Шмират а-Лашон — Об усердии и расторопности

Дата: | Автор материала: Хафец Хаим

615
расторопности

Глава 29. Об усердии и расторопности

Сказано в Пиркей Авот (1:13): «Он [Илель] говорил: “Если не я за себя [не позабочусь о своей душе], то кто за меня? Но даже если я за себя, – то [тем не менее] чего я стою? И если не сейчас [делать всё это] – то когда [ведь я не знаю, что ждёт меня завтра]?”».

Если тана [мудрец Мишны] Илель был привычен повторять эти слова, значит в них наверняка содержатся принципы и основы, побуждающие человека к действию на путях этого мира, чтобы привести человека к доброму уделу его вечному, и наверняка заложены в этих словах возвышенные идеи и разные объяснения. Мы подробно разъясняли эти вещи в другом месте, а сейчас я намереваюсь лишь разъяснить по прямому смыслу сказанного, что тана пришел напомнить нам о величии обязанности человека проявлять расторопность в Торе и добрых делах изо дня в день.

В сфере обычных дел этого мира, если мы увидим человека, не занятого никакой работой изо дня в день, и спросим его, что это значит и как он собирается при своей праздности обеспечить пропитание себе и своей семье, то получим в ответ одно из трех объяснений.

а) Либо у него есть фабрика, на которой работает множество рабочих и назначенных над ними администраторов, и он имеет от нее достаточный доход для пропитания семьи, – и потому у него есть время сидеть без дела.

б) Либо он занимается ремеслом, приносящим большой доход, например, обтачиванием драгоценных камней, обработкой жемчуга и т. п., – и немногими часами работы он обеспечивает нужды своего дома, а в остальное время сидит без дела.

в) Либо основная часть его торговых дел берет у него немногие недели в году, когда он отправляется на ежегодную ярмарку, и заработанного на ней хватает на весь год, – а в остальное время он остается без дела.

И вот приходит тана напомнить нам, что в служении Всевышнему, – служении, от которого зависит жизнь души в мире вечности, – не имеет силы ни одно из приведенных оправданий для того, кто проявляет слабость в этом святом деле.

а) [По поводу первого объяснения тана отвечает следующее]: «Если не я за себя, то кто за меня?» – Рабочие его и помощники не доставят пропитания душе его; лишь он, именно он сам обязан обеспечить ей жизненность и добрый удел. И сказано об этом: «Если не я за себя», – то есть: в том, что касается только меня, а именно сущности человека, которая – его вечная душа, если я не постараюсь сам для нее ради ее приобретений в Торе и добрых делах, – кто принесет мне жизненность и добрую долю для нее? Ведь вещи эти приобретаются не иначе, как трудами самого человека ради души своей! [Примеч. автора. И тот, кто приобрел удел в Торе, поддерживая материально изучение ее другими людьми, тоже приобрел этот удел своими делами – тем, что поддерживал изучающих Тору своим имуществом.]

б) На второе из тех трех объяснений, – что, мол, ему достаточно работать [для пропитания] лишь небольшое время, – отвечает тана, что в деятельности по обеспечению потребностей души все обстоит иначе. Ибо времени мало, а работа велика, – ведь даже если человек посвятит все труды и усилия всех дней своей жизни только приобретениям для души своей, овладению Торой Всевышнего и исполнению Его заповедей, – что будут значить труды его в немногие дни его жизни в сравнении с потребностями вечной жизни бессмертной души его? И об этом сказано: «И даже если я за себя», – если все труды мои будут только ради себя, то есть ради моей души, которая – суть человека, – «то [тем не менее] чего я стою?» – сколь велика важность трудов моих в эти короткие дни для [предстоящего мне] дальнего пути?

Об этом сказал Мар Уква (Ктубот, 67б), который перед смертью попросил дать ему увидеть счет своих дел: «Путь длинный, а припасов мало», – то есть в сравнении с длиной пути припасы ничтожны! И он раздал еще половину своего состояния.

И тем более в ситуации, когда человек взвешивает дела своей жизни и видит, что лишь ничтожную часть своих дел он делал для себя, а большая часть трудов его была впустую. И как же он в такой ситуации может не радеть, во всяком случае, о своем свободном от работы времени, чтобы использовать его для Торы и заповедей, которые являются приобретениями для него самого?

Если человек трудится ради пропитания своей семьи, жены и маленьких детей, и тем более – чтобы оплачивать учителей, обучающих сыновей его Торе, то труды его – не напрасны. И не только время, постоянно установленное у него для изучения Торы, но все труды его тогда – во имя исполнения воли Всевышнего, и они принесут плоды. Но если он будет трудиться весь день ради пропитания более изобильного, чтобы снимать квартиру более просторную и покупать одежды более нарядные, чем есть в том нужда по достоинству его, то наверняка труды его – не для себя, ибо что ему пользы от них?

