не прослыть невеждой и глупцом! И оставь все прочие премудрости, ибо труды в них велики, а польза мала.

Но если ты с самого начала не приоткроешь дверь для вожделений, то есть не будешь приучать себя к излишествам и к погоне за ними, и ответишь своему злому побуждению, что в них нет нужды, и довольно с нас тех трудов и волнений, которые мы несём, добывая жизненно необходимое нам, а если Б-г пошлёт нам что-то сверх необходимого без сердечных забот и умственных усилий с нашей стороны, то мы используем это достойным образом, согласно велению закона [Торы]; если же не пошлёт, удовольствуемся необходимым и ничем сверх этого, – то злое побуждение будет сокрушено и побеждено.

Но если мы подчинимся его советам, то будем опускаться всё больше и больше, пока не погибнем и в этом мире, и для мира будущего.

Всё это – примеры, относящиеся к первой из двух частей, на которые подразделяются сомнения, вносимые в душу человека его дурным побуждением, если он слаб в познании мудрости Б-га и Его Торы.

Но если человек сведущ в мудрости Б-га и в Его Торе, то дурное побуждение будет стараться нанести ему ущерб, внести порчу в разумение его и дела его, приводя доказательства и доводы с любой стороны, с какой удастся, – из логики, из письменной Торы или из устной. И будет приводить изощрённые доказательства в подкрепление своих советов, яркие и впечатляющие, но в действительности лишённые истины в основах своих и достоверности – в выводах из них.

Но если твой разум будет ясным и постижение стойким против доводов [злого побуждения], и даруют они тебе умение остерегаться его в ходе дискуссии и борьбы с ним, то увидишь ошибочность его свидетельств и доказательств. Тогда для тебя станет ясной истина, и откроется глазам твоим верный путь, и спасён будет разум твой от сомнений, а дела твои – от примеси чего-либо недостойного.

Но если недостанет тебе разума на всё это, то искушение со стороны злого побуждения будет действовать на тебя сильнее; оно будет чаще одолевать тебя и быстрее овладевать тобой, охватывая как видимые глазу, так и невидимые стороны бытия твоего. И всё это – потому, что оно даёт тебе бой в сфере интеллекта, предлагая тебе изощрённые доказательства, удовлетворяющие твой разум. И когда оно соблазнит таким образом твой рассудок, оно отвратит его от тебя и вооружится им же против тебя, по той причине, что ты следуешь за своим рассудком свой в тех вещах, в которых у тебя есть сомнения, и непонятных тебе.

И когда злое побуждение одолеет тебя и овладеет тобой посредством твоего же разума, вводя его в заблуждение и представляя ему ложь как истину путём изощрённых доказательств, оно столкнёт тебя с той ступени, на которой ты пребывал ранее, – со ступени, которая была близка к истине, а ложь была на ней скрыта от тебя, – на более низкую, где меньше истины и больше лжи. И оно не остановится на этом, низводя тебя со ступени на ступень, всё ниже и ниже, пока не окажешься на той, на которой истина скрыта, ибо царствует там чистая ложь. Тогда оно изведёт тебя из этого мира и сбросит тебя со ступеней, удостаивающих воздаяния в мире будущем. И будет тебе твоя премудрость во зло, и ум твой – причиной гибели твоей, как сказано в Писании: «Горе тем, которые мудры в своих глазах и пред самими собой разумны» (Йешаяу, 5:21), и также сказано: «Вот, словом Г-спода пренебрегли – что же за мудрость в них?» (Ирмияу, 8:9), и ещё сказано: «Ибо прямы пути Г-спода; праведные пройдут по ним, а грешники оступятся на них» (Ошеа, 14:10).

Ведь мудрость, если поведут её путями её, будет лекарством от всякой болезни, а когда сведут её с тропы её, станет недугом всеобщим, которому нет ни исцеления, ни лечения. И поэтому Тору сравнивают с огнём, как сказано: «Ведь слово моё подобно огню» (Ирмияу, 23:29), ибо подобно ему она дарует свет глазам, как сказано: «Заповедь Г-спода ясна, просветляет очи» (Теилим, 19:9), и также сказано: «Свеча для ноги моей слово Твоё и свет для тропы моей» (там, 119:105). Она сжигает пламенем своим тех, кто сворачивает с пути её, как сказано: «Ибо огнём Г-сподь судится» (Йешаяу, 66:16), и также сказано: «Дождём низринет на злодеев угли [пылающие]» (Теилим, 11:6), и ещё сказано: «И молвил я [себе]: не вспомню я о Нём и не буду больше говорить от имени Его; но было в моём сердце Его слово, как огонь пылающий, заключённый в костях моих» (Ирмияу, 20:9).

