Письмо об укреплении Торы

Дата: | Автор материала: Рав Барух Бер Лейбович

103
изучение торы

(Это письмо рав Барух Бер написал примерно за полтора года до своей смерти, незадолго до Второй мировой войны).

Братья наши, любящие Тору, исполняющие, хранящие ее как зеницу ока и поддерживающие ее!

Если мы хотим узнать, до чего велика обязанность человека из народа Израиля поддерживать Тору и ешивы; если хотим узнать, в какой мере обязывает любовь к Торе ценить ее в сердце, то прежде всего обратимся к барайте (Брахот, 61б):

Учили наши мудрецы: постановило однажды злодейское царство [римляне], чтобы народ Израиля не занимался Торой. Пришел Папос бен Йеуда к раби Акиве и увидел, что он собирает группы евреев публично и занимается Торой. Спросил его: «Акива! Разве ты не боишься властей?» И тот ответил ему: «Приведу тебе притчу – чему это можно уподобить. Шел однажды лис вдоль реки и увидел, что рыбы мечутся туда-сюда; спросил их: “От чего вы так убегаете?” Они отвечают: “От сетей, которые расставляют на нас люди!” Сказал им лис: “Хотите – выходите на сушу, и будем жить ‑ мы с вами, как жили наши отцы с вашими отцами!” Ответили рыбы: “Ты ли это, о котором говорят, что он – умнейший из зверей? Не умный ты, а глупец! Если в месте, которое дает нам жизнь, мы так боимся ‑ то тем более в месте, которое несет нам смерть!” Так и с нами: если теперь, когда мы сидим и занимаемся Торой, о которой сказано, что она – жизнь наша и долголетие наше [мы в такой опасности], то тем более, если мы ее оставим!»

Не прошло много времени – схватили раби Акиву и бросили в темницу. Схватили Папоса бен Йеуду и бросили в ту же темницу. Спросил его: «Папос! Что привело тебя сюда?» Ответил тот: «Хорош удел твой, раби Акива, ведь тебя схватили за Тору! Горе Папосу, которого схватили из-за пустяков!»

Когда вывели раби Акиву на казнь, было время чтения Шма, Исраэль. Рвали его тело железными гребнями, а он принимал на себя бремя Небесного Царства [читал Шма]. Спросили его ученики: «До такой степени?» [Неужели так велика и до того доходит заповедь принятия бремени Небесного Царства, что человек обязан исполнять ее, даже терпя такие страшные муки?] Ответил им: «Все мои дни не давало мне покоя сказанное в Торе: “И всей душой твоей” [люби Г-спода – слова из “Шма, Исраэль”, и смысл этих слов в следующем: люби Его] – “даже когда Он отнимает у тебя душу твою”. Я говорил себе: когда же я смогу исполнить это? И теперь, когда у меня появилась возможность – как же я не исполню?» Он долго и протяжно произносил слово эхад – «один», пока не отошла душа его со словом эхад. Вышел голос с Небес и возвестил: «Хорош удел твой, раби Акива, что отошла душа твоя со словом эхад!» [Ибо слова «Г-сподь один» выражают самую суть и основу нашей веры в то, что все исходит от Него, и только от Него – и хорошее, и то, что представляется нам плохим, даже неисправимо плохим и нестерпимым. Все – от Него и ради конечного нашего блага].

Из этого ясно, что раби Акива был обязан пожертвовать собой, чтобы и далее существовала Тора в нашем мире. И спрашивают ришоним [мудрецы эпохи примерно от Раши до раби Йосефа Каро]: как мог раби Акива жертвовать собой ради этого, ведь закон «будь убит, но не преступи» действует только в отношении запретов идолопоклонства, разврата и кровопролития? И отвечают: здесь шла речь обо всей Торе, поскольку само ее существование находилось тогда в опасности, и Тора обязывала святого раби Акиву пожертвовать собой ради нее. Нет у Всевышнего ничего любимей раби Акивы и Торы его, и также наш учитель Моше радовался Торе его и печалился о его смерти [когда Всевышний дал ему увидеть все это, см. Менахот, 29б. Величие раби Акивы и его Торы в том, что они открылись в мире в эпоху «сокрытия лица» – время тьмы и страданий]. И поскольку, как говорят, «если нет козлят, то не будет и козлов» [то есть если не обучать молодых учеников – не будет зрелых мудрецов Торы], была возложена обязанность на раби Акиву и Тору его пожертвовать собой ради существования Торы в будущем.

И вот, Папос бен Йеуда (Виленский Гаон в своей книге «Имрей ноам» пишет, что это был герой известной истории о Папосе и Лульяносе, которые пожертвовали собой ради народа Израиля, см. Таанит, 18б) спросил раби Акиву: «Разве ты не боишься и т. д.», и непонятно, о чем может спрашивать этот святой праведник, Папос бен Йеуда, у раби Акивы, если тот исполняет долг, возложенный на него Торой – пожертвовать собой ради нее?

