«Кто за Б-га – ко мне!» — Глава 22 — Призыв к отделению — Часть 2

Дата: | Автор материала: Рабанит Хава Крускаль

1469

Редакция «Беерот Ицхак» благодарит правнучку рава Шимшона Рафаэля Гирша рабанит Хаву Крускаль за право переводить ее книгу на русский язык и неоценимую материальную поддержку.

Все права на данный материал защищены! Редакция «Беерот Ицхак» не дает права на перепечатку либо копирование данного материала в любой форме, кроме как с разрешения рабанит Хавы Крускаль.

Данная книга основана на реальных исторических фактах и написана в оригинальной форме ради удобства восприятия материала читателем.

Глава 22. Призыв к отделению (продолжение)

В своих речах в синагоге рав Гирш призывал членов общины реализовать свое законное право, данное им, и отделиться от «Всеобщей еврейской общины». В одной из речей он обратился лично к уважаемым людям общины – членам попечительского совета «Кааль Эдат Йешурун» – с просьбой показать пример другим и реализовать свое право отделения от «Всеобщей еврейской общины». Тем не менее, лишь некоторая часть из членов комитета сделала это.

Нужно отметить, однако, что даже те члены общины рава Гирша, которые продолжали колебаться и не отделились официально от «Всеобщей общины», видели себя неотъемлемой частью «Кааль Эдат Йешурун», и остались преданными раву Гиршу и его учению.

Рав же был тяжело и горько разочарован в тех преданных ему людях, которые не отделились от реформистов.

Еще один удар рав Гирш получил, когда в дело вмешался один из величайших немецких раввинов – рав Ицхак Дов а-Леви Бамбергер, главный раввин города Вюрцбурга. Рав Бамбергер приехал во Франкфурт по просьбе тех, кто ратовал за отделение, поскольку на протяжении многих лет, и даже в тот самый год, он сам выступал за отделение и писал, что строжайше запрещается принадлежать к всеобщей реформистской общине. Сторонники отделения надеялись, что рав Бамбергер укрепит позицию рава Гирша в глазах тех, кто еще не решался на этот шаг. Однако на деле получилось так, что он приехал на встречу с противниками отделения. Они убедили рава Бамбергера согласиться с их мнением – ведь если реформисты дадут разрешение создать религиозные учреждения под началом преданных Торе евреев, и при этом совершенно не будут вмешиваться в их деятельность, а также освободят их от уплаты налогов, идущих на реформистские заведения – религиозные евреи не будут обязаны отделяться. Рав Бамбергер поддержал мнение, что в таком случае не будет обязанности отделяться от реформистов, но написал однозначно, что он выражает свое согласие лишь при условии, что реформисты предоставят имеющие законную силу гарантии, которые на самом деле будут приняты, и введут в действие эти уступки наиболее совершенным образом, без упущения даже самых маленьких деталей.

Рав Бамбергер опубликовал свое постановление и покинул Франкфурт. Его вмешательство и опубликованное им алахическое постановление вызвали среди немецких евреев огромную бурю, последствия которой остались на многие поколения. Потомки рава Бамбергера свидетельствовали, что он вовсе не отказался от своих предыдущих постановлений по поводу обязанности отделиться от реформистской общины в случае, если не будут реализованы гарантии, которых он требовал. Кроме того, рав Бамбергер не считал, что запрещается отделяться от реформистов даже в случае, если все условия будут выполнены. Он имел в виду, что тогда нет обязанностиотделяться. Однако противники отделения в том и последующих поколениях оправдывали свой путь тем, что они следуют постановлению рава Бамбергера, несмотря на то, что четкие условия, выставленные им, были выполнены лишь частично.

Рав Гирш отреагировал на постановление рава Бамбергера очень резко. В своем письме к нему он задавал вопрос: «Как можно спорить с главным раввином всей диаспоры, Хатам Софером, который постановил, что есть обязанность абсолютно отделиться от них [реформистов]?»

