Адмор из Сатмара — окончание

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Лоренц

1802
Рав Йоэль Тейтельбойм из Сатмара

Адмор из Сатмара — окончание

Доброе сердце

Вопреки его особенной напористости и резкости высказываний, которых мне не хотелось бы здесь приводить, в адрес не разделявших его взглядов, сердце у адмора было доброе и мягкое. Он любил всех и помогал всем, кто в этом нуждался.

Я помню, что еще до Катастрофы в Венгрии о нем было известно, что он никогда не оставляет в своем доме денег на ночь. Все деньги пидьёнот [по традиции приносимые хасидами своему адмору] он сразу же распределял на цдаку [помощь нуждающимся]. А когда денег в кассе не было — одалживал на эти цели и брал долг на себя. Но более всего было известно, как высоко он ценил каждого мудреца Торы и старался почитать его таким, каков он есть, даже если тот имел иные мнения, и даже если тот выступал против его подходов и методов.

Жаркий спор, но в конце его — любовь

Как мне известно, даже когда он атаковал кого-то со всей резкостью, – в конце концов просил прощения.

Был у него однажды громкий спор с гаоном равом Яаковом Каменецким [из великих светочей Торы в Америке, а прежде — в Минске и Литве], – как мне кажется, по поводу организации «Агудат Исраэль». Адмор кричал так громко, что его было слышно даже с улицы. В конце спора он обратился к раву Яакову и сказал ему: «Я не хотел задеть Вас лично, не дай Б-г. Вы ведь знаете, как я Вас уважаю! Я только против Ваших взглядов, которых не разделяю!»

Рав Й. Д. Н., из важных хасидов адмора и заслуживающий доверия свидетель, рассказал мне о его встрече с гаоном равом Элияу Меиром Блохом, состоявшейся в Париже. [Раву Э. М. Блоху посвящен один из разделов этой книги, помещенный в № 95 нашего журнала]. Рав Блох приехал туда по случаю заседания Исполнительного Комитета «Агудат Исраэль», а наш ребе из Сатмара находился там по дороге в Землю Израиля.

Адмор выслушал из уст рава Элияу Меира его мнение по поводу создания Государства Израиль: это было делом Высшего Б-жественного правления, и с Высшим правлением не спорят. Мы только должны разобраться и понять, каковы наши обязанности в связи с тем фактом, что государство Израиль создано и существует.

Адмор отозвался на это с большим гневом: «Что, Государство Израиль создано посредством Высшего Б-жественного правления? Государство Израиль создано “юнгачес” – “хулиганами”!» [Примеч. автора. Точка зрения нашего учителя гаона рава Ицхака Зеева из Бриска подробно изложена в 1-м томе этой книги]. [В русском переводе – на стр. 260 и далее. Вкратце мнение рава из Бриска: он считал, что «целью сионистского движения и государства Израиль является искоренение веры из народа Израиля и превращение его в народ, подобный всем остальным народам». Что же касается успехов сионистского государства в материальной сфере и великих чудес, которыми сопровождались его войны, рав сказал так: «Невозможно и даже запрещено говорить, что эти чудеса совершены ради основателей государства, не верящих в Б-га, – ведь они не достойны того, чтобы ради них совершались чудеса. С другой стороны, нельзя также говорить, что это – дело рук Сатана, который не что иное, как один из ангелов, и действует только по поручению Святого благословенного. Истина состоит в том, что чудеса сотворены ради спасенного остатка [истинного еврейства] – тех, кто изучает Тору и исполняет заповеди, – ради того, чтобы исполнилось сказанное: “Не забудется ]Тора] в устах потомства его” (Дварим, 31:21), чтобы они могли передать Тору дальше, и через них Тора продолжала бы пребывать в народе Израиля»].

Сразу после своих слов адмор успокоил рава Элияу Меира, попросил у него прощения, и вновь и вновь подчеркнул, что не намеревался задеть его лично, и что он уважает и ценит свет Торы, исходящий из стен ешивы рава Элияу Меира в Кливленде, где прежде не было Торы. Он только не согласен с мнением рава по вопросу о создании Государства Израиль.

Любовь к народу Израиля

Дело это было широко известно в свое время в Соединенных Штатах, и наш учитель, гаон рав Элазар Менахем Ман Шах упомянул его в своей траурной речи – эспеде — по адмору из Сатмара.

Один еврей пришел к нашему адмору, и рассказал, что его жена тяжело больна, и у детей его врожденные пороки развития; в связи с этим у него большие расходы на врачей и т. д., которые он не в состоянии нести. Адмор выслушал его со слезами на глазах, собрал все деньги, какие были у него в кассе, и отдал тому еврею. Не удовлетворившись этим, ребе попросил свою жену одолжить ему все деньги, которые у нее были, и попросил также взаймы у людей, находившихся в это время в его доме.

