Танах рассказывает Книга Шмуэля — Отношения между Ханой и Пниной

Дата: | Автор материала: Рав Нахум Шатхин

1045

«И был день, когда Элькана принес жертвы, он дал доли (порции) Пнине, жене своей, и всем сыновьям ее и дочерям ее. Хане же давал двойную долю, так как Хану любил; но Г‑сподь затворил чрево ее» (Шмуэль I, 1:4).

Раши приводит мнение, что день, о котором говорится в стихе – Рош а-Шана. «Мидраш Шмуэль» утверждает, что это день дарования Торы – праздник Шавуот, и большинство описываемых в первой главе событий произошли, когда Элькана с женами – Ханой и Пниной – и всеми детьми поднялись в Шило к Мишкану, чтобы провести там праздник.

Комментаторы поясняют, почему мидраш говорит, что описываемые события происходили в праздник Шавуот. Стих начинается со слов «И был день». На иврите слово «день» написано с определенным артиклем ה (а-йом), который необходим для того, чтобы что-то подчеркнуть. То есть, это был не просто день, а именно «тот самый» день. Такое написание и стало источником для обоих мнений (и Раши и мидраша). Итак, по Раши а-йом (тот самый день) – это день еврейского нового года, Рош а-Шана, а по другому мнению а-йом (тот самый день) указывает на праздник Шавуот.

В стихах, описывающих сотворение мира, каждый день пишется без артикля ה: день первый (йом ришон), день второй (йом шени) и т.д. И только у шестого дня имеется артикль ה: не йом шиши, а йом а-шиши. Это подчеркивает особый статус дня. В трактате Шаббат (88а) мудрецы поясняют, что стих говорит нам об условии, поставленном Творцом: «Созданный мною мир будет существовать при одном условии. Если народ Израиля примет в будущем Тору – мир продолжит существование. Если же Израиль не примет Тору, Я разрушу этот мир». Таким образом, буква ה намекает на еще один важный шестой день в истории человечества – шестое Сивана, когда после выхода из Египта евреи приняли Тору на горе Синай, реализовав тем самым условие Творца для существования мира.

Здесь начинает описываться непростая история отношений между Ханой и Пниной. Как уже упоминалось, Элькана женился на Пнине только по одной причине – бездетности его первой жены, Ханы. Несложно предположить, что Пнина была женщиной, обладавшей  высоким духовным уровнем, иначе Элькана, пророк Всевышнего, не стал бы вводить ее в дом. Из источников следует, что изначально Пнина желала помочь Хане, предпринимая многочисленные попытки побудить ее сильнее молить Небеса об избавлении. Но природа вещей такова, что две соперницы в одном доме недолюбливают друг друга. Со временем Пнина стала досаждать Хане не только во имя Небес, но и ради того, чтобы причинить боль более любимой мужем сопернице. Потеряв контроль над собой, Пнина настолько увлеклась борьбой с Ханой, что была жестоко наказана смертью части своих детей.

Рабейну Хида (рав Хаим Йосеф Давид Азулай, выдающийся законоучитель и каббалист) в книге «Хомат а-НаХ» утверждает, что в том, что произошло между женами Эльканы, была и его собственная вина. В стихе сказано, что во время праздничной трапезы Элькана выказывал особое уважение Хане и не оказывал достаточного внимания Пнине. Из стиха видно, что о порциях Пнины и ее детей говорится в прошедшем времени: натан – дал. Это намекает на то, что для Эльканы процесс раздачи Пнине и ее детям является как бы уже прошедшим действием: дал и забыл. С другой стороны, по отношению к Хане использован глагол итен (буквально – даст, в будущем времени), что намекает на отношение, которое на заканчивалось только раздачей праздничной порции. Это сопровождалось особым вниманием и состраданием со стороны Эльканы, что, конечно же, не могло остаться незамеченным Пниной. Говорит рабейну Хида, что такое явное выражение предпочтения только усиливало ненависть Пнины к Хане. В такой праздничный день, когда все мироздание радуется дарованию Торы нельзя обделять вниманием близкого человека, причиняя ему боль.


http://www.beerot.ru/?p=11621