Рав Гирш вел борьбу за реализацию «Закона об отделении» не для того, чтобы соблюдающие заповеди евреи получили какую-то выгоду от своих преследователей-реформистов, а потому, что считал, что Тора обязывает к этому. По его мнению, каждая еврейская община – это народ Израиля в миниатюре. Признание «Всеобщей еврейской общины», которая сбросила с себя бремя Торы, означает поддержку бунта против Союза, который Всевышний заключил с нами на горе Синай – что мы будем Ему народом Торы. Поэтому сообщество евреев, которое не принимает на себя власть Торы, не может считаться общиной из народа Израиля, и нам следует относиться к ним так же, как относятся к саддукеям и караимам.

Именно по этой причине рав Гирш с большим недовольством смотрел на то небольшое количество религиозных евреев, который создали для себя общину при поддержке и покровительстве реформистов. Эти евреи не только не отделились от «Всеобщей еврейской общины», но и более того – их община была одним из официальных институтов организации, контролируемой реформистами. Они не понимали, что реформисты пользовались ими, как свинья – раздвоенными копытами, которые она выставляет на виду, чтобы доказать свою кошерность. Рав Гирш считал, что они являются пособниками реформистов, которые желают превратить народ Торы в народ, ничем не отличающийся от других.

Рав Гирш объяснил свое мнение так: поскольку реформистские лидеры считают, что евреи имеют право прокладывать себе путь, как обычный народ, и не принимают власть Всевышнего над народом, то их община подобна «храму идолопоклонников». Создание общины соблюдающих Тору евреев, как части реформистской общины, подобно «мезузе, установленной на косяке храма идолопоклонников». Для рава Гирша община религиозных евреев, находящаяся в рамках еврейской организации, которая не подчиняется власти Торы, являлась причиной горьких слез на многие поколения. Он говорил, что эти евреи своими действиями «задерживают приход Избавления». Его внук, рав Ицхак Бройер, объяснил эти слова в своих трудах:

«Избавление (геула) было обещано народу Израиля в качестве исполнения Союза между Всевышним и Его народом. Поэтому Всевышний спасет в будущем лишь Его народ, и если мы не осознаем, что мы – Его народ, Его подданные, то этим задерживаем Избавление».

Годами позднее рав Эльханан Вассерман писал в своем письме, что слышал от великого Хафец Хаима такие слова: «Рав Гирш поступил очень хорошо, отделившись от реформистов, тем самым он спас остаток народа Израиля в своей стране».

По примеру общины рава Гирша, которая, как было сказано выше, со временем в абсолютном большинстве отделилась от реформистов, во многих немецких городах (среди которых Берлин, Майнц, Дармштадт) были созданы значительные общины, не имеющие связи с реформистами.

Несмотря на свои непоколебимые убеждения, для их внедрения в жизнь рав Гирш пользовался достойными способами, не унижая соперников. Он наставлял и других раввинов, которые пошли по его следам и создали отдельные общины, вести себя достойно – так же, как он сам. Например, вот что он писал раввину такой общины в Страсбурге (Франция): «По закону я мог был объявить в своей общине, что шхитадругих общин – некошерна, и тот, кто ее ест – ест трефное мясо. Но я никогда не говорил подобных вещей. Все, что я сделал – создал с помощью членов своей общины бойню и мясной магазин, где шхита проходит по всем правилам, без тени сомнения, и после этого объявил: “Тот, кто хочет со спокойной совестью есть мясо – пусть покупает мясо нашей шхиты…”». «Не обращайте ни малейшего внимания на другие общины, – добавил рав Гирш в письме, – делайте лишь то, что может усилить святые слова Творца в Вашей общине. И Всевышний будет с Вами и приведет к успеху все, что Вы будете делать ради славы Небес».

Перевод – Л. Г. Шухман


http://www.beerot.ru/?p=13531