Видится, что вопрос в основе своей относится не к тому, что раби Акива обучал учеников, а к тому, что он собирал евреев – публично, в то время как ему следовало бы обучать их в тайных местах, скрытно. И он, таким образом, без необходимости подвергал себя опасности – вот о чем спрашивает его праведник Папос!

И отвечает ему раби Акива: твой вопрос похож на тот, который лис задавал рыбам: что они, живя в воде, подвергают себя опасности, поскольку люди пользуются этим и расставляют им сети и разные западни, чтобы ловить и убивать их. А ведь у них есть средство – выйти на сушу. Так почему же они продолжают пребывать в опасном месте и не боятся? На это ответили рыбы: и так говоришь ты, умнейший из зверей… Если в месте, которое дает нам жизнь, и т. д. Это означает следующее: если в месте, которое дает нам жизнь, мы находимся в опасности, то тем более в месте, которое несет нам смерть! И как ты можешь спрашивать нас, зачем мы подвергаем себя опасности, находясь в воде, ведь в ней наша жизнь, а без нее мы оказываемся перед лицом смерти. Мы вынуждены находиться в воде! И если есть опасность также и в воде – она приходит сама собой, а не потому, что мы подвергаем себя опасности!

Так сказал Папосу раби Акива: твой вопрос – это в точности вопрос, который задал рыбам тот лис. «И если в месте, которое дает нам жизнь, это так, то тем более в месте, несущем нам смерть!» Другими словами, если мы будем обучать учеников в потайных местах, скрытно, то это будет означать отмену изучения Торы – такого, каким оно должно быть, и это означает для нас настоящую смерть. Ведь если нет Торы, не дай Б-г, то это – немедленная смерть! И раз это так – мы вынуждены быть «погруженными» в Тору и собирать евреев для изучения Торы. А если и тогда приходит, не дай Б-г, опасность, то она приходит сама, и мы не считаемся навлекающими ее на себя.

[И если еврей, или часть народа, или весь народ ведет себя таким образом, вопреки, казалось бы, очевидному с точки зрения законов природы, то он пробуждает на Небесах, по принципу «мера за меру», надзор и управление более высокое, неподвластное природе, результатом которого в конечном счете оказывается не смерть, а жизнь – и в этом мире (пусть не всегда для того или иного отдельного еврея лично), и в будущем. Когда евреи в Персии поклонились идолу Навухаднецара, они, казалось бы, поступили правильно – избегая опасности по естественным законам, подобно тому, как если бы раби Акива поступил по совету Папоса. Но прошло немного времени, и постиг их, вследствие решения с Небес, смертный приговор, облеченный по принципу «мера за меру» в «естественные одеяния». Ведь идолопоклонство относится к одному из трех грехов, о которых сказано: «будь убит, но не преступи». И подобно этому неизбежна смерть, о которой говорит выше автор: «Отмена должного изучения Торы означает для нас настоящую смерть». А Мордехай, исправляя тот грех народа, отказался кланяться идолу Амана – навлекая этим, по естественным законам, опасность на себя и на весь народ, но пробуждая управление с Небес, стоящее выше природы, и это принесло жизнь и спасение. И подобно этому поступает раби Акива – во имя жизни в обоих мирах.

Сказано в Торе: «И живи ими (заповедями)» (Ваикра, 18:5). Но если в случае субботы или брит-милы эти слова исполняются тем, что опасность для жизни отодвигает брит-милу или субботние запреты, то заповедь сохранения Торы, как и в случае упомянутых трех грехов, исполняется при любых обстоятельствах – чтобы осуществить слова «и живи ими» – и в этом мире, и в будущем!]

Братья наши! Сколько готов был бы дать каждый человек из народа Израиля из того, что есть у него, и даже всю душу свою, чтобы спасти такого мудреца – раби Акиву! И если это так, то тем более – чтобы спасти саму Тору, которая перевесила на весах жизнь этого мудреца! До чего же велика обязанность всякого человека из нашего народа пожертвовать собой, чтобы она продолжала существовать в этом мире! К вам, братья наши, я взываю! Помните, прошу вас, завет: «Благословен тот, кто даст существовать [и дальше] словам этой Торы». Этот долг возложен на каждого человека из народа Израиля, на мужчин и женщин – поднять Тору в Израиле! И благословлен Всевышним каждый из них с горы Гризим [на которой стояли колена, благословляющие при входе в землю Израиля, см. Дварим, 11:29], перед Ковчегом Завета, из уст шестисот тысяч душ народа Израиля с нашим учителем Моше, мир ему!