Поэтому остерегайся, чтобы не сошли твои ноги с дороги отцов и с тропы прежних поколений в трясину фантазий; берегись, не полагайся на свой ум, замыкаясь в себе, затворяясь в кругу своих суждений! Не сомневайся в наследии твоих отцов, что вверено тебе для твоего же блага; не отвергай их поучений, которыми они наставляли тебя, ибо нет суждения или совета, явившихся тебе в твоём уме, в которых не опередили бы тебя отцы и не предвидели всего, что принесут тебе те советы, во благо или во зло.

И возможно, что прежде явится уму твоему полезная сторона твоих идей, но при этом сокроется от тебя ущерб, который произведут они в последующее время; ты же, недостаточно обдумав, видишь лишь верные стороны их, не замечая ошибок и путей грядущего ущерба. Сказал мудрец: «Не передвигай границы давней, которую провели твои отцы» (Мишлей, 22:28), и также сказал: «Слушай, сын, наставление отца своего» (там, 1:8), и также сказал о том, кто меняет законы отцов своих: «Род, чистый в глазах своих, но от нечистот своих не отмытый» (там, 30:12), и ещё сказал: «Род, проклинающий отца своего» (там, 30:11), и ещё сказал: «Глаз, глумящийся над отцом» (там, 30:17).

Но если пожелаешь принять на себя по силам своим добавочные [устрожения] к заповедям, после того, как исполнишь безусловно необходимое, и сделаешь это из любви к праведности, после того, как согласится с этим твой разум и не будет к тому побуждения со стороны вожделений, – то это хорошо, и получишь за это награду, и это не противоречит мнению мудрецов прежних поколений, учивших нас: «Делайте ограду для  Торы» (Пиркей Авот, 1:1), и также сказали, что Иерусалим был разрушен лишь оттого, что «судили точно по закону Торы» [не делая уступок во имя милосердия] (Бава Меция, 30:б), и также находим: «Сказал рав Уна: всякий, кто занимается только Торой [но оставляет добрые дела], похож на того, у кого нет Б-га, как сказано в Писании: “И много дней было в Израиле без истинного Б-га” (Диврей а-Ямим 2, 15:3)» (Авода Зара, 17б). Из этого мы видим, что нет истинного Б-га, если нет двух вещей: Торы и добрых дел. И ещё сказал один из людей благочестивых: «Тот, кто не принял на себя ничего дополнительного, не исполнил и обязательного; но при этом дополнительное не принимается у того, кто не исполнил обязательного».

Наши мудрецы разрешили нам [устрожающие] добавки к заповедям и обязали нас к тому, как мы находим в Талмуде: «Добавляют к святому от будней» (Йома, 81б); разрешили, таким образом, добавлять устрожения в том, что связано с постом, молитвой, помощью бедным и отказом от разрешённого нам для еды сверх жизненно необходимого. Мудрецы предостерегли нас от клятв с упоминанием имени Б-га – даже истинных; и от многословия – даже если в наших словах мы избегаем лжи и обмана; и от обсуждения людских дел – даже если мы ничего не говорим в осуждение ближнего; и от преувеличенных восхвалений в чей-либо адрес, даже если восхваляемый достоин этого; и от осуждения тех, кто нерадив в исполнении заповедей, чтобы не вызывать пренебрежительного отношения к ним со стороны других людей, даже если осуждаемые заслуживают этого, – и от многого другого, подобного тому.

Продолжение следует

Перевод – рав П. Перлов, приведено с сокращениями. Редакция «Беерот Ицхак» благодарит рава Моше Хенина и издательство «Тора Лишма» за разрешение использовать их материалы.


http://www.beerot.ru/?p=29790