Трактат Брахот — 1 — Глава 1 — Мишна 1

Дата: | Автор материала: Рав Берл Набутовский

4169
трактат брахот

Для поднятия души Анатолия бен Михаила

Предисловие

В первой мишне идет речь о заповеди произнесения определенных отрывков из Торы два раза в день (эти отрывки полностью приведены немного ниже). Она обсуждает, когда наступает время выполнения этой заповеди вечером, и до какого момента ее можно выполнять в течение ночи. Отрывки, которые следует произнести, мишна называет словом «Шма», по первому слову первого отрывка.

Автор мишны связывает время исполнения этой заповеди с подробностями другого закона Торы, согласно которому коэны должны очиститься от нечистоты, прежде чем есть труму, часть урожая, предназначенную для коэнов.

מֵאֵימָתַי קוֹרִין אֶת שְׁמַע בְּעַרְבִית? מִשָּׁעָה שֶׁהַכֹּהֲנִים נִכְנָסִים לֶאֱכֹל בִּתְרוּמָתָן, עַד סוֹף הָאַשְׁמוּרָה הָרִאשׁוֹנָה; דִּבְרֵי רַבִּי אֱלִיעֶזֶר. וַחֲכָמִים אוֹמְרִים: עַד חֲצוֹת. רַבָּן גַּמְלִיאֵל אוֹמֵר: עַד שֶׁיַּעֲלֶה עַמּוּד הַשָּׁחַר. מַעֲשֶׂה שֶׁבָּאוּ בָנָיו מִבֵּית הַמִּשְׁתֶּה. אָמְרוּ לוֹ: לֹא קָרִינוּ אֶת שְׁמַע. אָמַר לָהֶם: אִם לֹא עָלָה עַמּוּד הַשַּׁחַר – חַיָּבִין אַתֶּם לִקְרוֹת. וְלֹא זוֹ בִלְבַד: אֶלָּא כָּל מַה שֶׁאָמְרוּ חֲכָמִים «עַד חֲצוֹת» – מִצְוָתָן עַד שֶׁיַּעֲלֶה עַמּוּד הַשָּׁחַר. הֶקְטֵר חֲלָבִים וְאֵבָרִים – מִצְוָתָן עַד שֶׁיַּעֲלֶה עַמּוּד הַשָּׁחַר. וְכָל הַנֶּאֱכָלִין לְיוֹם אֶחָד – מִצְוָתָן עַד שֶׁיַּעֲלֶה עַמּוּד הַשָּׁחַר. אִם כֵּן, לָמָּה אָמְרוּ חֲכָמִים «עַד חֲצוֹת»? כְּדֵי לְהַרְחִיק אֶת הָאָדָם מִן הָעֲבֵרָה.

С какого времени произносят отрывки, составляющие текст «Шма», вечером? «С часа, когда коэны заходят, чтобы есть свою труму, и до окончания первой стражи», это слова раби Элиэзера. А мудрецы говорят: «до полуночи». Рабан Гамлиэль говорит: «до появления первых проблесков зари». Был случай, когда пришли его сыновья с пиршества и сказали ему: «Мы еще не произнесли отрывки “Шма” Сказал им рабан Гамлиэль: «Если еще не появились первые проблески зари, вы обязаны произнести отрывки “Шма”. И это относится не только к этой заповеди. На самом деле обязанность выполнять все, что мудрецы повелели выполнить до полуночи, действует до появления первых проблесков зари».

Заповедь сожжения туков и частей жертвы по закону Торы действует до того, как появятся первые проблески зари. И все жертвоприношения, которые требуется съесть в течение одного дня, по закону Торы следует съесть до появления первых проблесков зари. Если так, то почему мудрецы сказали: «до полуночи»? Чтобы отдалить человека от греха.

Комментарий рава Овадьи из Бартануры

Со времени, когда коэны заходят, чтобы есть свою труму. Коэны, которые стали нечистыми и окунулись днем до заката, не имеют права есть труму «до вечера», то есть до выхода звезд на исходе того дня, когда они окунулись. Почему же не сказано: «со времени выхода звезд»? Как дополнение к основной теме, мишна сообщает еще один закон: даже если коэн приобрел один из видов нечистоты, очищение от которой требует жертвоприношения, как, например, нечистота зав или мецора, его право есть труму не зависит от этого искупления. [То есть несмотря на то, что часть процесса очищения от нечистоты – это принесение жертвы в Храме, они имеют право есть труму, даже если они эту жертву не принесли.] И об этом написано (Ваикра, 22:7): «И ушло солнце, и очистилось (небо от солнечного света), и после этого будет есть от посвященного», — «уход» солнца[1] является обязательным условием для того, чтобы коэн имел право есть труму, а принесение жертвы – не является.