Помните, пожалуйста, братья наши, что в нашем нынешнем положении, когда нас преследуют со всех сторон, нет у нас средства спастись от мук, обещанных во времена перед приходом Машиаха, кроме того, о котором сказал тана (мудрец Мишны) раби Элиэзер своим ученикам, когда они спросили его о путях спасения: «Путь этот – заниматься Торой и добрыми делами». Помните, что говорит мидраш на стих (Дварим, 2:3): «Поверните цафона – к северу» [повеление Всевышнего – чтобы пройти через землю Эсава по пути в землю Кнаан. Но слова от того же корня могут означать также «спрятанный, укрытый»].

Сказал раби Йеуда бар Шалом: сказал Израиль (Всевышнему): «Властелин мира! Отец его (Эсава ‑ Ицхак) благословил его словами: “Мечом своим жить будешь”, а Ты являешь ему благосклонность и говоришь нам: הצפינוицпину [спрячьтесь от него]; и куда же нам бежать?» Отвечает Он им: «Если увидите, что он подступает к вам, бегите к Торе», и слово цафона намекает здесь [на укрытие] в Торе, как сказано: “Ицпон (припрятал) для праведных Тору” [Раши: хранил ее двадцать шесть поколений, пока не вручил поколению пустыни] (Мишлей, 2:7)».

И известны каждому человеку в Израиле слова нечестивого Билама, который сказал [обращаясь к врагам Израиля], что пока слышны в домах молитвы и домах учения голоса маленьких детей, вы не можете подступить к ним [народу Израиля]; и в то время, пока голос [народа нашего] – голос Яакова, руки Эсава не властны над ним. И если это так, то почему же мы не торопимся спасти народ Израиля путем изучения и укрепления Торы? Знайте же, братья наши, о нашей святой Торе, что глаза ее смотрят лишь в сердца сынов Израиля. И вот, стоит она и возглашает: «Сыны мои! Разве не из-за того, что забросили Тору, мы были изгнаны из нашей страны и отдалились от земли нашей, и кровь наша проливалась как вода, как сказали мудрецы (Бава Меция, 85а, б): “Об этом спрашивали мудрецов – но они не объяснили, у пророков – но и они не объяснили: из-за чего пропала Святая Земля? И объяснил лишь Сам Всевышний, и сказал: из-за того, что оставили Тору Мою!”» И если так, то почему же мы сидим сложа руки и не восстанавливаем нашу святую Тору, которая вызволит нас из всех наших горестей и бед, как сказали наши мудрецы: «Ни за что иное не будет избавлен Израиль, но только в заслугу Мишны [Устной Торы]!» Так укрепимся же, именем Г-спода, в том, чтобы основывать и поддерживать святые ешивы, в том числе и нашу святую ешиву, которая распространяет Тору и страх перед Всевышним вот уже более сорока лет, и уже вырастила учеников – гаонов и великих людей Израиля – сотни и тысячи.

Братья наши! Дайте же возможность тому, чтобы Тора возвеличилась в мире! Дайте ей мощь вашими силами – поддерживая ее материально, и мы вновь удостоимся того, чтобы были в Израиле гаоны и люди, великие в Торе и в страхе перед Б-гом, подобно тому, как удостоились наши отцы, что было много гаонов в мире, великих в Торе на земле и кристально чистых. И сжалится Всевышний над нами, чтобы раскрыть нам Свое учение, и вновь будет наше потомство сыновьями и дочерьми Всевышнего, полными Торой и страхом перед Ним. Подобно тому, как мы видим нашими глазами, что в тех странах, в которых, из-за многих наших грехов, не было духа Торы, сегодня происходит большое пробуждение. И [евреи] самоотверженно отдают себя Торе, и растут и преуспевают в ней, по обещанию Всевышнего (Дварим, 31:21): «И будет песнь эта (Тора) свидетельствовать против него как свидетель, ибо не забудется она в устах потомства его».

Наши уважаемые братья! Помогите, прошу вас, и преисполнитесь милосердием к нашей святой Торе, и поддержите ее достоянием своим; и это принесет вам благословение безграничное, и спасетесь от всякой беды, и пропитание ваше обильным будет, и исполнится для вас сказанное (Шмот, 1:12): «Но по мере того как изнуряли его, он размножался и разрастался», и удостоимся мы избавления и прихода Машиаха вскоре, в наши дни. Амен!

Благословляющий вас и обращающийся к вам ради нашей святой Торы!

Благословляющий вас и желающий вам мира и благополучия во все ваши дни!

Барух Бер Лейбович, глава святой ешивы «Бейт Ицхак»

Перевод – рав П. Перлов.


http://www.beerot.ru/?p=53743