Рав Дов Бериш Вайденфельд из Чебина — Глава четвертая

Дата: | Автор материала: Рав Шломо Лоренц

1350

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ. «ПУТЬ ЖИЗНИ ПОСТИГАЮЩЕГО – ВВЫСЬ» (Мишлей, 15:24)

Часть 1

Вот как, по словам Рамбама, должен вести себя в жизни мудрец Торы («Илхот Йесодей Тора», 5:11): «Он должен говорить с людьми мягко и дружелюбно, сочувствовать им и понимать их [как сказано, например, в Ктубот (17а): “Если ближний сделал неудачную покупку – похвали ее перед ним”]. Он должен принимать людей приветливо… не трапезничать много с невеждами в Торе и не сидеть с ними. Всегда должны его видеть лишь занимающимся Торой… Он не должен слишком отдаляться и пребывать в одиночестве, и тогда все будут восхвалять и любить его, и возжаждут дел его. И так он восславит Имя Всевышнего. Именно о нем сказало Писание: “И сказал мне: ты – раб мой, Израиль, ибо тобою прославлюсь” (Йешаяу, 49:3)».

Рав Дов Бериш нашел, что Рамбам исходил из трактовки нашими мудрецами (Менахот, 98а) стиха Писания (Млахим 1, 8:8): «А шесты [Ковчега Завета] были так длинны, что концы шестов видны были из Святилища, что перед Святая Святых [из-за завесы, отделяющей Святилище от Святая Святых], но не показывались наружу [сами по себе]». Мудрецы сказали: «Быть может, они не касались завесы? Однако сказано: видны были. Но если были видны, то, быть может, они проходили сквозь завесу наружу? Однако сказано: но не показывались наружу. Как это может быть? Подпирали [изнутри] завесу и выступали, как женские груди».

С одной стороны – «не показывались наружу». Шесты Ковчега символизируют «несущих Тору», то есть мудрецов, которые отделены от общества. А с другой стороны – «были видны»: присутствие их и влияние должны ощущаться в широкой среде, соответственно сказанному: «Подпирали… и выступали». Хотя сами они и отделены от всего общества завесой, влияние их ощутимо: «Не отдалится [мудрец] и не будет в одиночестве».

Рав из Чебина часто повторял: «Когда мы изучаем новые открытия в Торе, сделанные раби Акивой Эйгером, и видим его величие в ней, это должно воздействовать на нас, как самая лучшая книга мусара [учения об исправлении и совершенствовании душевных качеств]».

Тора благодеяния

Терпение рава Дова Бериша было чем-то нарицательным. Рав Авраам Йосеф Лейзерзон рассказывал, что один нищий подходил, бывало, к нему и пел перед ним… гимн Советского Союза, громким голосом и с жестикуляцией. Рав из Чебина терпеливо слушал его, благодарил и присоединял к благодарности хорошее подаяние. Такое благородное поведение рава в отношении просящего подаяние производило сильное впечатление на молившихся в синагоге.

Всех приходящих к нему посетителей рав из Чебина принимал приветливо, даже если кто-то из них задерживался у него больше принятого.

Был один еврей, который подолгу произносил перед равом из Чебина целые «лекции» по Торе, и тот терпеливо выслушивал их, не прерывая. Когда его спросили, почему он не жалеет своего драгоценного времени, он спросил в ответ: «Но разве это не есть милосердие?»

Он говорил: «”Дочь свою отдал я этому человеку” (Дварим, 22:16). Первое условие пришидухе [сватовстве] – чтобы жених был достоин звания “человека” [а-менш]».

Один хозяин мясной лавки был постоянным участником уроков рава Дова Бериша, но с ним была проблема: его одежда издавала такой запах, что рав из Чебина не мог находиться рядом с ним – его буквально тошнило, и он почти заболел.

На одном из уроков рав попытался тонко намекнуть лавочнику, что ради чести Торы следовало бы снимать рабочую одежду перед тем, как приходить на урок, но тот не понял намека…

Несмотря на все свои страдания, наш учитель никоим образом не согласился на то, чтобы сделать мяснику замечание, и предпочел отменить урок.

Однажды кто-то из домочадцев подал ему стакан чая. Ложечка не была хорошо вымыта, и рав из Чебина, человек очень чувствительный, не мог пить. Что же он сделал? Спрятал ложечку себе в рукав, вышел как будто для того, чтобы помыть руки, и быстро помыл ложечку…

Благородство души – даже по отношению к вору

Рассказывает ученик рава Дова Бериша, рав Мордехай Моншейн: «Один сборщик подаяний, пришедший в Чебин, украл пару тфилин у ученика ешивы. Услышав об этом, рав из Чебина дал мне деньги и велел, чтобы я вместе с еще одним человеком отправился вдогонку за тем вором. Догнав, мы должны обратиться к нему мягкими словами и сказать, что он наверняка взял тфилин по ошибке, и мы пришли взять их назад. И поскольку он нуждается в деньгах, чтобы купить себе тфилин, мы даем ему требуемую сумму.