До окончания первой стражи. Первая треть ночи – так как ночь разделяется на три стражи. После этого произнесение отрывков «Шма» уже не может считаться совершенным во время «укладывания»[2], об этом нельзя сказать (Дварим, 6:7): «укладываясь». А до выхода звезд – это еще день, и не время «укладывания». Те же, кто произносят отрывки «Шма» раньше, на исходе дня, полагаются на мнение раби Йеуды, приведенное ниже, в главе «Утренняя молитва» [глава 4, мишна 1]. Согласно нему время, в которое можно произносить послеполуденную молитву, заканчивается в плаг а-Минха, то есть за час с четвертью до наступления ночи. И для нас закон установлен таким образом, что можно следовать мнению раби Йеуды. И сразу же после окончания времени, в которое можно произносить послеполуденную молитву (Минха), начинается время, в которое можно произносить отрывки «Шма» вечером[3].

Пока не появились первые проблески зари. Так как [по мнению рабана Гамлиэля] вся ночь называется временем «лежания». И закон следует мнению рабана Гамлиэля, ибо мудрецы тоже согласны с ним. И они сказали, что [время, в которое можно произносить отрывки «Шма» продолжается только] до полуночи, чтобы отдалить человека от греха. Но изначально, как только наступает время вечернего произнесения отрывков «Шма», описанное в этой мишне, то есть начиная с выхода звезд, запрещено есть и, тем более, спать, не произнеся предварительно отрывки «Шма» и не помолившись.

Был случай, когда пришли его сыновья с пиршества. Сыновья рабана Гамлиэля поступили в соответствии с мнением мудрецов, которые сказали «до полуночи». И такой вопрос задали [рабану Гамлиэлю его сыновья]: «когда мудрецы сказали “до полуночи, они имели в виду только до полуночи, и не позднее; и [существует принцип, по которому] при разногласии между одним мудрецом и многими, закон следует мнению многих. [То есть закон следует мнению, по которому после полуночи уже нет заповеди произносить «Шма».] Или же мнение мудрецов не отличается от твоего мнения? А то, что они сказали «до полуночи» – это только для того, чтобы отдалить человека от греха? И ответил им рабан Гамлиэль: «мнение мудрецов совпадает с моим мнением. И то, что сказали до полуночи – это чтобы отдалить человека от греха. Следовательно, вы должны произнести отрывки “Шма”».

И это относится не только к этой заповеди: весь следующий отрывок мишны – это продолжение того, что рабан Гамлиэль говорил своим сыновьям.

Сожжения туков: жертвоприношений. И частей жертвоприношения олат а-тамид (всесожжения, которое приносилось два раза каждый день), которое принесли к вечеру и окропили его кровью [жертвенник] днем. Заповедь сжигать его части на жертвеннике действует в течение всей ночи, как сказано (Ваикра, 6:2): «Оно, всесожжение, на костре, на жертвеннике всю ночь до утра, и огонь жертвенника пусть горит на нем».

Требуется съесть в течение одного дня. Как, например, благодарственное жертвоприношение (тода), грехоочистительное жертвоприношение (хатат), и тому подобные жертвоприношения, которые требуется съесть в течение дня и последующей ночи. [Мясо этих жертвоприношений] требуется съесть до зари, а с наступлением зари оно приобретает статус нотар («остатков»), [которые есть нельзя].

Если так, почему мудрецы сказали «до полуночи». Так мудрецы сказали о заповеди произносить отрывки «Шма» и о заповеди съедать мясо жертвоприношений. А о сожжении туков и внутренностей мудрецы не сказали, что его следует произвести до полуночи. И эти законы включены в эту мишну только для того, чтобы сообщить: любую заповедь, время выполнения которой – это ночь, можно выполнить в течение всей ночи.

Чтобы отдалить человека от греха. Чтобы не съел их после начала зари, и не подвергся наказанию карет. И то же самое относится к заповеди произнести «Шма» – чтобы [человек] не сказал: «у меня все еще есть время [для того, чтобы исполнить эту заповедь»], и не пропустил положенное время.

Комментарий בִּרְכֹת הוֹרַי

Произносят отрывки, составляющие текст «Шма». Трактат Брахот начинается с заповеди дважды в день произносить два отрывка из Торы: Дварим (6:4-9) и Дварим (11:13-21)[4]. Идея, которая объединяет эти фрагменты — это утверждение веры во Всевышнего и принятия на себя бремени исполнения заповедей Торы. В традиционный текст «Шма» включается также отрывок из Бемидбар (15:37-41), произнося который, выполняют также заповедь вспоминать исход из Египта днем и ночью.

