Танах рассказывает Книга Шмуэля — Судьба Ханы и история праматерей

Дата: | Автор материала: Рав Нахум Шатхин

1343

«А соперница злила ее постоянно, дабы побудить ее к молитве, потому что Г‑сподь затворил чрево ее» (Шмуэль I, 1:6).

«И сказала Сарай Авраму: “Вот, не дает мне Г-сподь родить. Войди, пожалуйста, к моей рабыне, может быть, будет у меня семя через нее”. И послушался Аврам Сарай. И взяла Сарай, жена Аврама, египтянку Агарь, свою рабыню, по прошествии десяти лет пребывания Аврама в стране Кнаан, и отдала ее своему мужу Авраму в жены» (Берешит, 16:1-3).

Говорит Рамбан, что даже после того, как Сарай, не родив в течение десяти лет, предложила мужу взять в жены Агарь, Аврам долго не соглашался. Он не спешил осуществить такой вариант, чтобы обзавестись потомством (не только от Агари, а главным образом от Сары), потому что знал, насколько тяжелыми будут последствия.

Конечно, Саре было важно, чтобы у ее мужа было потомство, и она готова была пойти на любые жертвы ради этого, даже ввести в свой дом соперницу. Но только в данном отрывке речь идет не об этом! Здесь Сара предпринимает попытку добиться от Небес возможности самостоятельно привести в этот мир потомство. Иначе как можно объяснить слова: «может быть, будет у меня семя через нее»? Разве станет Саре легче от того, что ее бывшая служанка родит ее мужу ребенка, фактически заняв ее место? Тогда о чем говорит Сара, и о каком способе приведения детей в этот мир идет здесь речь?

Введение в свой дом соперницы делалось для того, чтобы причинить себе дополнительные страдания, что должно было заставить человека молиться еще более интенсивно. Авраам, зная, какие страдания причинит Саре введение в дом соперницы, не хочет идти на это. Только когда почти против его воли Сара дает ему в жены Агарь, Авраам соглашается. И страдания не заставили себя долго ждать.

После того, как Агарь забеременела, она начинает относиться с пренебрежением к своей хозяйке. Агарь утверждает, что если Сара действительно праведница, за которую ее все принимают, то почему Всевышний не послал ей детей?! Тут же следует реакция Сары: «Сказала Сарай Авраму: “Обида моя на тебе! Я сама отдала тебе свою рабыню! А теперь, когда она увидела, что беременна, стала пренебрегать мною. Пусть рассудит Б‑г между мной и тобой!”» (Берешит, 16:5).

В чем упрекает Авраама Сара? Раши пишет: «За обиду, нанесенную мне, я возлагаю на тебя вину. Когда ты молился Всевышнему: «Г-сподь Б-г! Что Ты дашь мне? Ведь я ухожу бездетным?» (Берешит, 15:2), ты молился только о себе, а должен был молиться за нас двоих. И к тому же ты лишаешь меня своего заступничества: ты слышишь, как меня позорят, и молчишь». Но мы знаем, что тот, кто слышит, как его позорят, и молчит – это именно Авраам. Но он молчит и не отвечает, потому что Авраам знает, какие страдания сейчас переживает Сара, и что все сказанное ею, сказано в состоянии глубокой душевной боли.

Дальше, в первой главе книги Шмуэля, мы еще увидим знаменитую встречу первосвященника Эли и Ханы, когда Хана была заподозрена в том, что пришла пьяной молиться. Услышав обвинения в свой адрес, Хана отвечает первосвященнику: «Не считай рабу твою за дочь негодную, ибо от великой скорби и печали моей говорила я». Сара была неправа, но Авраам молчит, ведь он знает, что с женщинами в таком состоянии не спорят.

Ошибочность претензий Сары наши мудрецы учат из другой истории. Когда Сара была взята в дом царя Авимелеха, он был наказан проказой. Всевышний открывается Авимелеху и говорит, что он может попросить у Авраама, чтобы тот помолился за него, так как Авраам – пророк. На основании этого мудрецы утверждают: не может быть, чтобы Авраам не молился за Сару, если он готов был это сделать даже для чужого человека.

Ривка, в свою очередь, также страдала от бездетности, но в доме ее не было соперницы, и у нее не было причины усомниться в безразличии мужа к ее беде. Мидраш описывает нам то, как оба супруга представали в молитве перед Всевышним: Ицхак – в одном углу дома, Ривка – в другом. В Торе сказано, что Всевышний ответил сначала на молитву Ицхака: «И молился Ицхак Г-споду о жене своей, потому что она была бездетна; и Г-сподь выполнил просьбу его, и зачала Ривка, жена его».

Тяжелые сомнения и опасения у Ривки начинаются как раз с началом ее беременности. Она знала из пророчества, что фундаментом будущего народа Израиля станут двенадцать колен. И знала также, что, возможно, ей уготована участь стать их матерью. Но Ривка сталкивается со сложностями, ведь, проходя возле капищ идолопоклонников, она чувствовала, как пробуждался и начинал биться в утробе один плод, а возле домов учения Шема и Эвера пробуждался другой плод. Ривка сказала: «Если столько сложностей с двумя, то что же будет с двенадцатью?» Сказав так, Ривка утратила эту привилегию, и поэтому больше не рожала.

