«Кто за Б-га – ко мне!» — Глава 22 — Призыв к отделению — Часть 1

Дата: | Автор материала: Рабанит Хава Крускаль

1213

Редакция «Беерот Ицхак» благодарит правнучку рава Шимшона Рафаэля Гирша рабанит Хаву Крускаль за право переводить ее книгу на русский язык и неоценимую материальную поддержку.

Все права на данный материал защищены! Редакция «Беерот Ицхак» не дает права на перепечатку либо копирование данного материала в любой форме, кроме как с разрешения рабанит Хавы Крускаль.

Данная книга основана на реальных исторических фактах и написана в оригинальной форме ради удобства восприятия материала читателем.

Глава 22. Призыв к отделению

Новые веяния появляются в западной части Европы. Речь идет о свободе вероисповедания и равенстве для всех граждан страны. Новая эпоха справедливости и демократии призывает дать каждому человеку право выбирать ту религию, которая ему по душе. Начался период отделения религии от государства. До сих пор христианская церковь обладала почти беспредельной властью в стране, и закон обязывал каждого гражданина быть причисленным к церкви по месту жительства. Евреи также были обязаны принадлежать к официальной государственной еврейской организации. Эта организация, под названием «Всеобщая еврейская община», управляла всей еврейской жизнью и всеми еврейскими учреждениями в каждом населенном пункте. Она находилась под властью реформистов, и те пользовались силой государства, чтобы заставить Б-гобоязненных евреев платить им налоги. Таким образом, евреи, преданные Торе, были вынуждены поддерживать реформистские учреждения, которые представляли собой общество восстающих против Творца и Его Торы.

Рав Гирш в течение многих лет предпринимал огромные усилия, чтобы отменить принудительную принадлежность к общине, чье поведение противоречило его вере. Он удостоился особой помощи Свыше в том, что немецкие власти сами страстно желали ослабить силу влияния церкви. Канцлер Германии Бисмарк вел борьбу с церковью до тех пор, пока в 1873 г. правительство Пруссии не приняло «Закон об отделении», который даровал каждому христианину право отделиться от принадлежности к церкви. Теперь гражданам была дана возможность выбрать религию по своему желанию. Однако евреи не получили такого права. Евреи все еще вынуждены были принадлежать к всеобщей официальной общине, которой за последние несколько десятков лет целиком овладели реформисты. Право отделиться от общины еврей имел лишь в случае, когда абсолютно разрывал связь с иудаизмом, и тогда в глазах немецкого закона он считался неевреем.

В этот период рав Гирш, который много ходатайствовал за права евреев, стал ездить из Франкфурта в столицу, Берлин, чтобы представить истинное еврейское мировоззрение в правительственных учреждениях и в прусском парламенте. Каждая такая поездка означала тяжелую дорогу – целый день в одну сторону – и требовала затраты немалых усилий. Однако это не помешало раву Гиршу съездить туда двадцать семь раз за четыре года!

Рав Гирш обосновывал свои требования в парламенте таким образом, чтобы и неевреи могли их понять. Он говорил, что заставлять человека оставаться в религиозной организации против его желания противоречит правилам свободы совести и человеческой справедливости. Он объяснял, что настоящий иудаизм и реформизм гораздо более резко отличаются один от другого, чем различные течения в христианстве. Если закон позволяет христианину отделиться от католической церкви, то следует даровать это право и еврею, чтобы он мог отделиться от официальной еврейской общины, не теряя своих прав как еврея.

Рав Гирш получил дополнительно большую поддержку Свыше. Одним из делегатов прусского парламента в те годы был светский еврей по фамилии Лескер. Он был прекрасным юристом и талантливым оратором. Несмотря на свои дружеские отношения с реформистами, в том числе и с директором реформистской школы «Филантропин», именно он в итоге добился установления «Закона об отделении» и для евреев. Разумеется, Лескер боролся за иудаизм не из большой любви к нему. Дело в том, что, по его представлению, реформисты преследовали религиозных евреев, а на это совесть не позволяла ему согласиться. Кроме того, Лескер восхищался лично равом Гиршем и был готов воевать ради него. Он оказывал поддержку раву Гиршу, и твердо решил добиться того, чтобы «Закон об отделении» действовал и для евреев.

В конце 1876 года длительная и тяжелая борьба, которую вел рав Гирш, успешно завершилась. Евреям был дан «Закон об отделении», который рав Гирш назвал «Законом об Избавлении».

С принятием закона реформисты мгновенно поняли, что им угрожает опасность потерять контроль над преданной Торе общиной. Поэтому они выдвинули предложение создать отдельные учреждения для верного Торе еврейства под их эгидой – то, что прежде они решительно запрещали.