Комментарий «Тиферет Исраэль» объясняет, почему трактат начинается именно с заповеди произносить «Шма»: «Я считаю, что первая заповедь, которая была дана народу Израиля – это занятие Торой, ибо изучение приводит к исполнению. [То есть, не изучая Тору и не зная законы, невозможно выполнять никакие заповеди, поэтому изучение Торы является необходимым условием для исполнения заповедей.] А если нет изучения, откуда возьмется исполнение? А заповедь, из которой выводится обязанность изучать Тору – это произнесение отрывков «Шма», где сказано (Дварим, 6:7): «и повторяй их». Кроме того, по закону, тому, у кого в этот день не было никакой возможности изучать Тору, произнесение этих отрывков засчитывается как заповедь ежедневного изучения Торы».

Комментарий «Он Ашир» подчеркивает, что Тора оканчивается буквой ל [слова (Дварим, 34:12): «перед глазами всего Израиля», לְעֵינֵי כָּל יִשְׂרָאֵל], а самая первая мишна начинается со следующей буквы алфавита, буквы מ (первая буква слова מאימתי, с которого начинается данная мишна). Это показывает, что устная Тора является продолжением и неотъемлемой частью письменной Торы.

Отрывки, составляющие текст «Шма». Набор отрывков, которые необходимо произнести, чтобы выполнить заповедь произнесения «Шма», включает в себя следующее.

«Слушай, Израиль, Г-сподь — Б-г наш, Г-сподь один. И люби Г-спода, Б-га твоего, всем сердцем своим и всею душою своею, и всем имуществом своим. Да будут слова эти, которые Я заповедую тебе сегодня, на сердце твоем. И повторяй их сынам своим, и говори о них, сидя в доме своем, и идя дорогою, и когда ты лежишь[5], и когда ты встаешь. И навяжи их как знак на руку твою, и да будут они начертанием между глазами твоими. И напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих» (Дварим, 6:4-9).

После первого стиха «Шма» шепотом[6] произносят слова «Да будет благословлено Имя Славы Царства Его во веки веков». Потом произносят отрывок (Дварим, 11:13-21): «И вот, если послушаетесь заповедей Моих, которые Я заповедую вам ныне – любить Г-спода, Б-га вашего, и служить Ему всем сердцем вашим и всею душою вашею – то дам Я дождь земле вашей своевременно, ранний и поздний; и соберешь ты хлеб твой, и вино твое, и елей твой. И дам Я траву на поле твоем для скота твоего; и будешь есть и насыщаться. Берегитесь, чтобы не обольстилось сердце ваше, и вы не совратились и не стали служить богам иным, и не поклонялись им. И возгорится гнев Г-спода на вас, и затворит Он небо, и не будет дождя, и земля не даст плодов своих; и вы скоро пропадете с этой хорошей земли, которую Г-сподь дает вам. Поместите же эти слова Мои в сердце ваше и в душу вашу, и навяжите их в знак на руку свою, и да будут они начертанием между глазами вашими. И учите им сыновей своих, говоря о них, когда ты сидишь в доме своем и когда идешь дорогою, и когда лежишь, и когда встаешь. И напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих, дабы длились дни ваши и дни детей ваших на той земле, которую Г-сподь клялся дать отцам вашим, — сколько дней небо над землею».

Традиционно[7], после этих двух отрывков произносят еще один отрывок, который говорит об исходе из Египта[8] (Бемидбар, 15:37-41): «И Г-сподь сказал Моше, говоря: Говори сынам Израиля и скажи им, чтобы они делали себе кисти на краях одежд своих во всех поколениях своих, и вставляли в кисть края бирюзовую[9] нить. И будет она у вас в кисти, и, глядя на нее, вы вспомните все заповеди Г-спода и исполните их, и не будете следовать сердцу вашему и очам вашим, за которыми вы блудите, чтобы вы помнили и исполняли все заповеди Мои и были святы Б-гу вашему. Я – Г-сподь, Б-г ваш, который вывел вас из земли Египетской, чтобы быть вам Б-гом. Я – Г-сподь, Б-г ваш».

Произносят отрывки, составляющие текст «Шма», вечером. Талмуд говорит, что эта мишна, самая первая во всем своде Мишны, начинается не с начала. Автор задает вопрос, когда нужно произносить отрывки «Шма», но не объясняет, почему их вообще надо произносить! Талмуд отвечает, что заповедь произносить «Шма» вечером и утром известна из стиха (Дварим, 6:7) «И повторяй их сынам своим, и говори о них, сидя в доме своем, и идя дорогою, и когда ты лежишь, и когда ты встаешь.» Поэтому мишна сразу начинает с объяснения законов этой заповеди.