Не избежали подобных испытаний и Лея с Рахелью. Изначально Яаков планировал жениться только на Рахели, и вся его работа на Лавана была ради нее. Но Небеса распорядились иначе, и вот в его доме две жены, две сестры, две соперницы. Когда Лея какое-то время не могла родить детей Яакову, злые языки стали поговаривать, что она не настолько праведна, как кажется со стороны. Если бы она была праведницей, то не стала бы участвовать в обмане сестры. Почти то же утверждение, которое высказывала Агарь о Саре, теперь слышит Лея из уст окружающих. И поскольку Яаков не знал, что Лея сделала все это с согласия сестры, он подумывал развестись с ней.

Сказано в Коэлет (3:15): «и Б-г защищает преследуемого». У Всевышнего нет недостатка в возможностях продемонстрировать всем сомневающимся, кто праведник, а кто – нет. И Он говорит: «Разве Я позволю, чтобы была изгнана та, которая родит Яакову шестерых сыновей?» (Берешит Раба). После этого сказано: «И увидел Г-сподь, что ненавистна Лея, и дал ей потомство. А Рахель осталась бесплодной» (Берешит, 29:31). Но стоило Лее забеременеть, как тут же все становится наоборот, и теперь уже Рахель, подобно Саре, приходит к Яакову с обвинениями: «И увидела Рахель, что не рожает Яакову, и позавидовала Рахель своей сестре, и сказала Яакову: “Дай мне детей, а если нет, я умру!”». Рамбан пишет, что Рахель, сказав эти слова, действительно имела в виду, чтобы он за нее молился до тех пор, пока Всевышний не даст ей детей, во что бы то ни стало! Яаков разгневался из-за того, что от праведников не зависит, будет ли их молитва услышана и непременно исполнена. А, кроме того, Рахель прибегла к жалобам окруженной любовью женщины, чтобы напугать его своей смертью. И он разгневался и возразил ей, что не в состоянии заменить Б-га, способного дать бесплодной женщине детей, и не он виноват в том, что у нее нет детей, ведь Б-г лишил потомства именно ее, а не его. Он сказал все это, чтобы указать на ее ошибку и пристыдить. Так пишет Рамбан, но из мидраша, который передает нам содержание диалога Яакова и Рахели, выходит дополнительный смысл. Когда сказала Рахель: «Дай мне детей, а если нет, я умру», Яаков отвечает очень резко. Слова настолько жесткие, что если бы это не было написано в наших источниках, и если бы не пояснили нам мудрецы причину такого поведения Яакова, вряд ли можно было бы в это поверить: «И разгневался Яаков на Рахель, и сказал: “Разве я вместо Б-га, который лишил тебя потомства?!”» Всевышний лишил потомства тебя, а не меня, в тебе проблема, а не во мне! Сказала ему Рахель: «А разве отец твой поступал, как ты? Разве не сказано об Ицхаке, что он молился за жену свою, и что его молитва была услышана первой?» Отвечает Яаков: «У него была причина молиться, потому что у него не было детей. А у меня есть дети от Леи!» (Не правда ли, страшно читать эти строки?) Однако Рахель не уступает и приводит новый довод: «Но ведь у твоего деда Авраама был сын Ишмаэль, и он при этом молился за Сару». Ответил ей Яаков: «А ты готова сделать то, что сделала моя бабушка, для того, чтобы получить ребенка»? И что она сделала? Ввела в свой дом соперницу – Агарь! И сказано после этого: «И (Рахель) сказала: “Вот моя служанка Билха. Войди к ней. Родит она на колени мои”».

Поясняют мудрецы, что такое, на первый взгляд, жестокое поведение Яакова, было преднамеренным. Таким образом Яаков хотел заставить Рахель, окруженную любовью, молиться Всевышнему еще сильнее. И все это – несмотря на то, что Рахель уже поступила так однажды, согласившись ввести в свой дом Лею! Разве этого отказа, этих страданий было мало?! Получается, что для того, чтобы родить таких сыновей, как Йосеф и Биньямин, этого еще было недостаточно!

Но говорят наши мудрецы, что подобные ситуации очень опасны, и нельзя причинить боль другому еврею и остаться безнаказанным. О том, как была наказана Пнина, будет рассказано в следующих выпусках, а о наказании Яакова говорит тот же мидраш. «Сказал Всевышний Яакову: «Так отвечают страждущему человеку, у которого есть глубокая душевная боль? Я обещаю тебе, что наступит день, когда твои с Леей сыновья предстанут перед сыном Рахели и будут с позором выслушивать точно те же слова, что ты сейчас сказал Рахели». Яаков ответил Рахели: «разве я на месте Б-га, лишившего тебя плода». Пройдет немного времени, и уже сыновья Яакова будут стоять перед Йосефом и говорить:  «Отец перед смертью просил тебя не мстить нам за то, что мы продали тебя в Египет». (Отец такого не говорил, но это отдельная тема). Но главное, что Йосеф, отвечая братьям, произносит почти те же слова, что когда-то слышала его мать Рахель от Яакова: «не бойтесь, ибо разве я на месте Б-га».


http://www.beerot.ru/?p=12367