Танах рассказывает Книга Шмуэля — Родословная Эльканы

Дата: | Автор материала: Рав Нахум Шатхин

971

«И был один человек из Раматаим-Цофим, с гор Эфраимовых; имя ему Элькана, сын Йерохама, сына Элиу, сына Тоху, сына Цуфа, Эфратеянина» (Шмуэль 1, 1:1).

Сын Йерохама

Подобно тому, как Элькана стремился добиться, чтобы заповеди Всевышнего были любимы и желанны для евреев, в той же мере и люди любили его, а слова его были всегда желанны для них. И имя Йерохам, корень которого происходит от слова רחמים (рахамим – милосердие; по-арамейски также означает любовь), намекает на доброжелательность евреев к нему и его важному делу.

Сын Цуфа

«Мед из сот (צוּף דְּבַשׁ) – отрадные речи, сладость душе и исцеление для костей» (Мишлей, 16:24). Поясняет «Мецудат Давид», что человек, преподносящий слова Торы в приятной и услаждающей слух форме, удостаивается того, что слова эти желанны для учеников, словно это мед из сот. Они приятны и полезны телу и душе, и влекут за собой сердца людей, которые готовы воспринять от учителя его знания и наставления.

Эфратеянин

В начале этого стиха уже упоминалось, что Элькана был родом с гор Эфраимовых, то есть проживал в городе левитов, который находился на территории колена Эфраима. Наши мудрецы учат нас правилу, что ТаНаХ не является книгой, описывающей исторические события, произошедшие с народом Израиля в разные эпохи, а включает в себя только ту информацию, из которой можно выучить алахот (законы), мусар (еврейскую мораль и этику), а также – путь, как совершать тшуву (раскаяние в грехах и их исправление). Соответственно, авторы книг ТаНаХа и его составители не ставили перед собою цель придать текстам красочный, поэтический вид. Важно знать, что если в стихе встречается какое-то слово, то оно приведено здесь с определенной целью и обязательно несет в себе какую-то информацию.

На основании сказанного, практически всеми комментаторами задается вопрос, зачем в конце стиха упоминается, что Элькана был Эфратеянин? Во-первых, он был из колена Леви, а не Эфраима. Во-вторых, даже если мы предположим, что речь идет о его проживании на территории колена Эфраима, то зачем говорить об этом дважды, ведь в начале стиха уже сказано, что он жил на горах Эфраимовых? Поэтому поясняют, что это не указание места проживания, а очередной «титул», который был присвоен Элькане.

Прежде всего, приведем пояснение «Даат Зкеним» о самом имени Эфраим (от слова אֶפְר эфер, пепел). Так назвали Эфраима в честь двух праотцев – Авраама и Ицхака, которые сравниваются с пеплом. Сказано об Аврааме: «И отвечал Авраам, и сказал: вот, я решился говорить Владыке, хотя я прах и пепел (וָאֵפֶר)» (Берешит, 18:27). Ицхак, после того, как побывал на жертвеннике, также сравнивается с пеплом, остающимся после сожжения жертвы. Имя Эфраим слышится как «два пепла» (Авраама и Ицхака). Поэтому и народ Израиля называется именем Эфраима, как сказано: «Эфраим, дорогой Мне сын» (Ирмияу, 31:19).

В предчувствии приближающейся смерти, Яаков созывает к себе всех сыновей для того, чтобы дать им благословение. Эти благословения были пророческими и носили напутственный характер. Каждый из родоначальников колен имел множество достоинств, но у каждого было и особое качество, присущее только ему. Зная это, Яаков наставлял своих сыновей, чтобы они развивали в себе эти качества, наделяя ими своих потомков и укрепляя этим народ Израиля. Говорится в мидраше «Ялкут Шимони»: «Сказал раби Пинхас: “Венец славы возложил Яаков перед смертью на голову Эфраима, сказав: главы домов учений, главы колен, лучшие и прославленные в народе Израиля, будут зваться твоим именем. Написано: “ …Элькана сын Цуфа, Эфратеянина” (хотя сам был из колена Леви), “Давид сын человека Эфратеянина …” (хотя был из колена Йеуды), “Махлон и Кильон Эфратеяне…” (также из колена Йеуды)».

Рав Ланиадо из Арам Цовы (Алеппо) поясняет нам, что имеется в виду под венцом славы, который возложил Яаков на голову Эфраима.

«И простер Исраэль правую руку свою и положил на голову Эфраима, хотя он младший» (Берешит, 48:14). Для чего сообщается в стихе, что Эфраим был моложе Менаше – разве мы не знаем этого? Отвечает Мидраш Раба, что это пришло намекнуть на то, что Яаков поставил первым Эфраима – в награду за кротость и скромность, которой он отличался. Яаков сказал Эфраиму, что он должен работать над собой, развивать и наращивать в себе качество кротости и скромности, для того чтобы мог наделить ею своих потомков, и чтобы влияние ее распространялось среди всех сыновей Израиля. Есть большая необходимость в этом, потому что без кротости и скромности ни один еврей не сможет достичь вершин в Торе. Поэтому каждый важный, прославленный и великий еврей в народе Израиля, будет зваться твоим именем.

«… и имя его Элькана»

У нечестивцев всегда имя следует впереди. «Наваль имя его» (Шмуэль 1, 28:25); «Голиаф имя его» (Шмуэль 1, 17:4); «Шева сын Бихри имя его…» (Шмуэль 2, 20:21). Когда же в стихе говорится о  праведниках, то в начале следуют слова «и имя его», после чего следует имя собственное. «…И имя его Элькана…»; «… и имя его Ишай …»; «… и имя его Мордехай» (Эстер 2:5). Такое написание у праведников подобно тому, как написано в стихе о Всевышнем: «а имя Мое – Всевышний – не было известно им» (Шмот, 6:3). Но спрашивает Мидраш: вот ведь в стихе о Лаване приводится порядок, как у праведников: «А у Ривки брат, и имя его Лаван» (Берешит, 24:29). Отвечает Мидраш от имени раби Брехья, что Лаван (в переводе с иврита означает белый) – это было не его именем, а прозвищем, поэтому для этого стиха вопрос не уместен. Ему было дано такое прозвище за то, что он был переполнен злобой и раскален добела от ненависти ко всему, что связано со святостью Всевышнего.


http://www.beerot.ru/?p=10250