Талмуд также задает вопрос, почему мишна в первую очередь обсуждает произнесение отрывков «Шма» вечером, а не утром. На это дается несколько ответов. Во-первых, Тора с самого начала говорит нам, что день начинается с вечера, как сказано[10]: «И был вечер, и было утро: день один». Кроме того, о самой заповеди произнесения отрывков «Шма» сказано[11]: «когда лежишь, и когда встаешь». Ночь упоминается в первую очередь.

Коэны – потомки первосвященника Аарона по мужской линии. Коэны являются священниками, выполняющим службу в Храме. Они имеют право получать некоторые из даров, которые в земле Израиля отделяют от урожая и от скота, в том числе, труму.

Трума – один из даров, который отделяется от урожая, произрастающего в земле Израиль. Этот дар может употреблять в пищу сам коэн, некоторые члены его семьи[12], его рабы и скот. Таким образом, труму могут есть не только коэны. Очевидно, мишна употребляет слово «коэн» для краткости.

Человек имеет право есть труму, только будучи в состоянии чистоты. Поэтому, прежде чем приступить к поеданию трумы, было необходимо очиститься.

Коэны, которые стали нечистыми и окунулись днем до заката, не имеют права есть труму «до вечера», то есть до выхода звезд на исходе того дня, когда они окунулись. Коэн, как и любой другой человек, приобретший духовную нечистоту, должен был окунуться в специальный водоем, имеющий статус микве[13]. От некоторых видов нечистоты можно очиститься сразу. Другие виды требуют семь дней для очищения и выполнение некоторых других условий. В любом случае, в последний день этого срока необходимо окунуться в микве. После этого человек приобретает статус твуль йом (טבול יום; буквально – «окунувшийся в этот день»). Эта первая стадия чистоты позволяет окунувшемуся есть вторую десятину (מעשר שני), особый дар, который отделяют от урожая, чтобы съесть его в стенах города Иерусалима. Заповедь отделять и есть вторую десятину в состоянии чистоты относится ко всем евреям.

Следующая стадия очищения – это наступление ночи. С наступлением ночи окунувшийся в течение дня коэн, член его семьи или раб получал право есть труму и халу.

В случае приобретения особенно тяжелых видов нечистоты, как то зав и мецора, о которых говорит рав Овадья из Бартенуры, требуется также пройти третью стадию очищения – принести особые жертвоприношения в Храме. Принеся жертву, человек окончательно очищается от нечистоты, и сам может есть мясо жертвоприношений в Храме[14]. Но есть труму разрешено и до прохождения этой стадии очищения.

Традиционно, водоемы микве строили за городом, чтобы уменьшить вероятность попадания в них черпанной воды, которая при определенных условиях может сделать их недействительными. Люди, которые должны были окунуться в микве, на исходе дня выходили за пределы города, а вечером после окунания возвращались в город. Поэтому в мишне в отношение коэнов употребляется слово «заходят»[15].

Тот, кто нуждался в окунании в микве, обычно шел туда именно ближе к вечеру, так как в течение дня можно было случайно дотронуться до источника нечистоты и тем самым свести эффект окунания на нет. Если же окунание было произведено непосредственно перед заходом солнца, то вероятность такого происшествия сводилась к минимуму. Пока коэн выходил из микве, вытирался и шел в город, в небе появлялись три звезды среднего размера, наступала ночь, и он приобретал право есть труму[16].

И об этом написано (Ваикра, 22:7): «И ушло солнце, и очистилось (небо от солнечного света), и после этого будет есть от посвященного». Талмуд объясняет, что в данном случае слова «И очистился» (וְטָהֵר) относятся ко времени: наступление ночи автоматически очищает тех, кто окунулся в воды микве или в живой источник в течение дня[17].

Ночь разделяется на три стражи. Талмуд говорит, что духовные процессы, которые происходят в течение ночи, разделяются на три равных периода. Смена стражи в духовных мирах влияет также на то, что происходит в физическом мире. Талмуд (Брахот, 3а) называет признаки, по которым можно определить эту смену: «В конце первой стражи кричит осел, в конце второй стражи лают собаки, в конце третьей стражи младенец кормится у груди своей матери, и женщина разговаривает со своим мужем». По этим признакам даже человек, у которого нет часов, может определить наступление времени выполнения заповедей.