Наш учитель строжайше предупредил нас, чтобы мы ничего не убавляли и не прибавляли к этому от себя. Мы сделали все, как он нам велел: догнали того человека и сказали ему все, что приказал говорить наш рав.

По правде говоря, нам нелегко было исполнить желание рава из Чебина и разговаривать с тем вором учтиво, так как мы кипели гневом из-за наглости, доведшей его до кражи тфилин, и нам хотелось расправиться с ним. Однако мы сдержались и исполнили волю рава».

Помощь бедной невесте – вопреки всему

Рассказывает гаон рав Йосеф Цейнойрет: «Однажды мой отец пошел с одним из ответственных за помощь бедным в Иерусалиме собирать пожертвования для бедного жениха. Спустя короткое время после начала этой работы тот габай сказал отцу, что не желает продолжать. Отец удивился, и габай в ответ объяснил это так: “В последнем доме, в котором мы были, хозяин сидел на стуле с тремя ножками, а вместо четвертой был подставлен чемодан – и хозяин объяснял, что у него нет денег починить этот стул. А в доме жениха, для которого мы собираем деньги, я видел новый шкаф… Не желаю брать деньги у неимущих на излишества!”

Услышав это, мой отец предложил пойти к раву из Чебина посоветоваться. Рассказывает тот габай: “Когда я вошел к раву из Чебина, он спросил меня: что такое выкуп пленных? Собирают деньги у милосердных евреев и отдают их властителю, чтобы он освободил пленного, и властитель тратит эти деньги на пустые удовольствия этого мира. Разве из-за этого мы не будем выкупать пленных?.. Так и в делах, связанных с помощью нуждающимся. Нельзя заставлять страдать родителей, которые не могут женить своих детей после того, как были вынуждены пообещать большое приданое, чтобы только сватовство состоялось! Ведь это – в точности как выкуп пленных!”»

Признательность за добро

Во время Второй Мировой Войны, когда рав Дов Бериш находился в СССР в ссылке, еврей по имени Яаков Оренштейн послал ему посылку с продуктами. Наш учитель пытался разыскать его, но тщетно.

Он, однако, не остановился на этом, и через шесть лет после войны, узнав адрес того еврея, послал ему в Лондон письмо с благодарностью.

Гаон рав Йехезкель Сарна, глава ешивы Хеврон, в своей речи, посвященной памяти нашего рава из Чебина, передал рассказ известного профессора Рахмилевича, лечащего врача нашего учителя, о том, что, даже будучи в агонии, рав из Чебина временами изо всех сил старался выразить ему благодарность за его приход. Таким в нем было качество благодарности за добро.

Боль от страданий народа Израиля

Рав Дов Бериш тяжело переживал страдания как всего народа Израиля, так и каждого еврея в отдельности. Он часто повторял слова гаона рава Боруха Френкеля, автора книги «Борух Таам»: «Какая у меня может быть радость, когда у городского сапожника болен ребенок?»

Один из приближенных к раву из Чебина рассказывал, что не раз видел его в моменты, когда к нему приходили люди с разбитым сердцем. Он сидел с ними, выслушивал рассказы об их горестях, и даже плакал вместе с ними об их горькой доле.

Домочадцы рава знали об этом и старались не рассказывать ему о разных печальных случаях. Когда все же приходилось рассказать ему о каком-то несчастье, делали это с большой осторожностью. По свидетельству гаона рава Реувена Кришевского, когда раву из Чебина сообщили о болезни гаона рава Хаима Зеэва Финкеля, машгиаха [духовного наставника] ешивы Мир, он был очень взволнован и схватился обеими руками за крышку стола, чтобы скрыть это.

Однажды его попросили высказать мнение в связи с одним делом о разводе, очень запутанном из-за глубоких разногласий сторон. Это дело так взволновало рава Дова Бериша, что вызвало у него сердечный приступ, и он был вынужден отказаться от него.

Когда он получил горькое известие о смерти жены, он, скорбя и печалясь о ней, беспокоился в то же время о слабой и болезненной женщине, лежавшей рядом с умершей в больнице, и спрашивал, не слишком ли она взволнована из-за смерти соседки.

Продолжение следует

Перевод – рав П. Перлов


http://www.beerot.ru/?p=26178