***

Осенний день, середина месяца Элул. Члены «Кааль Эдат Йешурун» с удивлением и любопытством следили за своим равом, который, закончив утреннюю молитву, достал из кармана лист бумаги. Он вышел из молитвенного зала в прихожую и прикрепил лист на доску объявлений. Объявление, написанное равом, предназначалось членам его общины, и гласило:

«После того как вступил в действие новый закон, и правительство более не принуждает евреев быть членами “Всеобщей еврейской общины”, абсолютно запрещено оставаться по желанию членом этого общества, восстающего против Всевышнего, даже если речь идет лишь о выплате налогов, и не более.

В соответствии с законом Торы, каждый еврей должен реализовать свое право отделиться от реформистов, как позволяет новый государственный закон. Это отделение – выполнение заповеди отдалиться от вероотступничества.

Преданность нашей общине, “Кеилат Эдат Йешурун”, синагоге и всем нашим учреждениям ни в коем случае не освобождает никого от обязанности отделиться от “Всеобщей еврейской общины”».

Члены общины перечитывали алахическое постановление, которое написал их рав, и не могли понять: какой смысл отделяться от реформистов после того, что они сами предложили создать отдельные учреждения для Б-гобоязненных евреев?

Однако рав Гирш был абсолютно уверен, что остаться по желанию в организации, принадлежащей реформистам, – означает признать реформизм в качестве правомерного течения в иудаизме и поддерживать организацию, восстающую против Творца и против власти Торы над еврейским народом.

Увы, члены общины не решались выполнить волю рава Гирша. Им было очень тяжело. Франкфуртская еврейская община существовала без перерыва более девятисот лет, и франкфуртцы очень гордились этим. Несмотря на всю боль от того, что общиной стали руководить реформисты, религиозные евреи все же ощущали, что они не могут отделиться и прекратить всякую связь с всеобщей общиной, которая в глазах немецкого правительства представляла всех евреев.

– Именно наша община – «Кааль Эдат Йешурун» – является настоящим продолжением великой общины наших предков во Франкфурте! – говорил рав Гирш членам своей общины, – Реформисты претендуют на то, чтобы быть представителями святой франкфуртской общины, существующей здесь многие поколения. Но на самом деле это не мы отделяемся от древней общины, а они! Они сбросили с себя иго Царя царей, и тем самым отсекли себя от общины!

– А как же мир? Ведь отделение вредит мирным отношениям с нашими заблуждающимися братьями! – возражали некоторые члены общины рава Гирша.

– Отделение не противоречит принципу мирных отношений, – продолжал объяснять своей пастве руководитель общины с характерной для него последовательностью, – Сказано в Торе: «Истину и мир любит [Всевышний]» (Захарья, 8:19). Истина всегда на первом месте, и нельзя идти на уступки за ее счет. Настоящий мир придет по ее следам и будет ее результатом. Каждый заблуждающийся еврей – это «плененный ребенок», и мы должны стараться приблизить его к себе и судить о нем, оправдывая его. Но это не относится к общине, восстающей против Творца. Это – организованное вероотступничество. Такую общину абсолютно запрещено поддерживать, и у нее нет права на существование в народе Израиля.

Члены «Кааль Эдат Йешурун», которые отделялись от «Всеобщей общины», оказывались в стесненном положении и с финансовой точки зрения. Были среди них такие, чьи магазины бойкотировались, и они терпели убытки. Это было дополнительной причиной того, что значительная часть общины не приняла алахическое постановление своего рава.

Кроме того, отделение от «Всеобщей еврейской общины» было связано еще и с большим моральным неудобством. Человек должен были прийти в суд и заявить, что отделяется от общины по велению совести. Через шесть недель после этого он был обязан вновь появиться перед судьей и подтвердить свое заявление. Люди чувствовали себя очень неловко из-за этой обязанности и из-за того, что все это делалось публично. Через несколько лет после смерти рава Гирша «Закон об отделении» был изменен, и франкфуртским евреям было разрешено отделиться, подав заявку об этом в письменном виде, и не нужно было лично являться в суд. И тогда более 80 процентов общины рава Гирша, насчитывавшей на тот момент около тысячи семей, действительно прервали связь с «Всеобщей еврейской общиной» и остались лишь членами «Кааль Эдат Йешурун».

– А что будем делать с кладбищем? – спрашивали друг друга колеблющиеся, – Ведь отделиться от всеобщей общины означает потерять право быть похороненным на старинном кладбище, на котором хоронили наших отцов и дедов – уже сотни лет! – с болью говорили они.

И действительно, комитет реформистской общины объявил, что откажется хоронить на старом кладбище, находившемся под контролем реформистов, тех, кто принадлежал к семьям, отделившимся от «Всеобщей еврейской общины». Тогда рав Гирш и его люди стали добиваться создания отдельного кладбища для своей общины.

Сказано, что те, кто соблюдают заповедь, не будут знать плохого. И на самом деле, на протяжении целого года – от заявления реформистского комитета до открытия нового кладбища общины «Кааль Эдат Йешурун» – Всевышний даровал преданным Ему людям особую милость: ни один из членов общины не умер за это время! Это было настоящим чудом.

Продолжение следует…

Перевод – Г. Л. Шухман


http://www.beerot.ru/?p=12020