До окончания первой стражи… после этого произнесение отрывков «Шма» уже не может считаться совершенным во время «укладывания», о нем нельзя сказать (Дварим, 6:7): «Укладываясь». Разногласие между раби Элиэзером и мудрецами основывается на разнице в понимании слова וּבְשָׁכְבְּךָ. Раби Элиэзер считает, что это слово означает «когда ты укладываешься», «ложась», «укладываясь». То есть «Шма» можно произносить только в то время, когда люди заняты отходом ко сну. Поэтому, по его мнению, по прошествии первых четырех часов после наступления ночи, когда подавляющее большинство людей уже спит, оканчивается время произнесения «Шма».

По мнению мудрецов и рабана Гамлиэля, слово וּבְשָׁכְבְּךָ означает «когда ты лежишь», «лежа». Поэтому, по их мнению, по закону Торы, отрывки «Шма» можно произносить в течение всей ночи.

В любом случае, по мнению всех мудрецов, которые фигурируют в данной мишне, самое лучшее время для произнесения отрывков «Шма» – это именно начало ночи. Существует опасение, что, вернувшись с работы домой, усталый человек увлечется едой и отдыхом, проспит всю ночь и вообще не успеет произнести «Шма» и вечернюю молитву. Поэтому за полчаса до наступления времени, в которое можно произнести отрывки «Шма», вступает в силу запрет мудрецов есть, спать, и делать любую работу, которой можно увлечься и пропустить время произнесения «Шма»[18]. Разногласие между мудрецами, которое фигурирует в мишне, относится к случаю, когда лучшее время для выполнения заповеди было пропущено по той или иной причине.

А те, кто произносят отрывки «Шма» раньше, на исходе дня, полагаются на мнение раби Йеуды, приеденное ниже в главе «Утренняя молитва» [глава 4, мишна 1]. Согласно нему время, в которое можно произносить послеполуденную молитву, заканчивается в плаг а-Минха, то есть за час с четвертью до наступления ночи. Известно, что в древние времена, по крайней мере, со времени Талмуда и до средневековья, евреи боялись выходить на улицу поздно вечером. Во времена Талмуда это усугублялось тем, что синагоги часто строились за городской чертой. Идти по малонаселенной местности в темноте было особенно опасно. Поэтому на исходе дня в синагоге устраивали две молитвы – послеполуденную молитву Минха и вечернюю молитву Маарив. После этого все расходились по домам. Так как вечерняя молитва включает в себя произнесение отрывков «Шма»[19], эту заповедь тоже выполняли в конце дня, до захода солнца.

Комментаторы-ришоним высказали несколько мнений по поводу смысла этого обычая. Раши[20] пишет, что произнесение соответствующих отрывков в это время – это изучение Торы перед молитвой, а не заповедь произносить отрывки «Шма». Заповедь же выполняли, уже вернувшись из синагоги домой, прежде чем пойти спать. Очевидно, что, по мнению Раши, эту заповедь невозможно выполнить до появления звезд.

Рабейну Там[21] придерживался другого мнения. В первой мишне четвертой главы приводится спор между раби Йеудой и мудрецами. Раби Йеуда считал, что время произнесения послеполуденной молитвы Минха заканчивается за час с четвертью до заката. Мудрецы же утверждают, что время этой молитвы – до заката солнца. Рабейну Там понимал, что спор раби Йеуды с мудрецами относится также ко времени произнесения «Шма». И так как Талмуд приходит к выводу, что можно следовать мнению раби Йеуды в отношении молитвы[22], это решение относится и к произнесению «Шма». Именно это мнение приводит здесь рав Овадья из Бартануры.

Комментарий Тосафот следует мнению Рабейну Тама (который принадлежал к первому поколению тосафистов). Далее Тосафот[23] пишут, что раби Йеуда не выводил закон о времени, в которое необходимо произнести отрывки «Шма», из слова וּבְשָׁכְבְּךָ, «когда ты лежишь». По мнению раби Йеуды, это время определяется по какому-то другому критерию. Комментарий «Бейт Хадаш»[24] предлагает другое объяснение мнения Рабейну Тама. Он считает, что раби Йеуда трактовал это слово, как и все остальные мудрецы. Расхождение с мнением других мудрецов в другом: когда именно начинается время «лежания». Раби Йеуда считает, что уже за час с четвертью до конца дня начинается время, когда люди готовятся ложиться спать.

Ученики Рабейну Йоны и другие комментаторы, которые были согласны с мнением Раши, писали, что по мнению раби Йеуды нет никакой связи между временем молитв и временем произнесения отрывков «Шма». Раби Йеуда понимал слово וּבְשָׁכְבְּךָ, «когда ты лежишь», точно так же, как другие мудрецы. И заповедь произносить «Шма» невозможно выполнить до появления звезд ни по одному из мнений. Поэтому, вернувшись домой из синагоги, следует произнести отрывки «Шма», чтобы выполнить заповедь.

