Шмират а-Лашон — 1 — Шаар а-Тора — Глава 3 — Тора спасает человека от страданий и от всякого зла в этом мире и в мире грядущем — Часть 2

Дата: | Автор материала: Хафец Хаим

1017

Шмират а-Лашон — Часть 1

Шаар а-Тора

Глава 3. Тора спасает человека от страданий и от всякого зла в этом мире и в мире грядущем (окончание)

[В квадратных скобках: прямым шрифтом – примечания автора; курсивом – примечания переводчика и редактора]

Тот, у кого нет возможности заниматься Торой постоянно, обязан, по крайней мере, установить для учебы определенное время. Сказали наши мудрецы, что когда приводят человека на Высший суд, спрашивают его: «Честно ли ты вел свои дела? Устанавливали ли время для изучения Торы?» И даже если он беден – все равно должен установить себе время для Торы, как сказали наши мудрецы (Йома, 35б): «Бедняка, богача и злодея приводят на суд. Спрашивают бедняка: почему ты не занимался Торой? И если он отвечает: “Я был беден и трудился ради пропитания”, то ему говорят: “Но ведь ты не был беднее, чем Илель а-закен, о котором говорили и т. д.”».

[Далее в Гемаре сказано: «…что он каждый день нанимался за трапейк (вид монеты); половину отдавал привратнику дома учения, а вторую половину тратил на пропитание – свое и домочадцев». Далее описывается известная история, как однажды зимой он остался без заработка и не мог войти в дом учения. Поднялся он на крышу, чтобы слушать слова Торы, был засыпан снегом и чуть не замерз там, а спасли его Автальон и Шмайя.

Продолжает Гемара: «Спрашивают богача: почему ты не занимался Торой? И если он отвечает: “Я был богат и заботился о своем имуществе”, то ему говорят: “Но ведь ты не был богаче, чем раби Элазар! Говорили о раби Элазар бен Харсуме, которому отец его оставил тысячу городов на суше и тысячу кораблей на море, а он каждый день брал мешочек муки на плечо и шел из города в город и из области в область изучать Тору”. Далее описывается история, как его однажды нашли его собственные работники и, не узнав и приняв за обычного жителя города, хотели заставить работать на хозяина города, то есть на него самого.

«Спрашивают злодея: почему ты не занимался Торой? И если он отвечает: “Я был красив и ублажал мое дурное побуждение”, то ему говорят: “Но ведь ты не был красивее, чем Йосеф! Говорили о Йосефе-праведнике, что жена Потифара каждый день соблазняла его; одежды, которые надевала ради него утром, не надевала вечером, а одежды, которые надевала ради него вечером, не надевала утром… и он не хотел ее слушать”» Т.е. дурное побуждение можно побороть, чтобы оно не мешало изучению Торы.]

Так установлено в Шулхан Арухе (Йоре Дэа, 246): «Каждый человек из народа Израиля обязан изучать Тору: бедный и богатый, здоровый телесно и страдающий, молодой и глубокий старик; даже нищий, собирающий подаяние, даже имеющий жену и детей – должен установить себе время для изучения Торы днем и ночью, как сказано (Йеошуа, 1:8): “И учись по ней [книге Торы] днем и ночью”».

«Установление» означает, что должно быть выбрано определенное время, которое человек никоим образом не может изменить, даже если думает, что мог бы хорошо заработать в это время.

Тора не зря уподоблена хлебу, как сказано (Мишлей, 9:5): «Идите, ешьте Мой хлеб». Это означает: так же, как хлеб укрепляет сердце, как сказано (Теилим, 104:15): «И хлеб укрепляет сердце человека», и если он не ест хлеб день или два, ослабляется сердце его, и тем более – если не ест хлеб неделю, то ослабляется его сердце чрезвычайно, и ему найти силы, потерянные из-за этого, – точно так же изучение Торы укрепляет святую душу, которая есть у человека из народа Израиля, и если он не занимается учебой несколько дней, а тем более целую неделю, то его душа ослабляется чрезвычайно. И потому нужно очень остерегаться, чтобы не пропускать установленное время, даже один день. Кроме того, что это наносит ущерб учебе и на второй день, и на третий день после пропущенного, поскольку очень вероятно, что человек не будет учиться и в эти дни, как объясняют наши мудрецы меткое высказывание самой Торы («Маалот а-Тора», начальные слова Давар Ахер): «Если ты оставишь меня на день, – на два дня я тебя оставлю». После того пропуска человеку очень тяжело заново справиться со своим дурным побуждением и установить время для Торы. Даже в те дни, когда он учится, если установленное время не всегда выдерживается, дух святого постижения не настолько присутствует в его учебе. Другое дело – если установленное время действительно выдерживается. Тогда дух этот, великий, внушающий трепет, присутствует в его учебе всегда.

[Примечание автора. Помимо того, что это очевидно само по себе, и об этом говорится в связи с несколькими вещами в наших святых книгах, – проясняется для нас также сказанное в Гемаре (Шаббат, 11а): «Сказал раби Йоханан: мы учим это [то, что мудрецы не прерывают изучение Торы, чтобы помолиться молитву Амида] только о таких, как раби Шимон бар Йохай и его товарищи, у которых Тора была их единственным занятием; но подобные нам [которые прерываются для заботы о пропитании, – тем более] прерываются и для чтения Шма, Исраэль, и для молитвы Амида». Кажется непонятным, действительно ли Тора сама по себе более важна, чем молитва, и из-за того, что мы делаем одну какую-то вещь неподобающим образом, сделаем теперь также и другую неподобающим образом?

Но в связи с тем, что мы сказали выше, становится понятным: поскольку наша Тора непостоянна и не столь нами любима, и доказательство тому – то, что мы отрываем от нее время на ремесла – сила ее святости не столь велика, чтобы она отодвигала заповедь молитвы.]

И потому, если в силу очень большой нужды человеку приходится в какой-то день отменить свою постоянную учебу, это должно стать для него как бы долговым обязательством, которое нужно погасить в течение двадцати четырех часов, как сказано в Эрувин (65а) о раве Аха бар Яакове, который «одалживал» время днем [из выделенного на учебу – для целей пропитания] и «расплачивался» ночью (Раши там).

Святая книга «Зоар» (гл. Пекудей, 256а) ярко описывает награду того, кто устанавливает себе время для учебы, и наказание не делающего этого, не дай Б‑г: «Чертог четвертый; чертог этот – чрезвычайно ярко освещенный… Эти тридцать два других [ангела] назначены над теми, которые занимаются Торой постоянно и не прерываются днем и ночью; а все другие [ангелы], которые под ними, назначены над всеми теми, которые устанавливают определенное время для Торы. На это назначены все [ангелы]; и все они наказывают всех тех, которые могут заниматься Торой, и не занимаются».

Тот же, кто проявляет осторожность в отношении [заповеди] изучения Торы и принимает ее близко к сердцу, удостаивается за это любви Всевышнего, как мы видим в Сифри (Дварим, 33) на стих Торы (Дварим, 6:6): «Да будут слова эти, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем». Сказали там мудрецы: «После того, как сказано (там, 6:5): “И люби Г-спода, Б-га твоего, всем сердцем твоим”, я не знаю, в чем должна выражаться любовь к Святому благословенному; на это Тора отвечает: “Да будут слова эти, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем”, поскольку таким образом ты познаешь Святого благословенного и прилепляешься к Его словам».

Перевод – рав П. Перлов


http://www.beerot.ru/?p=17497