Шмират а-Лашон — 1 — Шаар а-Твуна — Глава 12 — Каждый человек из народа Израиля должен знать детали законов злоязычия

Дата: | Автор материала: Хафец Хаим

1389

Шмират а-Лашон — Часть 1

Шаар а-Твуна

Глава 12. Сказала Тора: «память о том, что произошло с Мирьям, помогает спастись от тяжелого греха»

[В квадратных скобках: прямым шрифтом – примечания автора; курсивом – примечания переводчика и редактора]

Есть общий совет, как спастись от тяжкого греха и наказания за него – то, чему Всевышний учит нас в главе Ки Теце (Дварим, 24:8): «Береги себя от язвы а-цараат. Строго соблюдай и исполняй то, что укажут вам священники-левиты; как Я заповедал им, тщательно исполняйте». Сразу за этим написано (там, 24:9): «Помни, что сделал Г-сподь, Б-г твой, с Мирьям в пути, когда вы вышли из Египта». Об этом говорится в Сифри: «”Помни, что сделал и т.д.”, – быть может, это означает “в сердце”? Но ведь сказано уже: “Береги себя от язвы а-цараат. Строго соблюдай и исполняй” – о том, чтобы остерегаться в сердце». [Сифри объясняет: остерегаться этой язвы означает остерегаться того, что приводит к язве цараат – не отвлекать свое сердце, свое внимание, чтобы не оступиться, совершив грех, ведущий к этому]. Продолжает Сифри: «Так как же мне исполнять повеление “помни”? Повторять своими устами».

[Как представляется, прямой смысл стиха Торы в том, что нужно вспоминать вслух о наказании Мирьям. Однако нет обычая остерегаться в этом, и причина этого неясна.]

Итак, Тора желает, чтобы мы помнили в сердце своем, сколь велико наказание за этот тяжкий грех, а также упоминали устами, чтобы помочь себе в этом, как пишет Рамбан, говоря о седьмой заповеди (в его перечне заповедей): «Приказано нам упоминать устами и положить на сердце то, что сделал Всевышний Мирьям, когда она говорила о брате своем, – притом, что она была пророчицей. И это – чтобы мы отдалялись от злоязычия и не уподоблялись тем, о ком сказано (Теилим, 50:20): “Сидишь, на брата своего наговариваешь, на сына матери твоей возводишь позор”». Действительно, воспоминание о запрете и о том, сколь велико наказание за него, приводит к тому, что человек будет остерегаться – так же, как воспоминание о повелительной заповеди приводит к ее исполнению, как сказано (Бемидбар, 15:40): «Чтобы вы помнили и исполняли все заповеди Мои» (как объясняет там Раши).

И не нужно удивляться тому, что мы видим собственными глазами – как после чтения: «Помни, что сделал Г-сподь, Б-г твой, с Мирьям в пути, когда вы вышли из Египта», а то и прямо во время чтения люди занимаются злоязычием. Почему же не помогает им совет Торы? Но ведь сказано о словах Торы (Дварим, 32:47): «Ибо это не что-то пустое для вас», а если пустое – то из-за вас это так. И осуществляется для нас, из-за многих наших грехов, сказанное у пророка (Йешаяу, 29:13): «…За то, что приблизился [ко Мне] народ этот, устами своими и губами своими чтил Меня, а сердце свое отдалил от Меня». Ведь мы говорим: «Помни…» лишь устами, а в момент совершения дурного поступка – не помним. Но если бы человек принимал близко к сердцу намерение исполнить эту обязанность – «помнить», как повелел нам Всевышний, то это принесло бы большую пользу в предохранении от греха.

Поясним заодно этот стих, из которого каждый разумный человек поймет справедливость наших слов. Святая Тора, давая нам заповедь «Помни, что сделал Г-сподь, Б-г твой, с Мирьям в пути, когда вы вышли из Египта», упоминает четыре вещи.

1) «Помни, что сделал и т. д.», – что именно сделал Всевышний.

2) Кому сделал? – Мирьям.

3) В каком месте сделал? – В дороге.

4) Когда это было? – «Когда вы вышли из Египта».

Что же особенного сообщает нам Тора этими четырьмя вещами? Что изменилось бы для нас, если бы наказание Мирьям было иным, а не цараат? Или если бы это случилось не с Мирьям, а с кем-нибудь другим? Или если бы это случилось дома, а не в дороге? В другое время, а не тогда, когда вышли из Египта?