И тем более – если он будет тратить деньги, добытые трудами своими, на то, чтобы давать сыновьям образование «на новых путях», обучая их наукам чуждым и отрывая от Торы Всевышнего; ведь тогда труды его – не ему принадлежат! Напротив, он еще должен будет нести ответ за дела свои, за то, что оторвал сыновей от Торы Всевышнего! И то же самое, если будет трудиться до старости и до седины ради материальных благ, которые он оставит сыновьям после себя, – это тоже не будет ему принадлежать, как мы находим (Гитин, 47а) о Рейш Лакише, который оставил сыновьям кав [около 1,5 л] каркома [шафрана] и сказал о себе словами Писания (Теилим, 49:11): «И оставят другим богатство свое».

И в связи со всем этим приходит Илель – побудить человека дорого ценить свое время, чтобы оно не проходило впустую, и чтобы он не обманывал себя, говоря: довольно будет мне немного Торы и служения для нужд моей души. Не будет довольно! Ведь даже если все свои труды он обратит только на самого себя [на нужды души своей], – много ли это будет значить? И тем более, когда большая часть трудов его в действительности не для самого себя, – что он значит?

в) «И если не сейчас – то когда?» Что касается последнего из трех объяснений, которые дают не занятые работой, – что, мол, основу их пропитания составляет то, что они зарабатывают в рыночный день, день большой ярмарки, и этим обеспечивают себе зажиточное существование в течение всего года, – такое заявление само по себе обязывает человека к великой расторопности. Ведь если мы увидим, что этот человек в самый день ярмарки тоже ходит без дела и тратит свое время впустую, то это уже вызывает к нему большой вопрос: ведь если и сегодня, в день ярмарки, ты не будешь исполнять свою работу, то будешь голодать весь год!

Да, брат мой; ведь этот мир – «день ярмарки», в который человек должен приобрести себе «товар», которым он будет оживлять свою душу всю свою долгую жизнь в мире грядущем – мире вечности. И если сейчас, в день ярмарки, он станет лениться и отлынивать от своей работы, то душа его будет страдать от голода в мире своей жизни вечной! И об этом сказал тана: «И если не сейчас – то когда?» И о том же сказано в Коэлет (9:10): «Всё, что найдешь посильным для руки своей, – делай»; другими словами: не исполняй работу свою с ленцой, но насколько хватит у тебя сил исполняй ее. Ибо лишь сейчас – время действовать, – «ибо нет деяний, и расчетов, и знания, и мудрости в могиле, куда ты идешь» (там далее). Ибо прекращается уже вся работа, которую делал человек [со смертью его], и лишь из того, что приготовил он своими трудами в дни жизни своей в этом мире, оживлять будет там свою душу. И об этом говорят наши мудрецы (Эрувин, 22а): «”Сегодня исполнять [заповеди]” (Дварим, 7:11), – а не завтра исполнять, – а завтра получить за них награду».

И потому – сколь же велика должна быть расторопность, к которой обязан побуждать себя человек в этот «рыночный день», когда он должен приготовить себе, пока он здесь, провизию не на один лишь год, а на дни и годы долгие, которым нет числа! И вся ценность доброго удела его там – лишь по мере приготовленного здесь, как им самим, так и его сыновьями. И, однако, если он видит, что со стороны сыновей нет у него надежды на большое благо, – пусть поймет, что он должен обрести заслуги посредством других, воспитывать сынов Израиля на путях Торы и заповедей; и каждый должен действовать по силам своим. И все это – в рамках общего правила: «И если не сейчас – то когда?»