Когда к нему пришел главный габай [ответственный за порядки в доме ребе] рав Йоселе Ашкенази и услышал обо всем этом, он сказал адмору: «Этот человек обманул Вас! Он – известный жулик! Его жена совершенно здорова, дети здоровы, и у них все есть…»

Когда адмор услышал эти слова, печаль на лице его сменилась великой радостью, и он сказал: «Ой, как я рад, что его жена и дети здоровы! Вы не представляете себе, как я переживал, услышав от него, что они так больны…»

Дать так, чтобы радость была полная

История с отцом взрослых дочерей, одна из которых была помолвлена, но у него не было денег на приданое, о котором он обязался. Приближалось время свадьбы, и сторона жениха угрожала отменой договоренности. Этот еврей, в подавленном состоянии, пришел к адмору и излил перед ним, со слезами, свое горе. «Сколько денег Вам недостает, чтобы решить вопрос с приданым?» – спросил адмор. Тот отец подумал и назвал цифру – тридцать тысяч долларов, что составляло в те времена огромную сумму. Адмор поторопился дать ему двадцать девять тысяч. Отец поблагодарил его прочувствованными словами и сказал: «Я пришел попросить у ребе только благословения, – и вот, в считаные минуты получаю помощь и спасение!»

Приближенные адмора удивились всему этому и спросили: «Если рав дал такую большую сумму, то почему же он недодал последнюю тысячу?»

Ответил им адмор: «Я знаю души людей. Если бы я дал все, что он просил, то он не был бы так рад, как это мы с вами видели, а сожалел бы, что не попросил больше… Я хотел, чтобы радость его была полной!»

Сочувствует горю

Случилось однажды, что при публичном чтении Торы в свитке обнаружилась несомненная ошибка, делающая его негодным [для публичного чтения с благословением; для этого достаточно одной неправильной буквы]. Адмор, однако, раз за разом внимательно всматривался в это место, изображая сомнение. Один из распорядителей синагоги, стоявший рядом с ним, спросил: «Разве есть с этим какой-то вопрос?» Ответил ему наш учитель: «Софер [переписчик], писавший этот свиток Торы, находится здесь в зале, и ему наверняка будет тяжело и неприятно от того, что нашлась ошибка. И потому я делаю вид, что сомневаюсь, – чтобы не причинять ему боль и смущение».

У кого получать благословение?

Когда наш учитель уезжал из Земли Израиля в США, один еврей обратился к нему с вопросом: что делать, если наступит, не дай Б-г, время бедствия и надо будет искать спасения и помощи, – к кому идти тогда и кому подавать квитл [записку с просьбой]? Ответил ему ребе: надо будет прийти в Дом учения во время утренней молитвы и всмотреться в евреев, обнажающих руку для наложения тфилин. И тогда, если увидишь у кого-то на руке номер, выжженный в Освенциме или другом концлагере, – будешь знать, что это – праведник, к которому надо обращаться за благословением и помощью.

Не приписывай себе праведности!

Следующую историю рассказывает адмор из Вижниц-Монси.

«Я слышал от старцев, приближенных к автору книги “Аават Исраэль” из Вижниц [к раву Исраэлю Агеру, отцу адмора рава Хаима Меира; р. Хаиму Меиру был посвящен один из разделов данной книги, см. выше], что однажды рав Исраэль изложил адмору из Сатмара объяснение автора книги «Кдушат Леви» [святого рава Леви Ицхака] из Бердичева слов молитвы Мусаф на Рош а-Шана: “Ибо помнишь все забытое Ты вовеки”. Рав Леви Ицхак сказал: «Всевышний помнит все, что человек забывает, будь то исполненные заповеди или грехи. То есть если человек исполняет заповедь и гордится этим, то Святой благословенный как бы “забывает” о ней, – и наоборот: если человек совершает грех и помнит об этом, и знает, что нужно исправить содеянное, – тогда Всевышний “забывает” о его грехе. Но это не так, если человек исполняет заповедь и сразу забывает об этом, и не гордится ею, поскольку знает, что сколько он ни сделает, это не исчерпает его обязанностей, – тогда Всевышний помнит о его заповеди».

В ответ адмор из Сатмара сказал, что на основании этого можно объяснить слова исповеди, произносимой по окончании отделения десятин от плодов [раз в несколько лет] (Дварим, 26:13): “Не преступил я заповедей Твоих и не забыл я”. Кажется непонятным: что это за исповедь? Ведь исповедь следует говорить, когда сделано что-нибудь плохое, тогда как здесь не идет речь о грехах, а только о делах хороших: “[совершил] сполна по повелению Твоему, которое Ты заповедал мне” (там, 26:13)! Но признание относится напрямую к словам “…и не забыл я”! Действительно, я сделал лишь хорошее, но не забыл об этом, – хотя, сделав хорошее, следует тут же об этом забыть и не считать себя “большим человеком”».

Искусство управления

В беседе об обычаях в наши дни адмор сказал, что тот, кто удостоился управлять общиной в народе Израиля, нуждается в большой помощи с Небес и должен быть наделен особыми способностями. Есть люди, великие в Торе и праведные, но при всем этом у них нет силы быть руководителями. Недостаточно того, чтобы человек был велик в Торе или вел себя по нормам благочестия; он также должен уметь управлять общиной.