Так как в наше время люди беспрепятственно выходят на улицу в темное время суток, сегодня эта проблема почти полностью отпала. Вечернюю молитву Маарив устраивают после выхода звезд, поэтому произнесение отрывков «Шма», сопутствующих им благословений и вечерней молитвы можно выполнить самым лучшим образом по всем мнениям. Хазон Иш писал[25], что в земле Израиля вечернюю молитву следует начинать как минимум через сорок минут после заката. Но рав Шломо Залман Ойербах считал, что тот, кто начинает вечернюю молитву через двадцать минут после заката, как принято в Иерусалиме, выполняет обязанность, и не должен менять установившийся обычай[26].

Древние комментаторы назвали еще одну проблему: в их времена было трудно собрать уставших после целого дня напряженной работы людей в синагоге два раза. Поэтому обе молитвы, Минха и Маарив, шли одна за другой. Эта проблема остается и сегодня во многих общинах.

Поэтому тому, кто живет в общине, в которой нет возможности организовать общественную молитву достаточно поздно, следует произнести вечернюю молитву Маарив, включая «Шма» и сопутствующие им благословения, в синагоге вместе со всеми. Потом, вернувшись домой, следует произнести «Шма» без благословений после появления трех звезд небольшого размера[27]. «Мишна Брура»[28] подчеркивает, что это – обязанность по закону Торы.

Пока не появились первые проблески зари. Речь идет о свете, который появляется до восхода солнца. Рамбам объясняет в комментарии к этой мишне: «Начало зари – это столб света, который появляется утром; это свет, который виден на восточном краю неба примерно за час и одну пятую до восхода солнца, считая по правильным[29] часам. И причина [возникновения этого феномена в том, что] край круга, образовываемого солнечным светом, приближается к густым парам, которые постоянно поднимаются от земли. А их высота над землей — пятьдесят один миль, как объясняется наукой».

Другими словами, сумерки возникают из-за того, что находящееся ниже линии горизонта солнце освящает атмосферу, которая рассеивает его лучи. Эти лучи достигают наблюдателя, благодаря чему тот видит свет высоко в небе. Чем ниже за линей горизонта находится солнце, тем выше видимая наблюдателем освещенная часть атмосферы. Так как интенсивность свечения зависит от плотности атмосферы, а с увеличением высоты плотность понижается, то, когда солнце находится достаточно низко, света практически нет, и видны все видимые звезды, даже самые малые из них.

Скорость, с которой солнце восходит из-под линии горизонта и опускается за нее, зависит от географической широты и от времени года. По современным представлениям, сумерки продолжаются, пока солнце находится до 18° ниже горизонта. 72 минуты, указанные у Рамбама, примерно соответствуют продолжительности этого периода в точке, близкой к экватору, и во время года, близкое к равноденствию. По мере удаления от экватора и приближения к полюсам это время увеличивается. Оно также увеличивается зимой и летом, и достигает пика примерно в день солнцестояния, так как в этот день солнце садится под наиболее острым углом к горизонту, и требуется больше времени, чтобы оно опустилось до требуемых 18°[30].

Как природные явления, утренние и вечерние сумерки очень похожи между собой, процессы, происходящие утром и вечером, являются как бы зеркальным отражением друг друга. Но с точки зрения закона эти явления не симметричны. По закону, утренние сумерки, относящиеся в определенном смысле и ко дню, и к ночи, соответствуют природным сумеркам. Талмуд[31] определяет продолжительность этого времени как «четыре миль». Вечерние сумерки продолжаются лишь три четверти миль[32]. То есть, по закону, продолжительность вечерних сумерек — это всего лишь три шестнадцатых времени природных сумерек.

Существует разногласие между мудрецами, жившими в Вавилоне, гаонами, и Рабейну Тамом, когда именно начинается это время. Гаоны считали, что оно начинается одновременно с природными сумерками, то есть в момент, когда солнечный диск полностью скрывается за горизонтом. Если принять миль за 18 минут, получится, что через тринадцать с половиной минут после захода солнца наступает ночь с точки зрения всех законов Торы[33].

Рабейну Там считал, что конец этого времени совпадает с концом природных сумерек. Если считать, что природные сумерки занимают 72 минуты, по мнению Рабейну Там, первые пятьдесят восемь с половиной минут после полного захода солнца – это день. Только после этого начинается отсчет тринадцати с половиной минут, которые относятся и ко дню, и к ночи.

Несмотря на то, что «Шулхан Арух» соглашается с мнением Рабейну Тама, на практике далеко не все приняли его решение.