В действительности смысл слов: «И если не сейчас» включает в себя то, что к каждому часу и каждому дню человек должен подходить с позиции: «И если не сейчас», – ибо Всевышний установил человеку на каждый день то, что он должен достичь в Торе Всевышнего и служении Ему. И если будет соблазнять его дурное побуждение мыслью о том, что завтра он сможет рассчитаться за долги сегодняшнего дня, то подобные мысли – ошибка, поскольку на следующий день его ждут обязанности уже этого нового дня, а неисполненные обязанности прежнего дня он уже не сможет восполнить. И мы находим подобную возможность только в случае восполнения вечером упущенного в учебе днем, как сказано у наших мудрецов («Мишна Брура», 155:4): «”Одалживает” днем [тратит на какие-то срочные дела часть дневного времени, выделенного на изучение Торы] и восполняет вечером». И вывод этот [о важности каждого дня] мы делаем на основании сказанного в Торе (Дварим, 4:9): «И чтобы не ушли [слова Торы] из сердца твоего во все дни жизни твоей». И о том же сказано в Коэлет (9:9): «Узри же жизнь… во все дни быстротечной жизни твоей», – то есть следи, чтобы ни один день твой не прошел впустую. И пишет Рамбам («Илхот талмуд Тора», 1:10), что сказанное в Торе: «И чтобы не ушли [слова Торы] из сердца твоего во все дни жизни твоей» означают, что человек не должен терять для изучения Торы Всевышнего ни единого дня – вплоть до последнего дня. И на это намекает Писание (Мишлей, 3:28): «Не говори другу твоему: “Уйди и приди снова, и завтра я дам”, – и есть у тебя [то, что он просит]». «Друг твой» – это доброе побуждение, истинный друг человека, и оно советует человеку то, что доставит ему вечное благо.

[Примечание автора. Общее правило таково: человек должен знать, что он пришел в этот мир лишь на отмеренное ему время ради Торы и заповедей, и в будущем должен будет вернуться в высший мир, чтобы получить свою награду, как сказано (Дварим, 7:11): «Соблюдай же заповеди, и уставы, и законы, которые Я заповедую тебе сегодня исполнять», и объясняют наши мудрецы (Эрувин, 22а): «Сегодня – исполнять их, а завтра – получить за них награду». И вот, дурное побуждение соблазняет человека, когда он молод, что ему еще предстоит жить долгие годы; но на самом деле думать так – ошибка, как мы писали выше! Ибо каждый день дан ему Творцом по строгому счету, как сказано (Иов, 7:1): «Ведь предопределено человеку время на земле», и он не может освободить себя в какой-то день за счет завтрашнего.

И человек в этом мире подобен тому, кто пришел пожить в далекой земле определенное время, как сказано (Теилим, 119:19): «Странник я на земле, – не скрывай от меня заповедей Твоих!» И нужно оберегать каждый день, чтобы он не прошел впустую.

Хочу привести по этому поводу подходящую притчу. Один человек из-за своей великой бедности оставил родину и отправился скитаться в далеких землях (скажем, в Африку), чтобы прокормить своих домочадцев; и пробыл он там десятки лет. По натуре своей он был большой лентяй и постоянно слонялся без дела. Встретил его знакомый земляк и спросил: «Что ты все ходишь без дела и не собираешься наняться на работу, – ведь ради этого ты приехал?» А тот отвечает: «А почему ты удивляешься? Ведь у меня еще есть время! Всего-то каких-нибудь двадцать лет, как я сюда приехал!» И приятель ему отвечает: «Разве нет у тебя ума? Даже был бы ты здесь местным жителем и ходил бы постоянно без дела, – и то это не было бы достойным и правильным для тебя, как всем известно. Но ведь ты здесь странник, оставивший родную землю и приехавший сюда, чтобы заработать немного и вернуться домой! Ты был обязан каждый день хорошенько думать и искать, как бы заработать, чтобы ни один день не прошел впустую! Говоришь мне, что ты здесь всего лишь двадцать лет? Такой ответ может дать лишь умалишенный, но не нормальный человек!»

Совершенно ясно, что мы должны извлечь из этой притчи. Когда душа человека низведена на землю, она действительно подобна временному жителю [примеч. автора: а не такова, какова она на небесах, где она – постоянный житель, как сказано (Теилим, 39:13): «Ибо временный житель я пред Тобой, – (временный) житель, как все праотцы мои (при жизни их)»]. Душа подобна временному жителю, который пришел пожить здесь, чтобы приобрести Тору и заповеди, ибо наверху, на небесах, она не может заработать ничего. И выделено ей для того определенное время, а потом она должна будет вернуться к своему корню и источнику вверху, чтобы быть там в уделе жизни у Г-спода, Б-га своего. И потому должен задумываться о каждом дне и о каждом часе с того дня, когда осознал он себя человеком, чтобы не оказался приход его в этот мир напрасным. И об этом говорит Писание (Теилим, 119:19): «Временный житель я на земле [примеч. автора: то есть нахожусь на ней отведенное время], – не скрывай от меня заповедей Твоих!» И тот, кто отвечает: «Мне только двадцать или тридцать лет, и есть еще у меня время», – подобен он тому «умнику», о котором мы говорили выше. Конец примеч. автора.]

Перевод — рав Пинхас Перлов


http://www.beerot.ru/?p=42737