И так писал «большой орел» [прозвище Рамбама, источник которого – пророк Йехезкель, 17:3] в «Мишне Тора» (Илхот Санедрин, 24:2): «И когда стало много судов, не достойных [доверия], и даже когда судьи достойны были делами своими, но не познаниями и разумением, – согласились большинство судов в Израиле не перекладывать обязанность клятвы [на другую сторону судебного спора], но только при наличии ясных оснований к этому». Сказал адмор: «Из этого мы видим, что бывают достойные делами своими, но не познаниями в должной мере. Для руководства общиной нужны люди, достойные делами и знающие».

«Каждый день» – это и есть «постоянно»

Один человек пришел к адмору и рассказал о своей беде. Он хочет осуществить сказанное в стихе (Теилим, 51:5): «И мой грех предо мною всегда» и не позволяет себе отвлечься от мысли о своих грехах, – но вот беда: все это почти сводит его с ума, так как нет у него сил все время думать о грехах…

Наш учитель ответил ему с великой мудростью: «Мы знаем, что в Храме каждый день приносили жертву тамид – “постоянную”. Сколько времени занимало это приношение? Один час, – и все-таки эта жертва называется “постоянной”, поскольку приносилась каждый день. То же самое и с грехами: нужно установить на все дни какое-то постоянное время для размышлений о грехах, и тем самым будет исполнено сказанное в стихе: “И мой грех предо мною всегда”; думать же о грехах в течение всего дня не нужно».

«Если ты радуешь моих…»

Однажды к адмору в Вильямсбург приехал человек из Среднего Запада Соединенных Штатов. Это был человек состоятельный, щедро помогавший многим учреждениям Торы и благотворительным организациям. Но чем больше разрасталась его собственная семья, тем больше увеличивались обязательства перед детьми и внуками, учившимися в колелях в США и в Израиле и зависевшими от его помощи.

Учреждения Торы обращались к нему из года в год в надежде получить суммы, которые он привык им жертвовать каждый год.

— Что же мне делать? Мне очень жаль, но из-за растущих обязательств перед членами моего семейства я не вижу возможности жертвовать всем, кому я помогал, как прежде!

– Подайте мне Пятикнижие, – велел ему адмор, и тот подал.

Адмор показал ему стих Дварим (16:11) и попросил прочесть его громко вслух; там говорится о радости в три ежегодных праздника Восхождения [Песах, Шавуот и Суккот].

«И будешь радоваться перед Г-сподом, Б-гом твоим, – ты, и сын твой, и дочь твоя, и раб твой, и рабыня твоя, и левит, который во вратах твоих, и пришелец, и сирота, и вдова, которые в среде твоей», – прочитал тот человек громким голосом.

Ребе вновь указал на этот стих и сказал ему:

— Сосчитайте, сколько здесь было названо людей, которым Тора повелевает доставить радость. Тот человек посчитал и ответил: «Восемь» (сын, дочь, раб, рабыня, левит, пришелец, сирота и вдова).

– Вы ошибаетесь, – сказал адмор. — Считайте заново!

Тот человек, смущенный, начал считать заново – медленно-медленно, и пришел опять к тому же – восемь.

– А теперь прочитайте комментарий Раши, посмотрите на его подсчет, и сделайте важный вывод.

Удивленные глаза посетителя пробежали по тексту Раши, пока тот пытался понять, чего же хочет от него в конце концов адмор.

– Пишет Раши: «И левит… и пришелец, и сирота, и вдова – четверо “Моих” против четверых “твоих” – сына твоего, дочери твоей, раба твоего и рабыни твоей. Если ты радуешь “Моих”, – Я радую “твоих”».

Ребе добавил:

— Из сказанного Раши мы учим, что человечество делится на две группы: одна – это «наши», а другая – «Всевышнего». Он обещает нам, что если мы позаботимся о тех, которые «Его», то Он позаботится о «наших». Таким должен быть ваш подход: если Вы поможете другим, то Всевышний поможет Вам – Вашему сыну и Вашей дочери.

Быть может, все – лишь подражание…

На праздничной трапезе Пурима у адмора за его столом был один талантливый шутник, который, в добром расположении духа от выпитого вина, принялся копировать ребе – его молитвы и речи перед слушателями, и все это – с интонациями голоса, движениями и прочими приметными чертами, включая плач и вздохи, всегда исходившие из уст ребе в моменты воодушевления и бурных переживаний в его святом служении.

Подражание было совершеннейшим, общество было растрогано и получало истинное удовольствие. Но адмор вдруг разразился плачем и сказал: «Когда я вижу, что можно молиться и говорить перед людьми в точности как я путем подражания, у меня возникает подозрение, что, быть может, я и сам иногда такой – сам себе подражаю…»

Перевод – рав Пинхас Перлов


http://www.beerot.ru/?p=41500