Четыре эти вещи, однако, обязательны в заповеди «Помни…», и великую пользу получит тот, кто о них глубоко задумается. «Помни, что сделал…», – нужно помнить, сколь велико было наказание. Нужно задуматься об том, что было сделано Мирьям за то, что она говорила о Моше – наказание цараат! Чрезвычайно тяжелое, от которого невозможно излечиться, если только Сам Всевышний не излечит его путями Своими, которые выше законов природы! Об этом говорит Мидраш Раба (Ваикра, 16): «”И прикажет коэн зарезать одну птицу” (Ваикра, 14:5). Почему одну режут, а другую оставляют в живых? Сообщить тебе, что так же, как невозможно возвратить зарезанную [к жизни], невозможно, чтобы излечились язвы». Нечистота их чрезвычайно сильна – ведь пораженный должен пребывать вне всех трех станов [Шехины, левитов и Израиля] – в отличие от пораженных другими видами нечистоты. Он делает нечистыми тех, кто находится с ним в шатре, как сказано об этом в Торе [намек на того, кто прилепляется к человеку, привычному к злоязычию, и становится подобным ему]. Его уподобляют мертвецу, как сказали наши мудрецы (Недарим, 64б). И все это заключено в словах: «Помни, что сделал…»

И кому сделал? Мирьям, которая была великой праведницей, в заслугу которой поднималась вода в колодце [который был у сынов Израиля в пустыне]! Она была также пророчицей, как сказано (Шмот, 15:20): «И взяла Мирьям, пророчица, сестра Аарона, тимпан в руку свою». Она говорила ни о ком другом, а о брате своем, которого любила всей душой и рисковала собой, чтобы спасти его от смерти в воде [после жестокого указа фараона]. Она не осуждала его, а только поставила в один ряд с другими пророками, как пишет Рамбам в конце «Илхот Тум’ат Цараат». Мирьям не говорила перед ним, вводя его в стыд, и не говорила перед многими людьми, а наедине со своим святым братом, втайне. Ее намерением было «строительство мира» [чтобы Моше вернул к себе свою жену Ципору], а сам Моше не обижался на нее из-за всего этого, как сказано (Бемидбар, 12:3): «А этот муж, Моше, был кротчайшим из всех людей, которые на земле». И вот, несмотря на все это, не помогли ей все добрые дела ее, и получила она наказание цараат!

Где она получила его? В пути! Оно не было отложено в силу великих заслуг ее до того времени, когда сыны Израиля станут лагерем в каком-то месте. Ведь в таком случае не было бы все так очевидно. Но, поскольку она была наказана немедленно, в пути, как сказано (там, 12:15): «И народ не отправлялся в путь, пока не возвратилась Мирьям», – сразу же всем стал известен ее позор, как сказано (там, 12:14): «Не должна ли она стыдиться?»

В какое время это все происходило? «Когда вы вышли из Египта», а именно – в начале второго года после Исхода. Тогда еще не была общеизвестна суровость наказания, которое полагается за грех злоязычия. [И рука Моше также однажды была поражена проказой, как сказано (Шмот, 4:6): «И вот, рука его покрыта цараат как снегом», но тут же излечена, как сказано (там, 4:7): «И вынул он ее… и вот, она опять стала как тело его»]. Когда должны были войти в Землю Израиля, и испорчен был народ злословием разведчиков, грех был гораздо серьезнее из-за того, что видели наказание Мирьям и не извлекли из него урока. И потому глава Шлах, описывающая грех разведчиков, следует в Торе сразу после истории с Мирьям, как объясняет там Раши.

Из всего этого человек, задумавшись, может сделать вывод «от легкого к тяжелому». Сегодня мы все так малы [заслугами] в сравнении с пророчицей Мирьям, и всем известно из произошедшего с Мирьям и разведчиками, какое суровое наказание положено за злословие. Поэтому если человек не оберегает от него свои уста, даже если оно такое же [и не более явное и злонамеренное], как это было у Мирьям – насколько же больше будет грех злонамеренного осуждения ближнего! Наверняка не будет он найден чистым на суде, и полагается ему это страшное наказание – цараатили другие (как мы писали выше, «Шаар а-Зхира», гл. 5 и 6), и не будет оно отложено. Но тот, кто услышит и исполнит требуемое от него, постоянно помня то, о чем мы говорили здесь – несомненно, спасется от того греха.

Становится понятным из всего этого, что каждый человек из народа Израиля должен знать детали законов злоязычия, чтобы остерегаться. Ведь без этого – чем поможет ему память о том, что случилось с Мирьям, когда дурное побуждение будет подстрекать и уговаривать его, что такие-то и такие-то речи – это не злословие, или что о таком-то человеке не запрещено Торой злоязычие?

Перевод – рав П. Перлов


http://www.beerot.ru/?p=12268