Когда мудрецы сказали «до полуночи», они имели в виду только до полуночи, и не позднее. Существует два объяснения, что предположили сыновья рабана Гамлиэля. По мнению Раши[34], они предположили, что мудрецы понимали стих Дварим (6:7) так же, как раби Элиэзер, то есть что слово וּבְשָׁכְבְּךָ означает «ложась», «отходя ко сну». Единственное, в чем мудрецы расходятся с раби Элиэзером – продолжительность времени, которое занимает этот процесс: по раби Элиэзеру это четыре часа, а по мудрецам – шесть часов.

Рабейну Йона[35] написал, что мудрецы (по предположению сыновей рабана Гамлиэля) понимали это слово так же, как рабан Гамлиэль, то есть что слово וּבְשָׁכְבְּךָ означает «когда ты лежишь», «лежа». И по закону Торы отрывки «Шма» можно произносить до утра. Тем не менее, они предполагали, что мудрецы отменили исполнение этой заповеди после полуночи, чтобы у людей не возникал соблазн откладывать ее до позднего часа. Рабейну Йона пишет, что у мудрецов есть возможность в некоторых случаях частично отменить выполнение повелительных заповедей Торы. Пример: отмена заповеди трубить в специальный рог, шофар в первый день праздника Рош а-Шана, когда он выпадает на субботу.

И ответил им рабан Гамлиэль: «мнение мудрецов совпадает с моим мнением». Талмуд (8б) пишет: «закон соответствует мнению рабана Гамлиэля». Среди комментаторов возникли разногласия, как следует понимать это простое утверждение. Некоторые комментаторы, в том числе Рабейну Ашер[36] и Рашбо[37] написали, что по рабану Гамлиэлю нет заповеди мудрецов произнести отрывки «Шма» до полуночи. Следовательно, и с точки зрения практического закона нет разницы, произнесли эти отрывки до полуночи или после. (Но, как было отмечено выше, все комментаторы согласны, что предпочтительно выполнить эту заповедь как можно раньше, желательно, сразу же после появления в небе трех звезд небольшого размера.)

Другие комментаторы написали, что утверждение «закон соответствует мнению рабана Гамлиэля» означает только то, что закон не установлен по мнению раби Элиэзера, и по закону Торы «Шма» можно произносить всю ночь, так как слово וּבְשָׁכְבְּךָ означает «когда будешь лежать», а не «когда будешь ложиться». Тем не менее, правило, что, когда один мудрец спорит со многими, закон следует мнению многих, остается в силе. Поэтому закон следует мнению мудрецов, и есть постановление раввинов произнести «Шма» именно до полуночи. Так постановили Рамбам[38] и «Шулхан Арух»[39]. Но если по какой-то причине это время было пропущено, то заповедь можно выполнить до появления первых проблесков зари.

Талмуд также пишет, что тот, кто был лишен возможности произнести отрывки «Шма» в течение всей ночи, может произнести их даже после начала зари, до начала восхода солнца. И так установлен закон[40]. Но тот, кто мог их произнести, но

Сожжения туков жертвоприношений. Жир домашних животных, разрешенных в пищу, а именно, коров, коз и овец, подразделяется на два вида, один из них называется חֵלֶב (хелев, тук), другой – שוּמַן (шуман, жир). Первый вид запрещен в пищу, за исключением курдюка овцы. Если животное приносится в жертву, то тук нужно было сжигать на жертвеннике. Время сожжения тука ограничивалось окончанием ночи после принесения жертвы.

Жертвоприношения, которые требуется съесть в течение дня и последующей ночи. В отличие от других жертвоприношений, которые можно есть в течение дня, в который они были принесены, последующей ночи и последующего дня.

О сожжении туков и внутренностей мудрецы не сказали, что его следует произвести до полуночи – это мнение Раши[41]. А Рамбам[42] написал, что постановление мудрецов закончить выполнение заповеди до полуночи относится ко всему, что перечислено в мишне.

Чтобы не съел их после начала зари и не подвергся наказанию карет. В данном случае, мудрецы действительно запретили выполнять заповедь после полуночи[43]. Дело в том, что съедение мяса жертвоприношений существенным образом отличается от произнесения «Шма». В случае с произнесением «Шма» риск заключается только в возможности лишиться награды за исполнение повелительной заповеди. С другой стороны, тому, кто ест мясо жертвоприношений по истечении положенного срока, полагается тяжелое наказание — карет, отсечение души от ее источника. Поэтому в данном случае ограничение мудрецов призвано не только стимулировать своевременное исполнение заповеди, но также оградить от действия, чреватого наказанием[44].

Перевод и комментарий – рав Б. Набутовский

  1. Подразумевается заход солнца и частичное наступление темноты, при котором становятся видны звезды среднего размера.
  2. Разногласие между раби Элиэзером и мудрецами основано на разнице в понимании слова וּבְשָׁכְבְּךָ. Мы переводим его в соответствии со смыслом, который в него вкладывал обладатель каждого из мнений.
  3. Практический закон не соответствует этому мнению, см. в комментариях.
  4. Полный текст этих отрывков приведен немного ниже.
  5. Ниже приводится разногласие мудрецов в понимании точного значения этого слова. Здесь приведен перевод, соответствующий установленному закону.
  6. Кроме Йом Кипур, когда их произносят вслух.
  7. ע’ תוס’ אנשי שם
  8. О заповеди вспоминать об исходе из Египта каждый день и каждую ночь речь пойдет ниже (мишна 5).
  9. Подразумевается нить, покрашенная особой краской тхелет, о которой пойдет речь в следующей мишне.
  10. Берешит (1:5).
  11. Дварим (6:7).
  12. Девушка может есть труму, если она дочь коэна. Женщина может есть труму, если она жена коэна, или вдова коэна, и у нее есть потомство от мужа, или дочь коэна и вдова не-коэна, и у нее нет живого потомства.
  13. Исключением является человек, приобретший нечистоту зав, он должен окунуться в живой источник.
  14. Жертвоприношения разделяются на несколько видов. Мясо некоторых из них полностью сжигают на жертвеннике, мясо других частично отдается коэнам. Есть также жертвоприношения, мясо которых частично или полностью съедает его хозяин. Таким образом, эта стадия очищения также относится ко всем евреям.Заповедь съесть жертвоприношение относится также к жертвенным хлебам.
  15. ‘תפארת ישראל, יכין, אות ב
  16. תפארת ישראל, יכין, אות ב’
  17. Окунание очищает нечистого человека или предмет только при соблюдении определенных условий, различных для разных видов нечистоты. Первое условие – чтобы окунание было произведено вовремя, в последний день нечистоты. Кроме этого, для очищения от разных тяжелых видов нечистоты, таких как зав, мецора, мет, нида и т. д., требуется произвести дополнительные действия и соблюсти различные условия, обсуждение которых можно найти в соответствующих частях Мишны.
  18. משנה ברורה סימן רלה ס״ק יז
  19. Мудрецы Талмуда подчеркивают, что чрезвычайно важно произнести центральную часть молитвы, Шмоне Эсре, непосредственно после окончания благословения после «Шма» (об этом благословении пойдет речь в четвертой мишне). Поэтому во время вечерней молитвы маарив всегда вначале произносят «Шма» и соответствующие благословения. Исключением является случай, когда некто опаздывает на общественную молитву и из-за произнесения «Шма» не успевает произнести основную часть молитвы вместе со всеми.
  20. ברכות דף ב ע״א ד״ה עד סוף האשמורה הראשונה
  21. ברכות דף ב ע״א ד״ה מאימתי קורין
  22. И закон соответствует этому мнению, см. שולחן ערוך אורח חיים ס’ רלג
  23. דף ב ע״ב ד״ה אמר ליה ר’ יהודה
  24. אורח חיים ס’ רלה אות ד
  25. דינים והנהגות פ’ ה אות ז
  26. הליכות שלמה תפילה פ’ יג סי’ ט
  27. שלחן ערוך אורח חיים ס’ רלה, סע’ א
  28. שם ס״ק ו
  29. В оригинале комментария к Мишне, написанном на арабском, Рамбам употребляет необычное слово, которое не соответствует ни «равным» часам, ни «относительным часам».
  30. По поводу вопроса, как определяется закон в местах, где летом сумерки продолжаются всю ночь, а звезд не видно вообще, существует несколько мнений. В рамках этой работы нет возможности подробно обсудить эту тему.
  31. Трактат Псахим (93б-94а).
  32. Трактат Шаббат (34б).
  33. Но это не следует воспринимать как постановление практического закона. В частности, что касается исхода субботы, не принято полагаться на это мнение.
  34. ברכות דף ט עמוד א ד״ה רבנן פליגי עילווך
  35. דף א’ ע״א ד״ה ויש
  36. ברכות פ’ א ס’ ט
  37. ברכות ב ע״א
  38. קריאת שמע פ״א ה״ט
  39. אורח חיים ס’ רלה סע’ ג’, וע’ באור הלכה שם ד״ה וזמנה
  40. שו״ע שם סע’ ד’
  41. ברכות ב ע״א ד״ה אם כן
  42. על המשנה כאן, מעשה קרבנות פ״ד, תמידין פ״א
  43. תפארת ישראל, ייכין, אות יב
  44. Выше мы уже объяснили, что у мудрецов есть возможность частично отменить повелительную заповедь Торы.


http://www.beerot.ru/?p=23363